Уголовное право. Особенная часть (главы I-X)

Понятие, задачи и значение Особенной части уголовного права


Как уже отмечалось в Курсе лекций по Общей части уголовного права, уголовное право — это отрасль права (наряду с конституционным, гражданским и другими отраслями), объединяющая правовые нормы, которые устанавливают, какие деяния являются преступлениями и какие наказания, а также иные меры уголовно-правового воздействия применяются к лицам, их совершившим, определяют основания уголовной ответственности и освобождения от уголовной ответственности и наказания. Уголовное право состоит из Общей и Особенной частей. В нормах Общей части уголовного права регламентируются вопросы, относящиеся к основным понятиям и институтам уголовного права: уголовному закону, преступлению и наказанию, освобождению от уголовной ответственности и наказания. Именно в этих нормах предусматриваются общие принципы уголовного права, институты и понятия, закрепляются основные положения, определяющие основания и пределы уголовной ответственности и назначения наказания, а также освобождения от уголовной ответственности и наказания.

В отличие от Общей части Особенная часть уголовного права включает в себя нормы, в которых определяются признаки конкретных преступлений по их родам и видам, а также наказания, установленные за их совершение. Общая и Особенная части уголовного права органически связаны друге другом и лишь в единстве представляют собой российское уголовное право как стройную систему уголовно-правовых норм. Так, например, нельзя определить, к какому виду относится конкретное преступление, и установить его состав без учета общего понятия преступления, раскрываемого в Общей части УК РФ. Невозможно также и применение санкций статей Особенной части УК РФ без знания сущности наказания и его целей, порядка назначения наказания, т.е. опять-таки тех институтов, которые содержатся в Общей части УК РФ. В свою очередь, нормы Общей части УК РФ, как правило, применяются не самостоятельно, а лишь в сочетании с нормами Особенной части УК РФ (например, нормы о действии закона в пространстве и во времени, об умысле и неосторожности, об особенностях ответственности и наказания за предварительную либо совместную преступную деятельность и т.п.).

Вместе с тем излишне категорично выглядит утверждение о том, что «нормы Общей части вообще не могут быть применены самостоятельно». Так, например, вполне самостоятельно применяются нормы о необходимой обороне и крайней необходимости (ст. 37, 39 УК РФ). Более того, в соответствии с уголовным законом необходимая оборона, например, допускается не только от преступных посягательств, но и от тех общественно опасных посягательств, которые не образуют состава преступления вследствие, допустим, невменяемости посягающего лица. Единство же норм Общей и Особенной частей уголовного права проявляется в первую очередь в том, что они исходят из одних принципов, общих для всего российского уголовного права. Ими являются принципы законности, равенства граждан перед уголовным законом, вины, справедливости, гуманизма (ст. 3-7 УК РФ).

Следует, однако, отметить, что содержание норм Особенной части уголовного права не исчерпывается формулированием уголовно-правовых запретов и санкций за их нарушение, что предмет уголовно-правового регулирования этих норм несколько шире. Дело в том, что ряд норм Особенной части (и в УК РФ 1996 г. их количество увеличилось) предусматривает законодательные условия освобождения лица от уголовной ответственности в случае последующего позитивного послепреступного поведения этого лица. И если в соответствии с Общей частью УК РФ такие обстоятельства, как явка с повинной, активное способствование раскрытию преступления, изобличению других соучастников преступления и розыску имущества, добытого в результате преступления; оказание медицинской или иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления; добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления; иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему, являются обстоятельствами, смягчающими наказание (п. «и» и «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ), а некоторые из них являются и условиями освобождения от уголовной ответственности в случае совершения преступлений небольшой или средней тяжести (ст. 75-76 УК РФ), то в Особенной части УК РФ законодатель в специально оговоренных случаях рассматривает некоторые из указанных видов позитивного послепреступного поведения как основание освобождения от уголовной ответственности даже за тяжкие и особо тяжкие преступления. Такое освобождение, например, предусматривается:

  • при террористическом акте (примечание к ст. 205 УК РФ) — в отношении лица, участвовавшего в подготовке террористического акта, если оно своевременным предупреждением органов власти или иным способом способствовало предотвращению осуществления террористического акта и если в действиях этого лица не содержится иного состава преступления;
  • при участии в незаконном вооруженном формировании (примечание к ст. 208 УК РФ) — в отношении лица, добровольно прекратившего участие в незаконном вооруженном формировании и сдавшего оружие, если в действиях этого лица не содержится иного состава преступления;
  • при незаконном обороте оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (примечание к ст. 222 УК РФ) — в отношении лица, добровольно сдавшего указанные предметы, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Указанные нормы (предусмотренные как в Общей, так и в Особенной частях УК РФ), освобождающие от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием (вместе с нормой о добровольном отказе от преступления), относятся к так называемым стимулирующим (поощрительным) нормам уголовного права, побуждающим лицо, совершившее преступление, явиться с повинной, устранить причиненный преступлением вред, помочь правоохранительным органам в изобличении преступников. Все эти уголовно-правовые нормы носят ярко выраженный предупредительный характер. В одних случаях предотвращая наступление преступных последствий совершенного преступления, в других — помогая изобличить преступников. Этим и объясняется увеличение доли таких уголовно-правовых норм в Особенной части УК РФ (по сравнению с прежним Уголовным кодексом — УК РСФСР 1960 г.).

Вместе с тем предмет Особенной части уголовного права не следует искусственно расширять. Так, иногда наряду с запретительными и поощрительными нормами Особенной части уголовного права выделяются также так называемые разъяснительные нормы, которые раскрывают определенные понятия и термины, используемые в запретительных нормах. Действительно в ряде статей Особенной части УК РФ есть специальные примечания, в которых, например, раскрываются понятие хищения чужого имущества (примечание 1 к ст. 158), некоторые оценочные понятия — крупного или особо крупного размера совершаемого преступления (примечания к ст. 169, 194, 198 и др. статьям УК РФ), понятие лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации (примечание к ст. 201 УК РФ), понятие должностного лица (примечание 1 к ст. 285 УК РФ), понятие представителя власти (примечание к ст. 318 УК РФ) и некоторые другие понятия. Значение этих законодательных разъяснений для правоприменительной практики трудно переоценить. Однако считать их самостоятельными нормами Особенной части уголовного права также неправильно. Это не нормы сами по себе, а всего лишь составные части диспозиций соответствующих статей Особенной части уголовного права. Например, диспозиция ч. 1 ст. 260 УК РФ устанавливает ответственность за незаконную рубку или повреждение лесных насаждений, совершенных в значительных размерах, а п. «г» ч. 2 этой же статьи — за те же деяния (с небольшим отличием), совершенные в крупных размерах. В примечании к этой статье значительным размером указанных действий признается исчисленный по утвержденным Правительством Российской Федерации таксам размер, превышающий 5 тыс. руб., крупным размером — 50 тыс. руб., а особо крупным размером — 150 тыс. руб. Очевидно, что такое нужное разъяснение — это своеобразный прием законодательной техники. Разумеется, чтобы реконструировать диспозицию ч. 1 указанной статьи в целом, необходимо в ее текст перенести из примечания расшифровку размера незаконной рубки, а ч. 2 — ее крупного размера. Но для этого потребовалось бы дважды (и в ч. 1, и в ч. 2 ст. 260 УК РФ) дословно воспроизводить большую часть текста примечания. В целях экономии законодательного материала законодатель и воспользовался (совершенно справедливо) таким приемом правотворческой техники.

Нормы Особенной части уголовного права играют важную роль в практическом решении вопроса об основаниях уголовной ответственности лица, нарушившего тот или иной уголовно-правовой запрет. Статья 8 УК РФ определяет: «Основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом». В соответствии с этим диспозиции статей Особенной части УК РФ, конкретизирующие общее понятие преступления (данное в ст. 14 УК РФ) и определяющие содержание разновидностей уголовно-правовых запретов (убийства, кражи, получения взятки и т.д.), имеют особое значение как для установления всех признаков состава соответствующего преступного деяния, так и для его квалификации, а следовательно, и для назначения и индивидуализации наказания. Эти диспозиции, в которых стержнем законодательного определения соответствующего преступного деяния является обычно описание его объективной стороны, сами, в свою очередь, превращаются в законодательную основу определения преступности деяния в целом. Многие диспозиции указывают правоприменителю также и на признаки объекта, субъекта и субъективной стороны преступления. Разумеется, что установление состава конкретного преступления не может и не должно сводится к установлению лишь тех признаков, которые предусмотрены в диспозициях статей Особенной часто УК РФ. В юридической литературе правильно утверждается, что состав преступления шире диспозиции статьи УК РФ и что «диспозиция статьи закона, таким образом, только отражает элементы состава преступления и то обычно не в полном объеме1Кудрявцев В.Н. Объективная сторона преступления. М., 1960. С 46-47.». В связи с этим нельзя установить состав конкретного преступления без обращения к нормам Общей части уголовного права, в первую очередь к тем нормам, которые определяют возраст уголовной ответственности, понятие невменяемости, содержание умысла и неосторожности, особенности ответственности за предварительную и совместную преступную деятельность.

Нормы Особенной части уголовного права тесно связаны не только с нормами Общей части, но и с нормами других отраслей российского права. Так, существование бланкетных диспозиций уголовного закона (например, ст. 141-143, 263, 264 УК РФ) обязывает судей, следователей, прокуроров, работников органов дознания, квалифицирующих преступления, предусмотренные такими диспозициями статей Особенной части УК РФ, хорошо ориентироваться не только в уголовном праве, но и в нормативном материале других отраслей.

Как уже отмечалось в Общей части Курса, в соответствии с Конституцией РФ своеобразным источником российского права, в том числе и уголовного, являются и некоторые нормы международного права. Так, в ст. 15 Конституции РФ устанавливается, что общепризнанные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы. В ч. 2 ст. 1 УК РФ также сформулировано, что УК РФ основывается на Конституции РФ и общепризнанных принципах и нормах международного права. Это имеет непосредственное отношение и к конструированию ряда статей Особенной части УК РФ. В некоторых случаях для определения состава так называемых международных преступлений необходимо обращаться к положениям соответствующих источников международного права. Например, ч. 1 ст. 356 УК РФ устанавливает ответственность за применение запрещенных средств и методов ведения войны, т.е. за жестокое обращение с военнопленными или гражданским населением, депортацию гражданского населения, разграбление национального имущества на оккупированной территории, применение в вооруженном конфликте средств и методов, запрещенных международным договором РФ. Как видно, диспозиция данной статьи УК РФ сконструирована бланкетным способом, и предусмотренный ею состав преступления невозможно конкретизировать без обращения к международным договорам РФ. В первую очередь к Женевским конвенциям о защите жертв войны 1949 г. и Дополнительным протоколам I и II к ним 1977 г.2Подробнее см.: Лукашук И.И., Наумов А.В. Международное уголовное право: учебник.

Подводя итог рассмотрению содержания и значения норм Особенной части уголовного права, можно сделать вывод, что они (вместе с нормами Общей части) не только осуществляют задачу охраны интересов личности, общества и государства от преступных посягательств, но и через конкретизацию уголовно-правовых запретов, отграничивающую преступное поведение от непреступного и выраженную в букве уголовного закона, выполняют гарантирующую функцию уголовного закона в части соблюдения прав и интересов граждан в сфере осуществления правосудия по уголовным делам.

Предмет Особенной части уголовного права как юридической науки в основном соответствует предмету Особенной части уголовного права как совокупности уголовно-правовых норм. Особенная часть науки уголовного права изучает в первую очередь нормы уголовного законодательства, определяющие признаки отдельных видов преступлений, наказания, установленные за их совершение, а также систематизацию этих норм. Вместе с тем этот предмет является более широким, чем предмет Особенной части уголовного права как такового. Особенная часть уголовного права как составная часть науки уголовного права изучает также практику применения норм Особенной части, историю развития российского уголовного законодательства об ответственности за отдельные преступления, вопросы социальной обусловленности и эффективности соответствующих уголовно-правовых запретов, сравнительное правоведение, заключающееся в изучении специфики Особенной части уголовного права зарубежных государств.

Isfic.Info 2006-2017