Гражданский иск в уголовном деле

Предмет гражданского иска в уголовном деле


Гражданский иск в уголовном процессе, как и любой другой иск, имеет два необходимых элемента: предмет и основание, которые позволяют отличать этот гражданский иск от других гражданских исков и определять круг фактов, подлежащих доказыванию по делу.

Предметом гражданского иска в уголовном деле является обращенное к суду требование истца к обвиняемому (гражданскому ответчику) о принудительной передаче вещи или денег в качестве возмещения за вред, причиненный преступлением. В уголовном процессе предъявление гражданского иска, не связанного с предметом, недопустимо. Следовательно, невозможно предъявить иск о возмещении вреда, в случае даже если он и причинен обвиняемым, но не в результате преступления или даже причиненного преступлением, но не тем лицом, в отношении которого осуществляется данное производство. Также нельзя предъявить в рамках уголовного судопроизводства следующие иски:

  1. иски гражданского ответчика к обвиняемому о взыскании сумм, которые он уже выплатил потерпевшему (регрессные иски), поскольку это иск sui generis, право на который хотя и связано с преступлением, но не в результате причинения вреда регредиенту1Регредиент — лицо, предъявившее обратное требование к другому лицу о возмещении убытков, которые первое лицо понесло в пользу второго. См.: Словарь иностранных слов. М.: Русский язык, 1980. С. 432., а через причинение вреда потерпевшему;
  2. встречные иски обвиняемого или гражданского ответчика к истцу, за исключением дел частного обвинения;
  3. иски хотя и вытекающие из факта совершения преступления, но не являющиеся требованием о возмещении материального или морального вреда, к примеру: о лишении родительских прав, виновною в изнасиловании или совершении развратных действий в отношении своих детей; о признании недействительным ордера на квартиру, полученного путем дачи взятки; о взыскании алиментов на ребенка, родившегося в результате изнасилования или полового сношения с лицом, не достигшим установленною законом возраста; о возвращении ребенка родителям по делу о похищении или подмене ребенка и т.п.

Поскольку спор всегда связан с притязанием истца к ответчику, закон требует, чтобы в исковом заявлении истец указывал суть своего требования (ст. 131, 132 ГПК РФ). Согласно концепции, получившей распространение в науке гражданского процесса, предмет иска составляет материально-правовое требование истца к ответчику, вытекающее из спорного правоотношения.

В действующем законодательстве и теории права вред дифференцируется и обозначается соответственно теми благами, которых гражданин лишен или которые подверглись уничтожению, повреждению либо умалению. В качестве объекта правоотношений законодатель признает существование трех видов фактического вреда — имущественного, физического и морального. Вместе с тем каждый из перечисленных видов фактических лишений заслуживает отдельного анализа. Представляется, что формулировка «возмещение вреда», применяемая законодателем, когда речь идет о моральном или физическом вреде, не соответствует буквальному смыслу, так как возместить можно то, что утеряно, испорчено, повреждено и т.д. В рассматриваемом нами случае уместно вести речь о денежной компенсации, которая сглаживала бы переживания потерпевшего за физический или моральный вред.

Необходимое условие рассмотрения гражданского иска потерпевшего совместно с уголовным делом состоит в наличии определенных предпосылок права на предъявление гражданского иска в уголовном деле. Такими предпосылками являются:

  1. утверждение потерпевшего, заявившего гражданский иск, о причинении ему непосредственно преступлением материального, физического или морального вреда;
  2. обращение искового требования не к обвиняемому и (или) гражданскому ответчику, а к государству в лице его органов расследования, прокурора и суда.

С учетом сказанного рассмотрение проблемы целесообразно начать с анализа вреда материального (имущественного). В недалеком прошлом ученые утверждали, что предметом иска в уголовном процессе являются требования гражданского истца к обвиняемому или лицу, несущему материальную ответственность за действия обвиняемого, причем не любые требования, а лишь о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением. Суждение основывалось на существовавшем мнении, что предметом гражданского иска в уголовном процессе является требование о возмещении вреда, которое может быть предоставлено в денежном выражении. Это объяснялось тем, что в тексте уголовного, а также уголовно-процессуального законодательства неоднократно упоминались (например, п. 1 ст. 33 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик, п. 1 ст. 38 Уголовного кодекса РСФСР, ст. 24, 25 Основ уголовного судопроизводства, ст. 53, 54 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР) и упоминаются (например, ч. 1 с. 75 Уголовного кодекса РФ) оба термина — ущерб и вред. Таким образом, в уголовном процессе нет четкого определения понятия «ущерб».

Еще римские юристы понятие «имущественный вред» слагали из двух элементов: a) dumnum emergens, положительные потери, т.е. лишение того, что уже входило в имущество данного лица; б) lucrumcessans, упущенная выгода, иначе говоря, непоступление в имущество данного лица тех ценностей, которые должны были поступить при нормальном течении обстоятельств (т.е. не будь обстоятельства, которое служит основанием возмещения)2Новицкий И.Б. Основы римского гражданского права. 3-е изд. М., 1972. С. 185..

За первым из названных элементов в русском языке закрепляется понятие «ущерб». Зачастую к нему присовокупляются еще и такие словесные обозначения, как «прямой», «реальный», «действительный» или «положительный». С этими языковыми опенками считается и законодатель. Подтверждением этому является ч. 2 ст. 15 Гражданского кодекса РФ, закрепившая понятие «убытки», которые, в свою очередь, делятся на реальный ущерб (расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение ею имущества) и упущенную выгоду (неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено).

В уголовном праве называются три разных понятия — ущерб, вред и тяжкие последствия, причем грань между ними не всегда уловима.

В советской правой теории тоже относительно широко была распространена трактовка, согласно которой под имущественным ущербом понимались только такие отрицательные последствия в имущественной сфере потерпевшего, которые сопряжены с уменьшением его наличного имущества3Иоффе О.С. Обязательственное право. М., 1975. С. 102., а под вредом — всякое умаление, повреждение или уничтожение охраняемого правом блага, вызвавшего у потерпевшего негативные последствия имущественного характера. В отличие от ущерба вред может выражаться не только в утрате или повреждении имущества, в уменьшении возможности его использовать в соответствии с назначением, но и в неполучении доходов, которые потерпевший мог бы получить, если бы вред не был причинен4Научно-практический комментарий к Основам гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик / Под ред. С.Н. Братуся, Е.А. Флейшиц. М. 1962. С. 321..

В ранее действовавшем Уголовно-процессуальном кодексе РСФСР одновременно говорилось о причинении преступлением «материального ущерба» (ст. 30, 54) и о причинении преступлением «имущественного вреда» (ст. 53). Сопоставление данных понятий показывает, что они использовались как идентичные. Правильнее, как представляется, использовать единое понятие «имущественный вред», которое нашло отражение в действующем уголовно-процессуальном законодательстве (например, ст. 44, 54 УПК РФ).

Понятием «материальный ущерб» в некоторых случаях охватывается и физический вред. Желательно также, чтобы термины «вред» и «ущерб» знали каждый свое место. Преступлением лицу «причиняется вред», он же затем по возможности «возмещается» или «компенсируется» (вознаграждается). Само же лицо в результате причиненного вреда «несет ущерб».

Бесспорно, что «имущественный вред» и «материальный ущерб» — разные стороны одного и того же явления, но правильное определение соответствующей стороны в конкретной ситуации имеет свое смысловое значение. Примером может служить наименование ст. 1088 Гражданского кодекса РФ: «Возмещение вреда лицам, понесшим ущерб в результате смерти кормильца». Так, В.Г. Власенко5Власенко В.Г. Вопросы теории и практики возмещения материального ущерба при расследовании хищений государственного и общественного имущества. Саратов, 1972.С. 15. и А.Г. Мазалов фактически уравнивают «материальный ущерб» с «имущественным вредом»6Так же считают и некоторые другие авторы. См.: Горобец В. Особенности рассмотрения гражданского иска в уголовном процессе // Российская юстиция. 2001. № 1. С. 47..

На наш взгляд, но данному вопросу предпочтительнее позиция З.З. Зинатуллина, утверждающего, что материальный ущерб проявляется «как в прямом уменьшении совокупности имущественных благ физических или юридических лиц, так и в расходах, связанных с восстановлением здоровья в случае причинения физического вреда». Определенный им перечень объектов охватывает понятием «материальный ущерб» не только случаи причинения вреда имущественного, но и вреда физического при условии возможности их денежного исчисления.

Судебно-следственная практика идет по пути признания правомерным предъявление в уголовном процессе иска на возмещение ущерба, исчисленного из имущественного, физического и морального вреда.

Здоровье человека — бесценный дар, обладать которым стремится каждый. Понятием физического вреда охватывается нарушение анатомической целостности или физиологической функции органов и тканей человека и, как следствие этого, причинение потерпевшему боли и физических страданий. При этом физические страдания являются не только результатом повреждения органов и частей тела, ухудшения функций организма, но и результатом связанного с ним нарушения сложившегося образа жизни, изменения потребностей человека. Состав и нормы удовлетворения физиологических потребностей определяются на основе медицинских критериев и в большей степени зависят от состояния здоровья. Отсюда ухудшение здоровья неизбежно влечет за собой увеличение расходов, направленных на поддержание жизни и восстановление работоспособности.

Вследствие причинения физического вреда здоровью утрачиваются перспективы, связанные с продолжительностью жизни. Полагаем, что в данном случае может идти речь о самостоятельном виде вреда, подлежащем компенсации. В результате полученного телесного повреждения возникают потребности в дополнительном питании, лекарствах, постороннем уходе, протезировании, санитарно-курортном лечении и прочих услугах, приобретение которых необходимо для восстановления функций поврежденных органов и может быть осуществлено с помощью дополнительных материальных (денежных) затрат. Указанные средства вместе с возмещением утраченного заработка направлены на компенсацию имущественных потерь в результате причинения преступлением физического вреда. Сказанное не противоречит тому, что физический вред в ряде случаев охватывается понятием «материальный ущерб». При установлении ответственности за посягательства на такие неотъемлемые права человека, как жизнь и здоровье, необходимо прежде всего исходить из интересов потерпевшего и его иждивенцев, что будет соответствовать принципам, провозглашенным в Декларации прав и свобод человека и гражданина 1991 г. Принцип полного возмещения должен в равной степени относиться к любому виду вреда, в том числе компенсации за физический вред7Батуев В.В. Обеспечение при расследовании преступления гражданского иска потерпевшего. М., 2000. С. 57-58..

В соответствии с ч. 4 ст. 67 Основ законодательства РФ «Об охране здоровья граждан» при причинении вреда здоровью граждан несовершеннолетними обязанность возместить ущерб возложена на их родителей или лиц, их заменяющих, а в случае причинения вреда здоровью граждан лицами, признанными в установленном законом порядке недееспособными, — на государство.

К актам, регламентирующим случаи реализации права на возмещение ущерба, причиненного жизни и физическому здоровью, в том числе приведших его к смерти, относится также Закон РФ «О ритуальном пособии». В нем устанавливается обязанность государства в случае обращения за пособием членов семьи умершего или других граждан (предприятий, учреждений), которые взяли на себя организацию похорон, выплатить пособие на погребение.

Таким образом, в случае повреждения здоровья или лишения жизни человека объектом восстановительных и компенсационных правоотношений выступает не физический, а имущественный вред. Подводя причинение физического вреда под определение имущественного ущерба, юристы в понятие имущества вкладывают более широкое содержание по сравнению со словарным, указывая на то, что в правовом значении имущество — это не только вещь или совокупность вещей, но и деньги.

В силу сказанного можно сделать вывод, что в случае причинения преступлением потерпевшему физического вреда вопрос о возмещении вреда в юридическом плане может быть поставлен лишь в том случае, когда вред имеет имущественный характер. Поэтому в теоретических выводах и предложениях о законодательном решении данной проблемы имелся в виду имущественный вред. Это в полной мере касалось и случаев, когда убытки проистекают из факта повреждения здоровья или лишения жизни участника уголовного судопроизводства.

Так, Электростальский городской суд Московской области, осудив гражданина Республики Грузия Г. за убийство потерпевшей С., удовлетворил гражданский иск С. — матери потерпевшей, взыскав с гражданского ответчика Г. в пользу гражданского истца С. в счет возмещения материального ущерба, связанного с погребением дочери, — 37 863 рублей8Уголовное дело № 1-13/2004. Выписка из приговора суда от 24.02.2004..

По мнению В. В. Батуева, государство должно применить к отдельным категориям граждан, потерпевшим от преступления, принцип социального страхования с тем, чтобы в какой-то мере компенсировать потерпевшим страдания, вызванные причинением телесных повреждений различной тяжести. Помимо этого, в интересах практики законодателю необходимо определить исчерпывающий перечень увечий в зависимости от степени утраты трудоспособности на основе медицинских критериев и установить средние размеры компенсации9Мачульская Е.Е. Проблемы возмещения морального вреда в трудовом праве // Вестн. Моск, ун-та Сер. Право. 1994. № 1. С. 29. Аналогичной точки зрения придерживается В.В. Батуев. См.: В.В. Батуев. Указ. соч. С. 61-62..

В связи с вышеизложенным справедливым можно признать тезис русского ученого С.А. Беляцкина, предложенный им еще в конце позапрошлого века: «...нельзя будет создать надлежащего порядка, если закон будет чутко реагировать и прибегать на помощь своими исками, когда по небрежности разбит старый горшок, а при тягчайших нарушениях идеальных благ остается холодным, бесчувственным»10Беляцкин С.А. Возмещение морального (неимущественного) вреда. М., 1997. С. 27..

Таким образом, предъявление гражданского иска может иметь место при наличии предмета иска, иначе иск не подлежит удовлетворению в уголовном процессе.

Isfic.Info 2006-2019