Брак по российскому семейному праву

Брачные отношения в X-XVII вв.


В языческую эпоху, когда семенные отношения славянских племен (древлян, радимичей, вятичей, северян) регулировались обычным правом, первой и наиболее распространенной предпосылкой индивидуального брака было похищение, которое в обрядовой, «отголосковой» форме сохранялось, как известно, длительное время. При этом наряду с действительным похищением (например, у древлян) существовало и мнимое. Брак при похищении возникал с момента истечения определенной давности, точнее — с момента примирения сторон, признания факта фактического состояния и соглашения1См.: Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права Ростов-н/Д., 1995 С. 404-405. (Репринт: из. 1886 г.). Согласно летописным описаниям, славяне имели обычай похищать на игрищах тех невест, с которыми сговорились. В «Повести временных лет» сказывалось: «... И ту умыкаху жены собе, с нею же кто съвещашеся»2Повесть временных лет / под ред. В.П. Андриановой-Перетц. Ч I. М, 1950..

Вторым способом заключения брака была покупка (впрочем, она могла быть и основой примирения при похищении)3См., например, Загоровский А. О разводе по русскому праву Харьков, 1884 С. 17. Передача купленной невесты уже в древние времена развилась в весьма сложные формы: запродажная сделка («сватовство», т.е. осмотр предмета сделки — невесты — посторонними, и «рукобитье», т.е. заключение сделки самими сторонами).

Третьим способом заключения брака (у полян) было приведение: не жених похищает или покупает невесту, а ее приводят к нему в дом с приданым: «Поляне... брачные обычаи имяху: не хожаше зять по невесту, но приводяху вечер, а завтра приношаху по ней, что вдадуче»4Лаврентьевская летопись // Полное собрание русских летописей Т I. СПб, 1846 С 6.

В. О. Ключевский выделял пять видов брака, которые сменяли друг друга, отражая процесс разрушения родовых связей: 1) умычка (умыкание); 2) умычка с последующей уплатой вена (откупа); 3) продажа невесты по взаимному соглашению сторон; 4) хождение за невестой с последующей уплатой вена; 5) «привод» невесты к жениху с получением вена или выдачей приданого5См. Ключевский В.О. Курс русской истории // Соч. в 9 т. Т. I. М., 1987. С. 135.

К. А. Неволин противопоставлял два вида брака, существовавших одновременно и принятых у различных славянских племен: для первого характерны инициатива самих сторон в выборе брачного партнера, для второго — третьих лиц, где «жених и невеста представляются в страдательном положении при заключении брака6См. Неволин К.А. История российских гражданских законов. Т. I. СПб., 1851 С. 131..

Ряд современных исследователей полагают, что расширение круга источников позволяет предположить более развернутую классификационную схему, включающую большее число способов возникновения брака: 1) наиболее архаичный — умыкание (в некоторых случаях насилие над личностью невесты было лишь формальным, в других — действительным); 2) заключение гражданско-правовой сделки; 3) принуждение женщины к сожительству (в отличие от умыкания, или «умычки», здесь отсутствовал ритуальный элемент); 4) приведение (от умыкания отличало наличие согласия родителей невесты и свидетельства соседей); 5) прелюбодеяние (в более широком смысле, нежели принято в настоящее время, т.е. в смысле брачного сожительства, перешедшего в супружество) — фактический брак, сожительство неженатого мужчины и незамужней женщины — без публичного оформления и с ограниченными взаимными обязательствами супругов7Подробнее об этом см.. Оспенников Ю.В. О видах брачных связей в русском праве XII-XV вв. // Правоведение 2004. № 5. С. 210-216..

Содержание личных отношений, как полагают исследователи данного вопроса, в значительной степени зависело от способов возникновения (заключения) брачного союза: при похищении жена становилась собственностью мужа, при покупке и совершении брака с приданым власть мужа была несколько ограничена. При этом на Руси муж мог распоряжаться свободой жены, но не имел права на ее жизнь и смерть. Развод производился относительно свободно, в браке с приданым — даже по инициативе женщин8См, например. Антокольская М.В. Семейное право М., 1997. С 44-45. Нижник Н.С. Правовое регулирование семейно-брачных отношений в русской истории. СПб., 2006. С. 12.

После принятия на Руси в 988 г. христианства брак устанавливается постепенно в течение столетий, представляя, как пишет М.Ф. Владимирский-Буданов, смешанный результат действий русского обычного права, рецепции византийских светских законов и церковного права. Начинает действовать Номоканон — собрание норм византийского семейного права, впоследствии дополненное постановлениями русских князей и получившее известное название Кормчей книги. Брак стал рассматриваться как таинство — «мужеви и жене сочетание и бытие во всей жизни божественныя же человечиския правды общение», целью которого являлось продолжение рода человеческого. Под влиянием византийского права, отмечал Г. Ф. Шершеневич, Православная церковь ввела церковную форму брака, установила пределы свободы расторжения брачных уз, устранила многоженство9См.. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. Казань, 1905 С. 588.

Однако действие христианских православных начал сказывалось медленно, сталкиваясь с вековым нравственным, хозяйственным и юридическим бытом крестьянства, обычным правом. Церковное венчание, введенное в XI в., практиковалось только в высших слоях общества, остальное население совершало браки по традиционным обрядам. По мнению исследователей народного обычного брачного права, брак был союзом гражданским, светским, первостепенное значение придавалось его общественному признанию (пока не отпразднована свадьба, пусть и отложенная, супружеских прав и обязанностей могло не возникнуть), а второстепенное значение — признанию религиозному, церковному венчанию.

Максимальный брачный возраст, согласно Кормчей книге, устанавливался в 15 лет для мужчин и 12 лет для женщин. Однако браки совершались и в гораздо более раннем возрасте — соответственно в 11 и 10 лет и даже ранее: Святослав Игоревич в 1181 г. был возведен в супружество десяти лет от роду; дочь суздальского князя Всеволода Юрьевича Верхуслава в 1187 г. была выдана замуж за 14-летнего Ростислава Рюриковича «млада суше осьми лет», Иван III был обручен («опутан») «девицею 5 лет». «Достаточно яблока и немного сахару, чтобы она оставалась спокойной», — записал свои впечатления один из немцев-опричников в середине XVI в. о княгине Марии Старицкой, 9-летней невесте 23-летнего герцога Магнуса10См. Пушкарева Н.Л. Частная жизнь русской женщины, невеста, жена, любовница (X - начало XIX в.). М, 1997. С. 22.. В народной пословице говорилось: «Невеста родится - жених на коня садится». Правда, такие ранние браки, особенно со стороны девической, совершались в основном в княжеской среде. Подобные казусы не прекратились вовсе даже после запрета в XV в. митрополита Фотия «венчать девичок менши пятнадцати лет». В крестьянской среде девушек старались выдавать замуж в несколько более старшем возрасте — часто к 16-18 годам, когда они становились способными самостоятельно выполнять нелегкие домашние обязанности по уходу за скотиной, готовке пиши и заготовке продуктов впрок.

Верхний возрастной предел, а также разница в возрасте жениха и невесты формально не предусматривались. Священникам по этому вопросу давались лишь общие рекомендации. В инструкции поповским старостам 26 декабря 1697 г. патриарха Адриана приказывается писать в венечной памяти, чтобы попы «о женихах и невестах разыскивали, вдовцы мужи и жены не в престарелых ли летах». (Указание, как видим, напрямую касалось только вдовиц и вдовцов.) Обращалось также внимание на то, чтобы между вступающими в брак не было «великой разницы в летах». Между тем не только женихи бывали намного старше невест, но и нередки были случаи (в том числе в крестьянской среде), когда невеста в летах выходила замуж за жениха-ребенка. (Так, например, даже в XVIII в. между однодворцами Белгородской и Воронежской епархий встречался «непотребный обычай, что они малолетних своих сыновей лет 8, 10, 12 женят и берут за них девок по 20 и более, с которыми свекры их многие впадают в кровосмешение, за что несколько из них... и к смерти приговорено».)

К числу классических церковных условий заключения брака относилось отсутствие определенных степеней родства и свойства: первое — до седьмой степени включительно, второе — до шестой (это, впрочем, не всегда можно было установить, так как многие свойственники не поддерживали контактов между собой и могли не знать о браках друг друга). Имело значение и духовное родство. Крестный отец долженствовал крестника «к благочестию наставляти... и большей есть, нежели отец родивый его по плоти...». Духовное родство ставилось выше, чем родство через брак: «Понеже сродство по духу есть важнее союза по телу» (Кормчая книга, гл. 50) Запрещались браки между участниками отношений усыновления. На практике в разные времена глубина запретов несколько менялась, однако, судя по всему, не принципиально.

По общему правилу обязательным условием объявлялось непременное наличие воли родителей (кроме случаев их нахождения не в здравом уме или в плену) или опекунов. В случае беспричинного сопротивления браку дети могли обратиться к гражданской власти, «вено» которой могло заменить согласие отца. В отдельные времена согласия не требовалось для эмансипированных детей (эмансипация дочери наступала в 25 лет). Свобода воли самих детей была желательна. Церковь боролась с родительским принуждением, однако на практике таких браков было немало. Сложившееся положение постоянно осуждалось высшим духовенством. Так, патриарх Адриан в 1693 г. указывал: «... чтоб отныне к венчанию приходящих жениха и невесту священником поособно истязовывати и накрепко допрашивати, по любви ли и согласию... супружествуются, а не от насилия ли или неволи...».

С другой стороны, источники свидетельствуют и об обратной тенденции. Так, договоры о помолвке (XII в.) включали условие о неустойке, если свадьба расстроится по вине ветреника-мужчины. С XVI в. появилась и формула о штрафе с родственников несогласной на брак невесты. Близкие родственники невесты, разумеется, старались не допустить таких инцидентов. Однако были и дошедшие до нас исключения: богатая бабушка Марфа (начали 1560-х гг.), любя внучку Авдотью, продала два села, чтобы выплатить штраф ее жениху, за которого, влюбившись в другого, внучка отказалась идти замуж. В «Повести о семи мудрецах» сказывалось: «Рече ей мати: “Кого хощеши любити ?” — Она же отвеща: “Попа”. — Мати же рече: “Лутчи... дворянина, ино менши греха”. - Она же рече: “Попа хощу”». Больше возможности свободного волеизъявления имели дети, а также женщины, выходившие замуж не в первый раз. Новгородка Ульяница (XIV в.) писала возлюбленному Миките: «Пойди за мене. Яз тебе хоцю, а ты мене. А на то послухо Игнато».

Поскольку на Руси, как мы уже отмечали, брак являлся с древних пор институтом не только личным и церковным, но и публичным, общественным, в той или иной форме и степени обязательности требовалось позволение начальства. Первоначально, отмечает М.Ф. Владимирский-Буданов, оно имело применение как для служилых, так и для неслужилых лиц: одобрение или прямое устройство брака князем; подарок, выкуп за девицу; получаемый местной властью «за потерю лица в обществе». Впоследствии это условие стало применяться к людям «служилым» военного и гражданского ведомств.

В христианскую же эпоху русского семейного права образовалось и правило о «единоженстве», или отсутствии другого нерасторгнутого брака. В языческую пору господствовало многоженство, впрочем, не безграничное. В летописях сказывалось о самых нецивилизованных из славянских племен (радимичах, вятичах, северянах): «имяху же по две и по три жены». Князья эту норму могли превышать — у князя Владимира в язычестве было 6 жен и 800 наложниц (300 — в Вышгороде, 300 — в Белгороде, 200 — в сельце Берестовом)11См. Российское законодательство X—XX веков / под общ. ред. О И Чистякова. М., 1984. Т.1 С 152.. Следы многоженства обнаруживались и в христианскую эпоху: Подтверждением тому, в частности, служат назидательные тексты из устава Ярослава: «Если две жены кто водит, то епископу 40 гривен, а которая подлегла, ту взять в церковный дом, а первою держать по закону...».

Регулировалась и повторность браков, а точнее — их последовательное количество. Лишь первый брак церковь признавала таинством, он получал венчание, а второй и третий - только благословение. Церковь признавала только гражданские последствия следующих браков. В Правилах Василия Великого указываюсь: «На троебрачие нет закона, посему третий брак не составляется по закону. На таковые дела взираем, как на нечистоты в церкви: но всенародному осуждению оных не подвергаем, как лучшия, нежели распутное любодеяние». Четвертый брак признавался недействительным. Вслед за Кормчей книгой в Стоглаве (1551 г.) объявлялось: «Первый брак - закон, второй - прощение, третий - законопреступление, четвертый - нечестие, понеже свинское есть житие» (гл. 23). Однако жизнь противилась этому строгому канону, допуская и четвертый, пятый, шестой, седьмой браки (пример Ивана Грозного) и даже десятый (у вятчан). Часто терпимость к подобным союзам объяснялась необходимостью иметь потомство. Но в былинах и повестях приводились и иные мотивы «...смотрячи на красоту ея, с умом смешался, и забыл свой первый брак, и взял ее за руку за правую, и целовал в уста сахарныя, и прижимал ее к сердцу ретивому...». Мотивация смены жен в этом тексте, отмечает Н. Л. Пушкарева, «настолько напоминает сегодняшний день, что не требует комментариев». Первым светским законом, лишившим силы четвертые браки, стало Соборное уложение царя Алексея Михайловича (1649 г.) и Указ от 27 июня 1651 г. «О недействительности четвертого брака»: вдова после четвертого брака и ее дети не получали наследства после смерти мужа и отца; Уложение запрещало жениться на четвертой жене, а Указ — выходить замуж за четвертого мужа. Сила этого правила подтверждалась и последующими указами12См. Победоносцев К. П. Курс гражданского права. Т. 2. М. 2003 С 32-33. (Публикуется по изданию 1896 г.).

Для вдовиц устанавливался также траурный год — из понятных физиологических причин (для различения отца).

Сохранение невинности невесты до брака церковный закон не рассматривал в качестве условия его заключения. Девственность требовалась только от будущих жен представителей клира, а с мирских людей предписывалось взимание штрафа, «если замуж пошла нечиста». Тем не менее несоблюдение целомудрия почти повсюду обставлялось более или менее позорными для невесты и ее родных последствиями.

В этой связи следует упомянуть и о «теремном» бытии девиц (а также и жен). Как отмечает Н.Л. Пушкарева, в русских источниках понятие «женского терема» можно найти уже в былинах киевского цикла, но отличительной чертой жизни знатных московиток оно стало не ранее середины XVI в. «Среди причин возникновения такого специфического затворничества, — продолжает автор, — называют распространение вместе с православием византийской феминофобии с ее представлением о женщине как о “сосуде греха”, который следует держать взаперти во избежание соблазна». Другая причина, видимо, коренится в том, что к середине XVI в. знатные девицы-московитки превратились в род весьма дорогого «товара», которым торговали родители, заключая династические союзы: сохранение целомудрия боярских и княжеских дочерей в недоступных взору и тем более общению теремах стало формой «семейно-матримониальной политики» («Держи деньги в темноте, а девку в тесноте», «В клетках птицы — в теремах девицы»). «Не эта ли лишенность “самых нежных чувств” заставляла княжон и боярынь мастерской Софьи Палеолог вышивать по краю церковной пелены шелковую вязь: “Да молчит всякая плоть...” (1499 г.)?».

Формы совершения брака существенным образом зависели (и зависят) от различия понятий о самом браке. По римскому и византийскому праву брак есть договор. Соответственно форма его совершения была сродни форме совершения прочих гражданских сделок. Поскольку церковь полагала брак таинством, а не договором, единственной формой для совершения его явилось церковное венчании. Впрочем, исследователи полагают, что на практике это требование стало соблюдаться весьма постепенно и отнюдь не повсеместно и постратно. Так, правила митрополита Иоанна в XII в., отмечает М. Ф. Владимирский-Буданов, «засвидетельствовали, что в то время, т.е. два века спустя после принятия христианства, не было на простых людях благословенного венчания, но бояре только и князья венчались... Строгие поучения духовенства против невенчанных браков доказывают, что в обычном праве такие браки были в употреблении не только в XII в., но и в XV и XVI». Нет сомнения, соглашается с ним К.П. Победоносцев, «что правила церковной формы брака, принесенные к нам восточною православною церковью, надолго еще оставались мертвою буквой для массы населения, продолжавшего заключать браки в диком, бесформенном виде».

Тем не менее в Московском государстве церковь в конце концов провела в жизнь свое учение о браке как таинстве и венчании как единственной форме его совершения (кроме повторных браков, для которых, как мы уже отмечали, предусматривалось благословение).

Венчание предварялось обручением (сговором родителей жениха и невесты о браке и приданом). Оно оформлялось сговорной записью; на случай нарушения обещания устанавливалась неустойка — заряд. После вставал вопрос о смотринах невесты. Иногда такое разрешение не давалось — «от гордости» или от того, «что невеста была дурна собою». Чаще же разрешение следовало - и в дом смотрительницей являлась мать или родственница жениха. (Впрочем, и тогда не было гарантии «качества товара»- девицу могли подменить сестрой, служанкой.) Сам жених, как правило, видеть невесту до брака права не имел. Отрицательный результат смотрин мог вести к расстройству брака13Подробнее об этом см. Костомаров Н.И. Исторические монографии и исследования Кн. 2, Т. 19. Очерк домашней жизни и нравов великорусского народа и старинные земские соборы. СПб, 1906. С. 128-129. Знатным женихам делались исключения: на «общенародный смотр» великому князю Василию Ивановичу собрали 1500 девиц14См.. Забелин И. Домашний быт русских цариц в XVI и XVII столетиях. М., 1907. С 208., Ивану Грозному дворяне и дети боярские свозили своих дочерей отовсюду (нерасторопные отцы подвергались опале и казни); для выбора невесты к повторному браку царя Алексея Михайловича из знатного числа девиц были им (через окошко потаенной комнаты) выбраны три кандидатки, коих душевные и телесные достоинства освидетельствовали смотрительницы.

Получив уведомление родителей о желании заключить между их детьми брак, священник производил обыск - выяснял у родственников и других лиц, нет ли препятствий к браку. Далее производилось троекратное оглашение о нем в церкви, намечалась свадьба и выдавалась приходскому священнику епархиальным архиереем венечная память (знамена) — документ, в котором записывались имена брачующихся и сведения о результатах обыска. Венчание осуществлялось публично в приходском храме (по месту жительства жениха и (или) невесты) при обязательных двух свидетелях. Затем следовало свадебное пиршество, сложнообрядность и живучесть которого подтверждали важность не только церковного, но и общественного признания союза.

Личные супружеские отношения в духе христианского учения строились на триаде — единой фамилии, общем месте жительства и принятии женой социального статуса мужа. Как правило, жена следовала за мужем. Однако в московском праве не было такого строгого императива — место жительства могло определяться и домицилием жены (в этом случае в некотором смысле муж как бы менялся ролью с женой — приносил ей приданое и т.д.).

Социальный статус жены определялся социальным статусом мужа. Это следовало из Церковного устава Ярослава, Судебника Ивана IV, Уложения царя Алексея Михайловича и других актов15См., Неволин К.А. История российских гражданских законов Ч I. М., 2005 С. 234-242.. Так, Судебник 1550 г. исходным размером за бесчестье жены определял сумму, двукратную от предусмотренной за бесчестье мужа (ст. 26): «... а торговым гостем болшим пятдесят рублев, а женам их вдвое против их бесчестна... а крестианину пашенному и непашенному бесчестна рубль, а жене его бесчестна два рубля...». Дочь посадского, выйдя замуж за вольного человека, переставала находиться в черной слободе, и муж ее в тягло не записывался (ст. 21 Соборного уложения 1649 г); напротив, выходя замуж за старинного холопа, или кабального, или бобыля, она определялась с мужем к его владельцу (ст. 37). Однако бывали и исключения: например, вдова посадского записывала второго (вольного) мужа в посад (ст. 22). Кстати, и в церковном, и в светском плане, отмечает Н.Л. Пушкарева, к мезальянсам также было отношение негативное. Церковные деятели устрашали женихов тезисом о том, что «жена от раб ведома есть зла и неистова». Мезальянс в виде женитьбы на рабыне как источник похолопления упомянут в «Русской Правде». Случаи благополучной семейной жизни князя и простолюдинки почти не нашли отображения.

Однако основательной правовой регуляции личных отношений в эту эпоху не было. В древний период русской истории, отмечает Г.Ф Шершеневмч, семья, как и всюду пользовалась автономией, законодательных определений о личных и имущественных отношениях супругов не было, указания на семейные права бедны. Семья в тот период напоминала маленькое государство со своим главой и собственной публичной властью в лице мужа и отца16См. Петражицкий Л.И. Теории права и государства в связи с теорией нравственности СПб., 1910. Т. 2. С. 713.. Власть мужа трактовалась как закон: «Жене глава муж, мужу — князь, а князю - Бог». Права (без права, однако, на жизнь жены) власти осуществлялись непосредственным принуждением без помощи иска или обращения к публичным властям.

Своеобразным социальным регулятором семейных, в том числе супружеских, отношений был Домострой (XVI в.) как один из самых известных назидательных сборников. Первая его редакция была составлена в Новгороде в конце XV — начале XVI в., вторая - значительно переработана новгородцем, впоследствии влиятельным советником молодого Ивана IV, протопопом Сильвестром. Этот «кодекс» состоял из трех частей — «духовного строения» (религиозные наставления в гл. 1-15), «мирского строения» (о семейных отношениях в гл. 16-29) и «домовного строения» (хозяйственные рекомендации в гл. 30-63). С одной стороны, в Домострое показаны принижение женщины в домашнем быту, жесткость воспитания, личная несвобода человека, с другой — он значительно мягче в своих рекомендациях по отношению к женщине, чем наставления прежних лет, что соответствовало ее реальному положению в обществе данного времени17См. Домострой. Вступительная статья В. В. Колесова. М., 1990. С. 10. И. Е. Забелин писал: «Женщина поставлена здесь на видном месте, ее деятельность обширна... мы не имеем никакого права упрекать Домострой в жестокости к женщине: у него нет приличных невинных удовольствий, которые бы он мог предложить ей, и потому он принужден отказать ей во всяком удовольствии, принужден требовать, чтобы она не имела минуты свободной, которая может породить в ней желание удовольствия неприличного или, что еще хуже, желание развлекать себя хмелем. Сколько женщин по доброй воле могло приближаться к идеалу, начертанному Домостроем, скольких надобно было заставлять приближаться к нему силою, сколько женщин предавалось названным неприличным удовольствиям? На этот вопрос мы отвечать не решимся»18Забелин И. Е Домашний быт русских цариц М., 1869, С. 48..

Церковные мотивы — взгляд на женщину как потенциальную пособницу дьявола — сохраняются. Но женщина — и хозяйка дома. «Права и обязанности хозяина и хозяйки, — отмечает В. В. Колесов, — находятся как бы в дополнительном распределении... только совместно муж и жена составляют “дом”. Без жены мужчина не является социально полноправным членом общества, он остается при другом (отцовском) “доме”... Другое дело — идеальные качества, которых требовал от женщины Домострой. В отличие от мужчин (он должен быть строг, справедлив и честен) от женщины требовались чистота и послушание. Такая специализация нравственного чувства также понятна в эпоху патриархального общества: в полной мере действует правило, упоминаемое еще Владимиром Мономахом: “Любите жену свою, но не дайте ей над собою власти”».

Так, в гл. 16 указывается: «Каждый день и каждый вечер, исправив духовные обязанности, и утром, по колокольному звону встав, и после молитвы мужу с женою советоваться о домашнем хозяйстве, а на ком какая обязанность и кому какое дело велено вести...» Из гл. 18: «...Господину же о всяких делах домашних советоваться с женой...»; гл. 20: «Если дочь у кого родится, благоразумный отец... от всякой прибыли откладывает на дочь... так дочь растет, страху Божью и знаниям учится, а приданое ей все прибывает»; гл. 21: «...Не жалей младенца бия: если жезлом накажешь его, не умрет, но здоровее будет, ибо ты, казня его тело, душу его избавляешь от смерти»; гл. 22: «Чада,... любите отца своего и мать свою и слушайтесь их, и повинуйтесь им Божески во всем, и старость их чтите, и немощь их и страдание всякое от всей души на себя возложите, и благо вам будет...»; гл. 23. «Если подарит кому-то Бог жену хорошую — дороже это камня многоценного. Такой жены и при пущей выгоде грех лишиться: наладит мужу своему благополучную жизнь... Жена добрая, трудолюбивая, молчаливая — венец своему мужу...»; гл. 25: «Следует тебе самому господину, жену и детей, и домочадцев учить не красть, не блудить, не лгать, не клеветать, не завидовать, не обижать... не бражничать...»; гл. 33: «... Да и сама хозяйка ни в коем случае и никогда, разве что занедужит или по просьбе мужа, без дела бы не сидела...»; гл. 39: «..а в гости ходить и к себе приглашать и пересылаться, только с кем разрешит муж»; гл. 40: «А у жены решительно никогда никоим образом хмельного питья бы не было...».

Имущественные отношения супругов, в отличие от личных, строились на основе признания некоторой самостоятельности замужней женщины. Еще в дохристианский период жены на Руси имели свое имущество, т.е. существовал принцип раздельной собственности. В подтверждение этого тезиса исследователи обычно ссылаются на пример княгини Ольги, коей принадлежали город Вышгород, село Ольжичи, звериные и птичьи ловли. Однако, по мнению М. Ф. Владимирского-Буданова и Г Ф. Шершеневича, случай этот нетипичный: 1) из княжеского права, который не является источником частноправовых норм; 2) Ольга в то время была без мужа. Ссылки на «Русскую Правду» также не вполне основательны, так как все ее указания на этот счет сводятся к правам наследования, т.е. к правам жены после прекращения брака, нисколько не проясняя вопроса об отношениях мужа к имуществу жены в период брака; но после смерти мужа жена или остается распорядительницей общесемейного имущества, или получает выдел наравне с сыновьями. Тем не менее свидетельства определенной самостоятельности женщин имеются: 1) признавались имуществом жены движимые вещи из приданого (одежды, украшения) и вещи, приобретенные ее личным трудом (не без участия, однако, прав мужа); 2) содержание жены в то время обеспечивалось дарением ей мужем или свекром имущества для обеспечения на случай вдовства; 3) значительной могла быть роль жены при управлении хозяйством дома и поместьем (постоянные «отлучки мужа на “государеву службу” объективно вынуждали “жен дворянских” подолгу выполнять функции управительниц поместий, показывая себя властными и расчетливыми домодержицами»).

Обобщая данные об имущественно-правовом статусе женщин. Н.С. Нижник выделяет два этапа развития данною института: 1) в X — начале XVI в. происходит медленное расширение дееспособности женщин всех социальных страт в части личного и общесемейного имущества; 2) с середины XVI до середины XVII в. наступает эпоха юридических ограничений соответствующих прав, запретов дворянкам владеть поместьями, вотчинницам — наследовать родовую собственность (с целью усиления государственного контроля за землями).

По учению церкви супружество прекращается только физической смертью — и то не вполне, ибо только этим, по мнению М Ф. Владимирского-Буданова, можно объяснить ее сопротивление допустить повторение брака. В Древней Руси развод был либо письменным договором между супругами, представленным светскому или духовному суду, либо односторонним актом - отпускной мужа жене. В Московском государстве постепенно утвердилось иное - развод давался епархиальной властью.

Однако между «автоматическим» прекращением брака смертью одного из супругов и его расторжением издавна находилась процедура уничтожения незаконного союза — с установлением последствий, которые еще в римском праве именовались двусторонней реституцией. Так, нормы ст. 9, 17, 27 Устава князя Ярослава гласили: «Аще муж оженится иною женою, а с старою не роспустится, митрополиту вина, молодую пояти в дом церковный, а с старою жити (ст. 9)... Аще кто иметь две жены водити, митрополиту 20 гривен, а которая подлета, тую пояти в дом церковный, а первую жену держати по закону. Иметь ли лихо ею держати, казнью казнити» (ст. 9.);... «Аще два брата с единою женою, митрополиту 30 гривен, а женку пояти в дом церковный» (ст. 27)19Устав князя Ярослава. Пространная редакция // Российское законодательство X-XX вв. Т. 1. С. 19-191..

Церковь без внешних колебании шла на юридическое уничтожение семьи, хотя бы и с детьми и внуками. По версии ряда ученых, не все нарушения условия заключения брака квалифицировались в качестве оснований его уничтожения через признание недействительным (незаконным). М.К. Цатурова полагает, что к таковым относились: несоблюдение брачного возраста, наличие другого брака, нарушение запрета о близкой степени родства или свойства20См. Цатурова М.К. Русское семейное право XVI-XVIII вв. М, 1991. С. 90.. Высказывались также предположения о шких основаниях, как заключение брака «но насилию или в сумасшествии»... Однако основательных сведений на этот счет не обнаружено.

Разумеется, церковь была (и остается) противницей прекращения брачного союза путем его расторжения, но жизнь диктовала эту необходимость — и человеческой слабости следовало уступить.

В эпоху Устава князя Ярослава церковною практикой (на основе Кормчей книги) развод допускался: при недонесении женой или мужем о государственном заговоре, покушении на жизнь другого супруга, посещении женой корчмы, игрищ или домов посторонних людей без согласия мужа, неспособности супруга к брачному сожитию, длящейся три года, безвестном отсутствии в течение пяти лет; при совершении прелюбодеяния или в случае необоснованного обвинения жены в прелюбодеянии.

При этом основным поводом с древнейших времен считалось именно прелюбодеяние, но определялось оно гендерно различно. Муж считался изменником, если имел на стороне наложницу и детей от нее или длительную связь с женой другого. Жена полагалась «прелюбодеицей», если она только решалась на связь с другим мужчиной, на «чюжеложьство» — с такой вероломной супругой муж был не только вправе, но и обязан развестись; прощение же жене греха измены рекомендовалось наказывать штрафом в пользу церкви. Встречалось, видимо, хотя и крайне редко, и не в течение всего исследуемого периода, в качестве «разводных» оснований: а) бездетность брака, в том числе импотенция мужчины (XII в.): «аще муж не лазит на жену свою, про то их разлучити»; б) невозможность главы семьи «держати» (материально содержать жену и детей); в) постриг в монастырь21Постриг мог быть и принудительным известным фактом является история с Соломонией Сабуровой, женой великого князя Василия III (1526 г.), кою «не хотящу и не мыслящу о том», из-за «неплодия» ударив бичом, заставили принять постриг. ; г) потеря невестой невинности до брака; д) различие вероисповеданий супругов (крещение на Руси при Владимире не было общерусским явлением); е) обоюдное согласие супругов. При этом разнообразию применения поводов к разводу во времени в известной мере соответствовало и разнообразие их применения по месту: источники брачного права отличались разнородностью, ходили в списках, решения принимались епископами, обладавшими большой самостоятельностью.

Isfic.Info 2006-2017