Гражданский иск в уголовном деле

Гражданский ответчик в уголовном деле


Разрешение гражданского иска совместно с уголовным делом возможно лишь в случаях единства уголовной и имущественной ответственности. Из единства этих оснований вытекает и единство ответной стороны, т.е. лицо, причинившее преступлением материальный ущерб, несет, как правило, уголовную и имущественную ответственность. Однако в определенных, установленных законом случаях материальная ответственность за причиненный имущественный ущерб возлагается не на причинителя, а на других лиц. Поскольку потерпевший от преступления отыскивает возмещение ущерба, причиненного преступлением, ему должно быть предоставлено право обратить свое требование к тому, кто несет материальную ответственность в данном конкретном случае. Поэтому лицо, понесшее ущерб, вправе предъявить гражданский иск к обвиняемому или даже к лицам, несущим материальную ответственность за действия обвиняемого. Это право потерпевшего от преступления имеет для него существенное значение, поскольку в ряде случаев фактическая и юридическая возможность взыскания с самого обвиняемого — причинителя ущерба — отсутствует, и фигура гражданского ответчика — другого лица — в уголовном процессе становится необходимой, иначе защита интересов потерпевшего в данной области будет сведена на нет1Гродзинский М. Гражданский ответчик в советском уголовном процессе // Вестник советской юстиции. 1925. № 20 (54)..

В принципе, соглашаясь с изложенной позицией М. Гродзинского, полагаем, что в свете ныне действующего уголовно-процессуального законодательства правильнее писать в данной ситуации о правах гражданского истца, а не потерпевшего, а также о взыскании по иску ущерба с обвиняемого, признанного гражданским ответчиком. В науке и на практике нет единого мнения, нужно ли признавать обвиняемого гражданским ответчиком. Ряд авторов в публикациях на соответствующую тему уклоняются от ответа на этот вопрос2Комментарий к УПК РФ / Под общ. ред. В.П. Верина, В.В. Мозякова. М.: Экзамен, 2004. С. 174. или прямо утверждают, что обвиняемый специально не привлекается к участию в деле в качестве гражданского ответчика3Григорьев В.Н., Победкин А.В., Яшин В.И. Уголовный процесс: Учебник. М.: Эксмо, 2005. С. 151. Такого мнения и сейчас придерживаются многие юристы.. Их позиция основана на представлении о гражданском ответчике, которое сложилось из анализа содержания ст. 55 УПК РСФСР 1960 г. В ней было записано: «В качестве гражданских ответчиков могут быть привлечены родители, опекуны, попечители или другие лица, а также предприятия, учреждения и организации, которые в силу закона несут материальную ответственность за ущерб, причиненный преступными действиями обвиняемого. О привлечении в качестве гражданского ответчика лицо, производящее дознание, следствие, судья выносит постановление, а суд — определение». Руководствуясь этой нормой УПК РСФСР Пленум Верховного Суда РСФСР в одном из своих решений постановил об ответственности подсудимых и гражданских ответчиков при разрешении в приговоре иска.

Представляется, что новое уголовно-процессуальное законодательство, не сохранив приведенных выше положений ст. 55 УПК РСФСР о гражданском ответчике, предполагает, что обвиняемый, к которому предъявлен гражданский иск, должен признаваться гражданским ответчиком. В ч. 1 ст. 54 УПК РФ записано, что «в качестве гражданского ответчика может быть привлечено физическое или юридическое лицо, которое в соответствии с Гражданским кодексом РФ несет ответственность за вред, причиненный преступлением». Ссылка на Гражданский кодекс РФ в упомянутой выше ст. 54 УПК РФ, на наш взгляд, свидетельствует о том, что обвиняемого необходимо признавать гражданским ответчиком.

В этой связи отметим, что первое положение гл. 59 ГК РФ «Обязательства вследствие причинения вреда» прямо гласит: «Вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред» (ч. 1 ст. 1064 ГК РФ). В Гражданском кодексе РФ регламентируются правоотношения гражданских истцов и гражданских ответчиков (представителей), но не потерпевших и обвиняемых.

Кроме того, необходимо учитывать, что ответственность по гражданскому иску чаще всего несет обвиняемый, однако на практике он не является гражданским ответчиком и в связи с этим не обладает такими гражданско-процессуальными правами, как признание иска, заключение мирового соглашения и др. Поэтому обвиняемого следует признавать и гражданским ответчиком.

В целях устранения споров по данному вопросу считаем целесообразным дополнить ст. 54 УПК РФ о гражданском ответчике положениями главы 4 ГПК РФ, в частности о праве ответчика признать иск, о праве сторон окончить производство по иску мировым соглашением в соответствии с ч. 1 ст. 39 ГПК РФ. К тому же в ч. 2 ст. 54 УПК РФ предлагается записать о том, что гражданский ответчик, в том числе и обвиняемый, признанный таковым, пользуется и иными правами, указанными в ст. 35 ГПК РФ.

По общему правилу, вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред (п. 1 ч. 1 ст. 1064 ГК РФ). Соответственно совершение преступления является основанием уголовной ответственности, а факт причинения вреда преступлением — основанием гражданской ответственности. Исходя из сказанного очевиден вывод о том, что одно и то же лицо становится одновременно обладателем статуса обвиняемого и гражданского ответчика. И на практике в большинстве случаев материальную ответственность за ущерб, причиненный преступлением, несет сам обвиняемый.

Так, Электростальский городской суд Московской области, осудив Б. по ст. 162 ч. 2 подп, «а, в, г» УК РФ, взыскал с него в пользу потерпевшей П., признанной гражданским истцом, в качестве возмещения имущественного вреда, причиненного при совершении преступления, 95 923 рубля 02 копейки, а в качестве компенсации морального вреда — 10 000 рублей.

Ответчиками но гражданскому иску, помимо обвиняемого, могут быть признаны и обязаны нести материальную ответственность следующие лица.

Родители, усыновители и попечители в случае причинения вреда путем совершения преступления несовершеннолетними (от 14 до 18 лет) обвиняемыми при отсутствии у обвиняемого доходов или иного имущества, достаточного для возмещения вреда, если не докажут, что вред возник не по их вине (ст. 1074 ГК РФ и п. 19 постановления № 7 Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» от 14 февраля 2000 г.). Так Суд незаконно возложил на родителей осужденного за изнасилование и убийство компенсацию вреда потерпевшей, так как осужденный достиг совершеннолетия. При возложении обязанности возместить причиненный вред на родителей осужденного следует учитывать положения ст. 61 Семейного кодекса РФ о равенстве прав и обязанностей родителей в отношении их детей. Поэтому вышестоящей судебной инстанцией отменено решение суда, который, разрешая уголовное дело в части гражданского иска, возложил обязанность по возмещению вреда только на отца несовершеннолетнего осужденного, хотя он показал, что в течение двух лет он сына не видел, так как мать увезла его в Польшу и по возвращении запретила встречаться с сыном.

Не случайно установлен нижний предел возраста, с которого несовершеннолетний несет материальную ответственность за свои действия. Представляется, что в уголовном процессе имущественная ответственность за вред, причиненный преступлением, наступает с достижения возраста уголовной ответственности. Очевидно, что если лицо, совершившее общественно опасное деяние, не достигло возраста уголовной ответственности, то не может быть возбуждено уголовное дело, а без этого не может быть гражданского иска в уголовном процессе.

Родители (усыновители, попечители) освобождаются от ответственности, если установлено, что они:

  • осуществляли надлежащий надзор за несовершеннолетними и вред возник не по их вине;
  • в течение длительного времени находились вне места постоянного жительства при невозможности взять детей с собой и при отсутствии попечителя (экспедиция, командировка);
  • несмотря на все усилия со своей стороны, не могут полностью обеспечить надзор за детьми;
  • материальный ущерб причиняется несовершеннолетним в возрасте 16 лет при исполнении им своих трудовых обязанностей.

Юридическое лицо или гражданин за вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей. Согласно п. 1 ч. 1 ст. 1068 ГК РФ считаются виновными действия любого работника организации, а не только ее администрации, если они совершены при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей. Гражданский иск можно предъявить за вред, причиненный преступлением соответствующей организации, которая после удовлетворения требования гражданского истца может, в свою очередь, возложить его в порядке регресса на виновного работника.

Предписания гражданского законодательства применяются только в случаях причинения вреда работником организации при исполнении своих трудовых (служебных, должностных) обязанностей. Организация не отвечает за вред, причиненный хотя и по вине ее работников, но не в связи с исполнением ими своих трудовых (служебных, должностных) обязанностей. Так, суд первой инстанции взыскал с МВД одной из республик в составе РФ ущерб, причиненный его работником, который был признан виновным в совершении преступления по ч. 1 ст. 171 УК РСФСР (ст. 286 УК РФ). Приговор был оставлен без изменения, при этом Судебная коллегия указала, что вред был причинен при исполнении своих служебных обязанностей, поэтому суд первой инстанции правильно разрешил гражданский иск.

Однако эти положения об ответственности организаций за ущерб, причиненный по вине работников в связи с исполнением своих трудовых обязанностей, следует отличать от еще одной разновидности гражданских ответчиков, которыми являются государственные органы или органы местного самоуправления, несущие ответственность за вред, причиненный незаконными действиями их должностных лиц в области административного управления (ст. 1069 ГК РФ). Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Федерации или казны муниципального образования. Согласно ст. 1069 ГК РФ учитываются незаконные деяния не любого работника государственного органа и органа местного самоуправления, а лишь должностного лица, определение которому дано в примечании к ст. 285 Уголовного кодекса РФ. Для наступления ответственности, предусмотренной ст. 1069 ГК РФ, необходимо, чтобы должностное лицо причинило вред при исполнении служебных обязанностей, объем которых устанавливается правовыми актами. Сами должностные лица, незаконными действиями (бездействиями) которых причинен вред, ответственности перед потерпевшим не несут. Требования о возмещении вреда согласно ст. 1069 ГК РФ к ним предъявляться не должны4Комментарии к Гражданскому кодексу РФ части второй / Под ред. О.Н. Садикова М.: Юридическая фирма Контракт: Инфра-М, 2000. С. 673..

Соответствующие финансовые органы за вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, привлечения к уголовной ответственности, применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ органами дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда (ст. 1070-1071 ГК РФ). Несмотря на то что дела о преступлениях, связанных со служебной деятельностью должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда встречаются в судебной практике весьма редко (в действительности их гораздо больше), все же они встречаются и будут встречаться5Пионтковский А.А. Незаконное задержание и сопротивление работнику милиции или народному дружиннику // Советское государство и право. 1966. № 4. С. 129-134., поэтому совсем не лишним было бы включение соответствующих статей в Гражданский кодекс Российской Федерации, а также в главу 8 УПК РФ «О реабилитации».

В судебно-следственной практике необходимо отличать указанные служебные действия должностных лиц органов дознания, следствия, прокуратуры и суда от противоправных действий должностных лиц в области административного управления. Последние не связаны с совершенными преступлениями, вследствие чего материальный ущерб за их совершение возмещается за рамками уголовного процесса.

Владельцы источника повышенной опасности за причинение вреда этими источниками, если не докажут, что источник выбыл из их обладания в результате противоправных действий других лиц (эти лица несут уголовную ответственность в таком случае по ст. 264 и ст. 166 УК РФ и гражданскую — перед потерпевшими от обоих преступлений). Данное положение применяется в уголовном судопроизводстве в случаях совершения преступления и причинения материального ущерба источником повышенной опасности. В таких случаях обвиняемый — причинитель вреда — несет уголовную ответственность, а владелец или собственник источника повышенной опасности, кем был причинен вред, несет имущественную ответственность и привлекается в уголовное судопроизводство в качестве гражданского ответчика, в случаях, когда причинитель и собственник (законный владелец) не совпадают. Это положение находит частое применение в судебной практике.

В соответствии со ст. 1079 ГК РФ и разъяснениями постановления № 50 Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения» от 22 октября 1969 г. с последующими изменениями владельцами источников повышенной опасности признаются юридические лица или граждане, осуществляющие их эксплуатацию в силу права собственности, права хозяйственного ведения, оперативного управления, а также другим основаниям (по договору аренды, проката или доверенности, в силу распоряжения компетентного органа о передаче источника во временное пользование и т.п.). Так, при осуждении работников железной дороги по ст. 85 УК РСФСР (ст. 263 УК РФ) обязанность возместить вред потерпевшему была правильно возложена на ее владельца.

В уголовном судопроизводстве владелец источника повышенной опасности отвечает за материальный ущерб, причиненный обвиняемым, только в тех случаях, когда последним совершено преступление и ущерб при этом причинен источником повышенной опасности. Если же ущерб был причинен хотя и источником повышенной опасности, но не в результате преступного деяния или же был причинен в результате преступного деяния причинителя, но не источником повышенной опасности, то вопрос ответственности гражданского ответчика в уголовном судопроизводстве отпадает (если она не будет иметь место по иным обстоятельствам). Таким образом, для привлечения в уголовное судопроизводство в качестве гражданского ответчика владельца или собственника источника повышенной опасности необходимо наличие не только состава преступления, но и факта причинения вреда источником повышенной опасности.

Судебная практика и многие цивилисты считают источником повышенной опасности вещи, но не сами по себе, а в процессе их использования в силу особых, им присущих свойств. Так, например, поезд представляет повышенную опасность для окружающих в силу присущей ему огромной тяжести, большой скорости, невозможности моментальной остановки, неожиданных и сильных толчков при торможении и т.д. Именно эти свойства превращают его в источник повышенной опасности6 Майдакин Л.А., Сергеева Н.Ю. Материальная ответственность за повреждение здоровья. М.: Госюриздат, 1951. С. 252..

В уголовном судопроизводстве ответственность владельца источника повышенной опасности ограничена рамками уголовного обвинения, в гражданском судопроизводстве таких ограничений нет. Владелец несет материальную ответственность во всех случаях, даже в случаях причинения ущерба без вины и в случаях, когда причинению ущерба способствовало виновное поведение третьего лица.

Если ущерб причинен совместными действиями, то гражданский иск может быть предъявлен к нескольким лицам, которые несут солидарную материальную ответственность. При предъявлении иска в таком случае следует учитывать, что соответчиками могут быть только обвиняемые по одному делу, причинившие ущерб совместными действиями, только в отношении тех эпизодов, в которых установлено их совместное участие; солидарная ответственность не может быть возложена на лиц, осужденных по одному делу, но за разные преступления, не связанные общим намерением, а также на лиц, когда одни из них осуждены за корыстные преступления, а другие — за халатность, хотя бы действия последних объективно в какой-то мере способствовали первым совершить преступление; суд может возложить солидарную ответственность на лиц, причинивших ущерб юридическому лицу, если они являлись его работниками и если одни являлись работниками, а другие не состояли в трудовых отношениях с этим юридическим лицом.

Но в интересах истца, если это обеспечит возмещение ущерба, суд вправе возложить на подсудимых, совместными действиями которых причинен ущерб, не солидарную, а долевую ответственность.

Если ущерб причинен совместными действиями подсудимого и лица, в отношении которого дело прекращено по основаниям, предусмотренным в и. 2-6 ч. 1 ст. 24, ст. 25, 26 УПК РФ, то суд возлагает обязанность возместить причиненный ущерб на подсудимого в полном размере и разъясняет право гражданского истца подать иск о возмещении ущерба солидарно с осужденным в порядке гражданского производства к лицу, дело в отношении которого прекращено.

Если ущерб причинен совместными действиями подсудимого и лица, в отношении которого дело выделено в отдельное производство, суд возлагает обязанность возмещения вреда в полном объеме на подсудимого, а в отношении лица, чье дело выделено в отдельное производство, при постановлении в дальнейшем обвинительного приговора, суд вправе возложить на него обязанность возмещения вреда солидарно с ранее осужденным7Постановление № 1 от 23 марта 1979 «О практике применения судами законодательства о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением» // Сборник постановлений пленумов Верховных судов по уголовным делам. М.: Проспект, 2002. С. 362..

Солидарная материальная ответственность не может быть возложена на лиц, которые по закону отвечают за действия обвиняемых. В данном случае вред возмещается в долях.

Как участник уголовного процесса, гражданский ответчик может появиться только после предъявления гражданского иска, т.е. только после признания соответствующего субъекта гражданским истцом. А.Г. Мазалов полагает, что, когда такое признание состоялось, признание в качестве гражданского ответчика возможно до предъявления обвинения лицу, привлекаемому к уголовной ответственности8Мазалов А. Г. Гражданский иск в уголовном процессе. 1977. С. 75., но мы не разделяем эту точку зрения, поскольку она не основана на законе, так как в соответствии с ч. 1 ст. 54 УПК РФ в качестве гражданских ответчиков могут быть привлечены лица, которые в силу закона несут материальную ответственность за ущерб, причиненный преступными действиями обвиняемого, следовательно, признание гражданским ответчиком возможно только после появления в уголовном деле обвиняемого.

Гражданский ответчик вступает в процесс на основании постановления дознавателя, следователя, прокурора, судьи или определения суда, и с этого момента он становится полноправным участником процесса, приобретая весь комплекс прав.

Законом гражданскому ответчику предоставлены права, указанные в ч. 2 ст. 54 УПК РФ.

Помимо прав, гражданский ответчик имеет и определенные в законе обязанности. Так, он не вправе:

  1. уклоняться от явки по вызовам дознавателя, следователя, прокурора или в суд;
  2. разглашать данные предварительною расследования, ставшие ему известными в связи с участием в производстве по уголовному делу, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном ст. 161 УПК РФ. За разглашение данных предварительного расследования гражданский ответчик несет ответственность в соответствии со ст. 310 УПК РФ.

Свои права гражданский ответчик может реализовывать лично, через представителя либо совместно с ним.

Функция гражданского ответчика заключается в возражении против материальных притязаний к обвиняемому, но в распоряжении своими правами он самостоятелен, хотя и примыкает к защищающейся стороне.

Помимо указанных в УПК РФ категорий гражданских ответчиков, необходимо отметить, что не только граждане и юридические лица должны возмещать ущерб в результате совершенного общественно опасного деяния, но и государство также может, а в некоторых случаях, по нашему мнению, обязано компенсировать вредные последствия преступления. Прецеденты были раньше и существуют по сей день. Так, Закон РСФСР от 24.12.1990 г. «О собственности в РСФСР» в ч. 3 ст. 30 содержал следующее положение: «Ущерб, нанесенный собственнику преступлением, возмещается государством по решению суда». Но эта норма закона, несмотря на упоминание в ст. 30 о праве государства на регрессный иск, породила хаос в процедуре возмещения ущерба, поскольку если бы государство компенсировало вред во всех случаях совершения преступлений против собственности, то в ближайшее время бюджет России был бы равен нулю. В этом контексте уместно заметить, что Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью не содержит рекомендаций столь радикального характера. В ст. 12 Декларации сказано следующее: «В тех случаях, когда компенсацию невозможно получить в полном объеме от правонарушителя или из других источников, государству следует принимать меры к предоставлению финансовой компенсации:

а) жертвам, которые в результате тяжких преступлений получили значительные телесные повреждения или существенно подорвали свое физическое или психическое здоровье;

б) семьям, в частности иждивенцам лиц, которые умерли или стали физически или психически недееспособными в результате такой виктимизации».

И хотя возврат к данному закону невозможен, целесообразно, на наш взгляд, внести в соответствующее законодательство нормы о возмещении ущерба некоторым категориям лиц, например, если потерпевшим является государственный служащий и преступление в отношении его имущества совершено при осуществлении им своих служебных обязанностей. Такое нововведение соответствовало бы принципу ответственности государства за поддержание правопорядка и охрану прав граждан.

Что касается наших дней, то весь мир охватила очень опасная и страшная но свое сути проблема — проблема терроризма. В результате совершения террористических актов подавляющее большинство террористов погибают вместе со своими жертвами добровольно (так называемые шахиды) и вынужденно (чаще во время освобождения заложников). Остальная же часть преступников успешно скрывается от правосудия. В данном случае предъявить гражданский иск о возмещении вреда просто невозможно, поскольку обвиняемые отсутствуют. Компенсировать вред в подобной ситуации может только государство. Поэтому и в данном случае необходимо на законодательном уровне решить вопрос о проблеме возмещения вреда государством по делам о терроризме. Тогда за государством остается право подачи регрессного иска в случае поимки виновных в совершении террористических акций. Это по своей сути новация; в международно-правовых актах, в частности в международном пакте «О гражданских и политических правах», данная проблема не решена9Сковский К., Смирнова М. Возмещение вреда, причиненного в результате террористической акции // Сборник возможностей защиты в рамках нового УПК России: Материалы научно-практической конференции адвокатов / Под ред. Г.М. Резника и Е.Ю. Львовой. М.: ЛексЭСТ, 2004. С. 230—250.. В пользу именно такого разрешения этой ситуации служит тот факт, что на законодательном уровне уже закреплена обязанность возмещения вреда, причиненного в результате преступного поведения отдельных граждан.

Isfic.Info 2006-2019