Гражданский иск в уголовном деле

Производство по гражданскому иску в стадии предварительного расследования


В соответствии с ч. 2 ст. 44 УПК РФ гражданский иск может быть предъявлен после возбуждения уголовного дела и до окончания судебного следствия. До возбуждения уголовного дела ни по уголовному делу, ни по гражданскому иску никаких процессуальных действий не проводится. Таким образом, постановление о возбуждении дела является не только актом, который позволяет начать процессуальные действия по установлению события преступления и виновных в его совершении лиц, но и для действий, из которых складывается производство по гражданскому иску.

В этой связи нельзя не отметить, что в УПК сделана не вполне удачная попытка «усовершенствовать» устоявшиеся за последние полтора века в законодательстве и на практике представления о времени, в течение которого может быть предъявлен гражданский иск в уголовном деле. В УПК РФ 2001 г., в частности, установлено, что гражданский иск предъявляется после возбуждения уголовного дела, но до окончания предварительного следствия (ч. 2 ст. 44). Первая часть этого фрагмента закона, определяющая начальный момент течения времени, отпущенного для предъявления иска, в действующем законе дана предпочтительнее, чем в УПК РСФСР 1960 г.1Часть 2 ст. 29 УПК РСФСР давала возможность предъявить гражданский иск с момента возбуждения уголовного дела до начала судебного следствия. А вот завершающая часть ч. 2 ст. 44 (возможность предъявления иска до окончания предварительного следствия) — это наименее удачный из возможных вариантов решения вопроса, существенно ограничивающий права потерпевших. Видимо, невдомек было разработчикам проекта УПК РФ, что в реальной практике граждане, пострадавшие от преступления, к сожалению, нередко узнают о своем праве на иск, лишь оказавшись в суде. Не случайно по Уставу уголовного судопроизводства 1864 г. этим крайним рубежом было открытие судебного заседания, по УПК 1923 г. и 1960 г. — до начала судебного следствия. Почти сто пятьдесят лет отрабатывалась в России оптимальная модель так называемого соединенного судопроизводства. Медленно, правда, но ее развитие все же шло по восходящей. Спрашивается: кому и зачем понадобилось «ломать» то, что устоялось и вполне отвечало здравому смыслу?

Указанная «новаторская» находка не осталась не замеченной практикующими юристами. И так называемая мониторинговая группа вынуждена была спешно разрабатывать проект изменений в ч. 2 ст. 44. Федеральным законом № 92-ФЗ от 4 июля 2003 г. новые предложения были инкорпорированы в УПК РФ. Но разработчики нововведений, ликвидировав одну допущенную ошибку, совершили другую, предусмотрев, что гражданский иск в уголовном процессе может быть предъявлен «до окончания судебного следствия при разбирательстве данного дела в суде первой инстанции». Такое решение вопроса приемлемо при рассмотрении небольших и несложных дел, например мировым судьей. Но оно таит опасность создания значительных трудностей при рассмотрении многотомных групповых дел, рассматриваемых по первой инстанции районными, областными и равными им судами, так как может вызвать (в связи с предъявлением иска в конце судебного следствия) необходимость повторного допроса свидетелей, уже покинувших с разрешения председательствующего зал судебных заседаний.

Процесс исследования доказательств, подтверждающих обвинение и гражданский иск (если он предъявлен), обычно идет одновременно. Поэтому было бы оправданным избрать один из вариантов установления ограничения во времени возможности предъявления иска: либо до открытия судебного заседания (вариант УУС 1864 г.), либо до начала судебного следствия (модель УПК РСФСР 1923 и 1960 гг.), что, нашему мнению, более правильно.

Формулировка уголовно-процессуального закона не означает, что гражданский ответчик и особенно истец не участвуют в стадии возбуждения уголовного дела. Указанные лица могут подать заявление о совершении преступления (например, у гражданина — возможного гражданского истца украли машину, и он заявил об этом; на практике редко бывает, но теоретически можно предположить, что будущий ответчик может тоже заявить о совершенном преступлении), но признаны гражданским истцом или ответчиком они могут быть только после возбуждения дела. Это означает, что в стадии возбуждения уголовного дела участвуют только возможные будущие гражданский истец или ответчик. При этом закон говорит, что заявления можно делать как в устной, так и в письменной форме (ст. 141 УПК РФ).

После возбуждения уголовного дела следователь, усмотрев из материалов дела, что совершенным преступлением гражданину или юридическому лицу причинен материальный ущерб, разъясняет им право подачи гражданского иска, о чем составляет протокол или делает письменное уведомление, либо же лицо, которому причинен преступлением материальный ущерб, может подать исковое заявление, а следователь обязан вынести мотивированное постановление о признании гражданским истцом и разъяснять его права либо отказать в этом на основании материалов дела. Но не все авторы согласны с такой постановкой вопроса. Например, И. Гершман считает, что «гражданский иск в уголовном процессе должен допускаться без промежуточного фильтра признания лица гражданским истцом», а также «в соответствии с правилами самостоятельного гражданского процесса потерпевший, предъявивший гражданский иск в уголовном деле, должен также, без всякой санкции следователя, механически стать гражданским истцом но данному делу»2Гершман И. Некоторые процессуальные вопросы гражданского иска в уголовном деле // Советское государство и право. 1958. № 1. С. 120.. Механическое применение этого порядка гражданского судопроизводства в уголовном без учета условий и возможностей последнего привело бы к бесконтрольному приему судом, следователем и органом дознания всех без исключения исковых заявлений независимо от того, относятся ли они к рассматриваемому уголовному делу или нет. Признание всех без исключения лиц, предъявивших исковые заявления, гражданскими истцами по данному уголовному делу и предоставление всем им широких прав участников процесса дезорганизовало бы уголовно-процессуальную деятельность. Поэтому нет никакой необходимости затруднять работу суда выяснением вообще не относящихся к нему вопросов, и в частности рассмотрением исков, не вытекающих из совершенного преступления3Грун А. Предъявление и обеспечение гражданского иска в уголовном деле // Советская юстиция. № 6. 1959. С. 28..

Помимо сказанного, в интересах лица, потерпевшего от преступления, иск может быть заявлен прокурором (ч. 3 ст. 44 УПК РФ). Если потерпевший и гражданский истец совпадают в одном лице, то момент их признания потерпевшим и гражданским истцом может не совпадать.

К исковому заявлению не предъявляется никаких требований по поводу формы и содержания, допускается его подача даже тогда, когда точно не установлен размер причиненного ущерба и неизвестен надлежащий ответчик по иску. Это является существенным отличием от гражданского судопроизводства, где такие заявления остаются без движения (ст. 131, 136 ГПК РФ). Конечно же, потом исковое заявление придется исправить, но отказать в принятии такого заявления но мотиву несоответствия ст. 131 ГПК РФ следователь не вправе. Подтверждением данной формулировки служит преамбула Постановления Пленума Верховного суда РСФСР от 28 мая 1954 г., в которой говорится, что следственные органы и суды не требуют от заявителя оформления гражданского иска в соответствии с указаниями ст. 76 ГПК РСФСР (в современной редакции — ст. 131 ГПК РФ). Пленум указывает: «...иногда исковое заявление состоит лишь из просьбы заявителя считать его гражданским истцом по делу». В этой связи невыполнение норм гражданского законодательства Пленум расценивал как недостаток, имеющий место в уголовно-процессуальной деятельности органов предварительного расследования и суда. И хотя предписания норм гражданского процесса имеют целью придать требованиям лица, понесшего ущерб, необходимую определенность, помогают судебным и следственным органам установить сущность, предел и основание требований, лицо, понесшее ущерб, может и не знать, кто совершил преступление, причинившее ему ущерб. В тех случаях, когда гражданский иск в самом конце предварительного следствия (или дознания), когда налицо причинитель вреда, сумма ущерба и т.д., тогда следователь или дознаватель может требовать от гражданского истца правильного оформления искового заявления в соответствии с требованиями, предъявляемыми Гражданским процессуальным кодексом РФ.

Постановление о признании гражданским истцом имеет большое процессуальное значение, поскольку только на основании этого документа возможно участие в деле и осуществление соответствующих процессуальных прав: представлять доказательства; заявлять ходатайства, в том числе о допросе свидетелей, производстве экспертизы, приобщении документов к делу, по производству обыска или выемки и совершении иных следственных действий по собиранию доказательств; предлагать свои вопросы экспертам и требовать участия в производстве экспертизы указанных им экспертов; просить орган дознания и следователя о принятии мер по обеспечению заявленного иска; заявлять отводы следователю или дознавателю, равно как экспертам и переводчику; указывать на обстоятельства, препятствующие допуску в дело представителей гражданского ответчика и других гражданских истцов, и ходатайствовать об их замене другими представителями; знакомиться с материалами дела и делать из него выписки но окончании предварительного расследования; приносить жалобы на действия дознавателя, следователя и прокурора.

Признав лицо гражданским истцом, следователь или дознаватель, усмотрев из материалов дела, что материальную ответственность за действия обвиняемого несет третье лицо, должен вынести постановление о привлечении в качестве гражданского ответчика и разъяснить ему его права. Права гражданского ответчика сходны с правами гражданского истца, за исключением прав просить о принятии мер по обеспечению иска, он может просить как раз об отмене этих мер; гражданский истец поддерживает гражданский иск, а ответчик возражает против него; не имеет права в отличие от истца знакомиться с протоколами следственных действий и т.д.

Гражданский истец и гражданский ответчик имеют право на заявление ходатайств об исключении доказательств. Но на пути реализации этими участниками уголовного процесса данного права есть существенные преграды.

Согласно ч. 1 ст. 216 УПК РФ гражданский истец и гражданский ответчик, а также их представители знакомятся с материалами уголовного дела лишь в той части, которая относится к гражданскому иску. Если же предварительное расследование проводится в форме дознания, то указанные участники уголовного процесса вообще лишены права знакомиться с материалами уголовного дела. В ходатайстве об исключении доказательства обязательно должны быть указаны основания для его исключения, предусмотренные УПК, а также обстоятельства, обосновывающие ходатайство (п. 2 ч. 4 ст. 235). Не имея возможности знакомиться с материалами уголовного дела (или их частью), гражданский истец и гражданский ответчик неизбежно столкнутся с затруднениями при составлении мотивированного ходатайства об исключении доказательства. Это обстоятельство ставит гражданского истца и гражданского ответчика в неравное положение с потерпевшим, который, как правило, имеет право знакомиться со всеми материалами уголовного дела4Грун А. Предъявление и обеспечение гражданского иска в уголовном деле // Советская юстиция. № 6. 1959. С. 28..

Вся деятельность гражданского истца на предварительном следствии направлена на доказывание факта имущественного ущерба, находящегося в причинно-следственной связи с преступлением, и его размеров, а гражданского ответчика — на опровержение полностью или частично утверждений истца.

И хотя в законе не содержится прямого указания на право истца присутствовать при производстве следственных действий, имеющих отношение к гражданскому иску (допросы обвиняемого и свидетелей, производство экспертизы, обыск, опись имущества и т.д.), следует признать, что он вправе ходатайствовать о таком присутствии, а следователь или лицо, производящее дознание, вправе ему разрешить (и. 10 ч. 4 ст. 44 УПК РФ). Такой допуск, как правило, не сопряжен с разглашением тайны расследования и не может серьезно отразиться на сроках последнего. Особенно полезным может оказаться присутствие гражданского истца или его представителя при проведении дополнительных следственных действий (по их ходатайству об этом, заявленному по ознакомлении с материалами дела).

В предмет доказывания по гражданскому иску входят следующие факты и обстоятельства в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 73 УПК РФ, ст. 1064-1101 ГК РФ и разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ:

  • деяния, причинившие вред, в конкретном выражении в каждом отдельном случае;
  • наличие материального вреда, причиненного гражданину или юридическому лицу;
  • наличие причинной связи между причиненным вредом и действиями лица, привлеченного к уголовной ответственности;
  • вина причинителя вреда;
  • умысел или неосторожность потерпевшего, а при неосторожности еще и степень ее выраженности;
  • имущественное положение причинителя вреда;
  • размер причиненного ущерба.

А поскольку производство по гражданскому иску ведется по правилам, установленным в уголовном процессе, то бремя доказывания гражданского иска лежит на органе расследования и прокуратуре (ст. 73 УПК РФ), исключение составляют только дела частного обвинения. Означает ли такое положение закона то, что гражданский истец может уклониться от доказывания? Мы думаем, что нет, поскольку он косвенно заинтересован в поддержании обвинения, в связи с чем закон налагает на него обязанность по предоставлению имеющихся у него документов, связанных с предъявлением иска, по требованию суда (п.п. 2, 3 ч. 4 ст. 44 УПК РФ) и наделяет его правом требования приобщения к делу собранных им доказательств и помощи, если гражданский истец не в состоянии самостоятельно истребовать необходимые доказательства.

На гражданском ответчике также не лежит обязанность доказывания обстоятельств, относящихся к гражданскому иску, особенно если ответчиком является сам обвиняемый, так как он не обязан доказывать свою невиновность и, следовательно, не обязан доказывать отсутствие оснований по гражданскому иску. Поэтому «подсудимый, его защитник, законный представитель, гражданский ответчик могут представлять доказательства или указывать на те или иные доказательства, но их пассивность в этом отношении не может влечь презумпцию правоты позиции противной стороны».

Лица, совместно причинившие вред, отвечают перед потерпевшим солидарно. По заявлению потерпевшего и в его интересах суд вправе возложить на лиц, совместно причинивших вред, ответственность в долях (ст. 1080 ГК РФ).

Солидарный характер ответственности лиц, совместно причинивших вред, объясняется неделимостью результата их вредоносных действий и необходимостью создания условий для восстановления нарушенных прав потерпевшего. Под совместным причинением вреда понимаются действия двух или нескольких лиц, находящиеся в причинной связи с наступившими вредными последствиями, что чаще всего имеет место при соучастии в совершении преступления.

Так, Орехово-Зуевский районный суд Московской области, осудив гр. Л. и Б. по ч. 4 ст. 111 УК РФ за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью К., повлекшего по неосторожности смерть последнего, удовлетворил исковые требования потерпевшей К., взыскав с Л. и Б. по 25 000 рублей в счет возмещения материального ущерба и по 50 000 рублей с каждого в счет компенсации морального вреда.

Солидарную ответственность по возмещению ущерба несут все лица, причинившие ущерб совместными преступными действиями. Такая ответственность не возлагается на лиц, которые осуждены хотя и по одному делу, но за самостоятельные преступления, не связанные общим намерением, а также на лиц, когда одни из них осуждены за корыстные преступления, например за хищение, а другие — за халатность, хотя бы действия последних объективно и способствовали первым.

Суд также вправе возложить на лиц, совместными действиями которых причинен ущерб, долевую, а не солидарную ответственность, если имеется соответствующее заявление потерпевшего и такой порядок взыскания соответствует его интересам.

Доказывание гражданского иска в уголовном процессе может проводиться только законными способами доказывания и с использованием доказательств, добытых законным путем. Так, при доказывании гражданского иска могут проводиться допросы обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего, свидетелей, очные ставки, предъявление для опознания, экспертизы различного характера, например товароведческая для определения стоимости похищенного, искусствоведческая и т.п., осмотр места происшествия, выемки, обыски и другие необходимые действия.

Но, кроме собирания доказательств о причинении ущерба, нужно также установить необходимые меры для реального возмещения ущерба после вынесения приговора — меры по обеспечению гражданского иска, поскольку лица, несущие ответственность за причиненный ущерб, принимают меры к сокрытию, реализации, уничтожению имущества, которое может служить средством возмещения причиненного ущерба, тем более что есть юристы, которые дают практические рекомендации по сокрытию имущества5См.: Якубовский Д., Якубовская И. Что такое арест и как с ним бороться. Конституционные гарантии прав граждан при аресте. Нижний Тагил, 1998. С. 78-79..

Одним из наиболее значительных процессуальных действий следователя и дознавателя в стадии предварительного расследования, связанных с вопросами возмещения материального ущерба, причиненного преступлением, является обеспечение гражданского иска.

Под обеспечением гражданского иска понимается вся совокупность принимаемых действий, призванных гарантировать возмещение причиненного преступлением материального ущерба, а именно розыск имущества; выявление других источников возмещения причиненного вреда; наложение ареста на имущество обвиняемого, подозреваемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия, или иных лиц, у которых находится имущество, приобретенное преступным путем (ч. 1 ст. 115 УПК РФ); в необходимых случаях изъятие и передача на ответственное хранение имущества указанных лиц.

Так, Пленум Верховного Суда РСФСР в Постановлении от 25 марта 1964 г. указал, что борьба за сохранность имущества может быть успешной лишь в том случае, если наряду с применением к виновному мер уголовного наказания и принятием принудительных мер будет обеспечено реальное возмещение материального ущерба, причиненного преступлением. Помимо этого, Пленум Верховного Суда РСФСР обязывает суд «реагировать на каждый случай нарушения органами дознания и следствия требований закона в части обеспечения гражданского иска, поскольку уголовно-процессуальное законодательство прямо указывает на обязанность следователя и лица, производящего дознание, обеспечить всеми предусмотренными законом средствами возмещение ущерба, причиненного преступлением». Следователь и дознаватель имеют право производить как арест имущества, так и обыск, которые, в свою очередь, являются мерами государственного принуждения (ст. 115, 182 УПК РФ).

Арест имущества и обыск связаны с вторжением следователя, лица, производящего дознание, понятых и других лиц в квартиры и иные жилища граждан. Если такое вторжение будет незаконным, то оно явится посягательством на конституционное право граждан на неприкосновенность жилища (ст. 25 Конституции Российской Федерации, ст. 139 Уголовного кодекса РФ). Поэтому обыск и арест имущества должны быть строго обоснованы и индивидуализированы, относиться к конкретному гражданину, у кого и в чьей квартире производится обыск и арестовывается имущество. Поэтому (здесь мы ссылаемся на мнение Ю.Р. Адояна) следователь обязан в случаях нахождения имущества обвиняемого (подозреваемого, ответчика) у разных лиц, по разным адресам выносить в отношении каждого из них постановление о наложении ареста на имущество, которое требует согласие судьи.

Признав предварительное следствие законченным, а собранные доказательства достаточными для составления обвинительного заключения, следователь обязан уведомить об этом гражданского истца и гражданского ответчика, а также их представителей и одновременно разъяснить им, что они вправе ознакомиться с материалами дела и заявить ходатайства о дополнении следствия. Уведомление об окончании следствия делается до предъявления материалов дела обвиняемому. Оно может происходить в устной или письменной форме.

Если гражданский истец, гражданский ответчик или их представители выскажут письменное или устное желание об ознакомлении с материалами дела, то следователь знакомит гражданского истца и гражданского ответчика с материалами уголовного дела только в части, относящейся к гражданскому иску (ч. 1 ст. 216 УПК РФ), о чем составляется протокол.

В случае если расследование ведется только в форме дознания, а предварительное следствие не проводится, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители только извещаются об окончании дознания и направлении дела прокурору, но материалы дела им для ознакомления не предъявляются (в ранее действовавшем законе — это п. 2 ч. 2 ст. 120 УПК РСФСР; УПК РФ предусматривает представление материалов дела для ознакомления только обвиняемому, его защитнику, потерпевшему и его представителю).

В обвинительном заключении следователь должен отразить причинение ущерба преступлением, указать его размер и привести соответствующие доказательства. В списке лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, указываются фамилии граждан либо наименование юридического лица и место жительства или место нахождения гражданского истца и гражданского ответчика. В справке, прилагаемой к обвинительному заключению, указывается о заявленном гражданском иске и принятых мерах обеспечения. После чего дело направляется прокурору для утверждения обвинительного заключения и затем в суд.

Isfic.Info 2006-2019