Оперативно-розыскная террология

Тоталитарные секты как субъекты экстремистских и террористических преступлений


Термин «тоталитарные секты» используется для обозначения особых авторитарных организаций, лидеры которых под масками религиозности, оздоровления, образования, культурно-просветительской деятельности и т.п. привлекают и эксплуатируют в собственных интересах своих последователей.

Деятельность тоталитарных сект является разрушительной для семьи, поскольку вытесняет семейные традиции и разрушает семейные узы. Паразитический вид существования данных сект, не производящих никаких потребительских благ, является опасным для общества, поскольку оттягивает от общества людские, финансовые и прочие ресурсы.

Каждая тоталитарная секта является своего рода государством в государстве, «инородным телом», живущем по собственным, противоречащим традиционным морально-этическим принципам. Эти принципы являются для членов сект высшим законом и высшей нравственностью. Именно поэтому большинство тоталитарных сект «приняли на вооружение» террористические методы1Мартинович В.А. Сектантство и терроризм // Иппокрена: Науч.-метод. журнал Института парламентаризма и предпринимательства. 2007. № 2..

Еще недавно тоталитарные секты воспринимались исключительно как социальный феномен, но с конца XX в. они сделались одной из главных проблем международной безопасности. Мир был потрясен массовыми жертвами «Ордена Солнечного храма» в 1994 и 1995 гг., газовой атакой «Аум Синрике» в токийском метро в 1996 г., массовым самоубийством членов секты «Небесные врата» в Лос-Анжелесе в 1999 г.

На территории России наибольшую активность проявляют секты, возникшие и получившие финансовую и организационную поддержку на территории США, такие как «Свидетели Иеговы», «Неопятидесятники», «Церковь Последнего Завета» и им подобные. Имея отлаженную методику вербовки, умело используя в пропаганде христианскую символику и терминологию, они завлекают к себе людей.

Деятельность этих сект направлена на разрушение традиций, общепринятых норм повеления, установленного законопорядка. Дети и подростки как наиболее незрелые в социальном отношении личности, попадая под влияние таких организаций, получают от них заряд негативной, девиантной идеологии, оказываясь выброшенными из реальной жизни, потерянными для общества.

«Фестивали музыки и чудес», проводимые неопятидесятниками по всей стране, нередко заканчиваются массовыми психозами их последователей, вызовами нарядов неотложной психиатрической помощи.

Сектантство в России на современном отрезке времени имеет вполне объективное обоснование. Причинами, породившими сектантство в нашей стране в 1970-х — начале 1980-х гг., явились неблагоприятная социальная и духовная атмосфера застоя, рост религиозно-мистических настроений. Резкие и глубокие социокультурные изменения, ускорение роста и экстремальное развитие указанных настроений в конце 1980-х — 1990-х гг. создали им вполне комфортное существование до настоящего времени.

«Завлекательные» механизмы сект отвечали потребностям переломного времени, взаимоотчуждая людей в противовес «тесной семейственности в общине», предлагая светлую жизнь не после смерти, а «здесь и сейчас» и пр. Официальная идеология перестала давать необходимые ответы и решения, а неорелигиозные общности, пользуясь сложившейся ситуацией, широко разрекламировали свои утопические программы совершенствования человечества.

Сегодня в России насчитывается от 300 до 500 действующих (разрешенных) сект отечественного происхождения, при этом Россия занимает третье место в мире по числу тоталитарных сект и имеет тенденцию к дальнейшему расширению. Численность людей, вовлеченных в деструктивные и оккультные религиозные организации, достигает более миллиона человек, 70% из которых молодые люди в возрасте от 18 до 27 лет».

Общностью вербовки в секты и террористические организации является:

  • вовлечение (индокринация) новых субъектов в террористическую и экстремистскую деятельность; по своим механизмам полностью совпадает с вербовкой в секты;
  • вербовка в религиозные секты; становится лишь этапом вовлечения в экстремистскую и террористическую деятельность. В нашей стране это особенно ярко проявляется в Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии;
  • вовлечение в экстремистскую и террористическую деятельность адепта секты; представляет собой технологическую цепочку деструктивных воздействий на сознание и волю объекта.

Дальнейшие тенденции развития тоталитарных сект, НРД и подобных им — желание внедрить в государственную систему воспитания и образования свои методики и программы. Они проникают в учреждения социальной помощи, педагогические коллективы, оказывают «помощь» наркоманам, формируя у них «перезависимость» и доводя до нищеты отчаявшихся родителей.

Подстраиваясь под обстоятельства времени, тоталитарные секты, по словам главы Исследовательского центра стратегии и развития национальной безопасности Игоря Олейника, в нашей стране напрямую связаны с терроризмом. Александр Дворкин утверждает, что «Россия переживает второй этап развития этой ситуации. На первом этапе секты накопили достаточно людских ресурсов, закрепились, и сейчас рост их активности продолжает увеличиваться.

К тому же возникают секты собственного «отечественного производства»»2Подробнее см.: Дворкин А. Сектоведение. Тоталитарные секты. Н. Новгород. 2002..

Активность «традиционных» и «молодых» тоталитарных сект («Церковь саентологии», «Церковь Объединения», «Церковь Последнего Завета», «Церковь Христа», «Белое братство», «Страна Анура», «Семья») только повышается, обрастая коммерческими инфраструктурами и ведя борьбу за человеческие ресурсы с прочими сектами и НРД.

Церковь Объединения Муна, свидетелей Иеговы, Церковь Последнего Завета Виссариона, Университет Брахма Кумарис, саентологи, организация Источник Жизни — все они финансируются из-за рубежа и планомерно выполняют поставленные их руководителями задачи, во многом противоречащие внутренней политике Российского государства.

«Сетевое сектанство» как форма экстремистской и террористической деятельности. Отдельно необходимо остановиться на проблеме распространения экстремистских взглядов и идей через сеть Интернет как наиболее актуальный и быстроразвивающийся сектор, используемый для пропаганды радикальных идей. Так, по результатам социологического опроса, проведенного в Белгородской, Новгородской и Новосибирской областях, 60% опрошенных молодых людей неоднократно сталкивались с пропагандой экстремистских взглядов именно в сети Интернет.

Между членами неформальных молодежных группировок профашистской направленности действует система общения через Интернет (в том числе с зарубежными единомышленниками), которая осталась за рамками правового регулирования, поскольку не отнесена законодательством к средствам массовой информации, — возникает вопрос об ответственности лиц и организаций за размещение на сайтах экстремистских материалов.

Несмотря на явно активизировавшуюся в последнее время работу органов власти по данному направлению, тенденцией остается сохранение у киберпространства растущего потенциала для культивирования экстремизма в целом, а учитывая интерес молодежи к Всемирной паутине — и молодежного в частности. Эта среда в незначительной степени подвержена цензуре, любой ресурс здесь может быть в любой момент перемещен на новое место, и, кроме того, доступ к ресурсам неограничен географически.

Механизм, препятствующий публичному проявлению экстремизма на страницах общенациональных газет и телеканалов, не срабатывает столь же эффективно в киберпространстве, это делает Интернет благоприятной средой для пропаганды экстремистских идей.

Таким образом, в настоящее время киберпространство стало расцениваться экстремистскими идеологами как наиболее привлекательная площадка для веления идеологической пропаганды и борьбы.

При этом ресурсы, проповедующие радикальные идеи, имеют очень широкую аудиторию не только в регионах, где они физически расположены. Анализ посещаемости сайтов показывает, что из всех представленных идеологических направлений у молодежи наиболее велик интерес именно к неофашистским взглядам. Некоторые сайты экстремистской направленности по числу посетителей могут конкурировать с сайтами официальных молодежных организаций, опирающихся на мощный административный ресурс.

«Киберэкстремизм» является важным фактором культивирования как латентного экстремизма, так и средством организации и мобилизации прямых экстремистских действий, а также функционирования экстремистских виртуальных организаций. Киберпространство позволяет получить беспрецедентную степень свободы в выборе объектов экстремистских действий и целевого культивирования объектов ненависти. Нередко интернет-сайты выполняют организационную функцию и координируют действия отечественных молодежных экстремистов.

Радикальные исламисты в процессе реализации концепции Глобального джихада практикуют не только вооруженные методы, но и «киберджихад». В последние годы появились сайты, специализирующиеся на проведении и координации кибератак против израильских, американских, датских сайтов, а также сайтов различных католических организаций. На радикальных исламских форумах все больше внимания отводится инструкциям, объясняющим, как необходимо проводить интернет-киберакции, причем количество таких указаний становится сопоставимым с количеством указаний по созданию взрывчатых веществ. Создаются сайты для организации масштабных электронных акций против определенных интернет-целей. На этих сайтах предлагаются специальные программы, которые можно записать в компьютер. По мере того как увеличивается число тех, кто записал программу, назначается дата атаки на какой-нибудь определенный сайт, которая проводится одновременно большим числом пользователей. В отличие от обычных хакеров у «муджахедов интернет-пространства», помимо навыков программирования, есть общие цели и задачи борьбы против противника в информационном пространстве. Основные цели, которые ставят перед собой воины ислама в киберпространстве, были размешены на одном из исламистских сайтов: «Последователи креста должны знать, что их сайты могут быть выведены из строя, мы не должны забывать наших руководителей, наших муджахедов. наш народ, наших детей, которые погибли в Палестине, Ираке, Афганистане, Чечне и других местах, мы должны отомстить за них. Всевышний призывает нас вест борьбу против неверных».

В настоящее время существует несколько группировок, ведущих электронный джихад: «Ансар аль-Джихад ли-ль-Джихад аль-Иликтруни», «Муназамат Фурсан аль-джихал аль-Иликтруни», «Маджмуат аль-Джихад аль-Иликтруни», «Инхийар ад-Дулар», «Хакбой» и т.д. Большинство этих организаций имеет свои интернет-сайты, через которые они привлекают добровольцев для проведений электронных акций. Например, на сайте «Маджмуат аль-Джихад аль-Иликтруни» содержатся рекомендации о механизме подготовки кибернападения: «загрузите программу, используемую для электронной атаки, затем подтвердите; в случае если появится предупреждение о вирусе, не волнуйтесь... быстро нажмите программу для начала атаки, выйдите из программы, запустив ее один раз, не торопитесь добиться быстрых успехов; если у вас высокоскоростной Интернет, запустите программу несколько раз; нападение на сайты требует совместных усилий участников, отсутствие определенного времени проведения акции может окончиться неудачей, рассчитайте время, нападение должно проводиться как минимум два часа и т.п.».

На сайте содержится информация о сущности электронного джихада, его стратегии, результаты предыдущих атак. В январе 2007 г. радикальная исламистская группа «Аль-Мухаджирун» предложила всем «муджахедам, ведущим борьбу в Интернете», подписать так называемый «Пакт иммигрантов» и встать под знамя бригад Мухаджирун (иммигрантов). В документе говорится, что «они обязаны подчиняться руководителю во всех вопросах, не оспаривать его авторитет, приложить усилия для медиаджихада и атаковать те сайты, которые наносят вред исламу и мусульманам». Сайт «Аль-Фарук» предлагает программное обеспечение, с помощью которого можно исказить IP-адрес пользователя. (По IP-адресу можно идентифицировать пользователя Интернетом.) Таким образом, передается ложный IP-адрес во время выхода в Интернет, более того, с помощью этой программы невозможно будет определить даже страну, из которой произошел выход во Всемирную сеть.

Выпускаются в электронном виде радикальные исламистские специализированные журналы для программистов, в которых содержатся подробные инструкции о том, как следует работать через прокси-серверы (от англ, proxy — «представитель, уполномоченный» — служба в компьютерных сетях, позволяющая клиентам выполнять косвенные запросы к другим сетевым службам). Стивен Ульф (Stephen Ulph), старший научный сотрудник исследовательского центра Jamestown Foundation, опубликовал доклад о том, что киберджихад ведут в основном экстремисты-сунниты, а их шиитские коллеги во Всемирной сети практически не представлены. Ульф проанализировал содержание десятков исламистских сайтов, авторами которых являются жители многих государств, и сделал вывод, что они имеют весьма общие черты. Фактически они создают новую идеологическую среду во Всемирной сети. Если во многих странах мечети, где проповедуют радикально настроенные имамы, находятся под наблюдением спецслужб, то Интернет создает некую «глобальную мечеть», которую проконтролировать трудно, если вообще возможно.

Ульф указывает, что интернет-исламисты низко оценивают современную культуру и общество. Они доказывают, что демократия является «фальшивкой», а разнообразие идей и мнений — идеологическим «ядом». Секуляризм и ислам, как правило, противопоставляются друг другу. Международная система законов противоречит исламу. По их мнению, «столкновение цивилизаций» неизбежно и уже реализуется на практике. Для борьбы с «сатанистами», «безбожниками», «неверными» требуется организация глобального исламского сопротивления. Современные мусульманские государства нелегитимны, так же как и их политические и юридические системы. Часто встречается утверждение, что исламский «Новый Мировой Порядок» должен заменить нынешний беспорядок. Для достижения этой цели каждый мусульманин должен стать на путь Джихада.

Часто подвергаются сомнению квалификация, честность и религиозность исламских ученых, выступающих против ведения тотальной религиозной войны. На сайтах исламистов авторитет «умеренных» лидеров опровергается, контраргументы предлагается игнорировать. К примеру, несмотря на мнение исламских ученых, захваченных в плен врагов следует казнить (часто в качестве способа казни предлагается отрубание головы). По оценкам исследовательской организации Совет по внешней политике (Council for Foreign Relations), наибольших успехов интернет-террористы добились на пропагандистском поприще. Они могут не только обращаться ко всему миру (при посредстве традиционных средств массовой информации, цитирующих информацию террористических сайтов), но и целенаправленно работать с «адресной» аудиторией. Ныне покойный лидер иракской Аль-Кайды Абу Мусаб Аль-Заркави за короткое время приобрел всемирную известность именно благодаря своим обращениям, которые вывешивались на определенных сайтах (на этих же сайтах пользователи могли видеть видеосъемки нападений подчиненных Заркави на иракских полицейских, военных и силы коалиции, а также казни захваченных заложников).

Верхом пропагандистских достижений иракской Аль-Кайды стало размещение во Всемирной сети 46-минутного пропагандистского фильма. Кроме того, на некоторых исламистских сайтах есть возможность поиграть в детские онлайн-игры: юным геймерам предлагается убивать солдат в американской форме. По данным исследовательского SITE Institute, за период с 2001 по 2008 г. тысячи американских мусульман получали письма от представителей Аль-Кайлы, которые призывали их присоединиться к джихаду против США. При этом им присылались ссылки на сайты, на которых содержались детальные инструкции о путях присоединения к террористам, базовая информация об изготовлении взрывных устройств и т.д.

Есть сайты, на которых исламских террористов обучают проводить хакерские атаки. По данным Международного института антитеррористической политики (International Policy Institute for Counter-Terrorism), террористы уже использовали или в состоянии использовать такие виды «кибероружия», как компьютерные вирусы, «черви» и «троянские кони», «логические бомбы» и т.д. Однако на сегодняшний день наиболее популярными и заметными вилами кибертерроризма являются взлом сайтов и размещение на них лозунгов и призывов. Вероятно, единственный раз подобным образом отметилась Аль-Кайда — после начала войны в Ираке группа пакистанских хакеров, назвавшая себя AI Qaeda Alliance Online, разместила соответствующие сообщения на одном из сайтов Пентагона и сайте Национальной администрации по исследованию океанов и атмосферы (National Oceanic and Atmospheric Association). Однако, no мнению Джеймса Люиса (James Lewis), директора отдела технологической политики Центра стратегических и международных исследований (Center for Strategic and International Studies), это не более чем граффити. Ущерб от подобных деяний невелик. В 2004 г. Исследовательская служба Конгресса США (Congressional Research Service) пришла к выводу, что террористы, скорее всего, предпочтут использовать традиционные, более простые и смертоносные методы, не увлекаясь кибервойной. Этот вывод впоследствии подтвердили многие иные исследователи. Одной из проблем борьбы с интернет-террором является децентрализованная и «рыхлая» структура Интернета. Закрытие террористического сайта наносит террористам минимальный ущерб. Также неудачен опыт преследования специалистов в области информационных технологий, которые помогали или помогают террористам.

Сообщество хакеров крайне закрыто. В этом смысле его можно сравнить с преступными группами и сообществами. В настоящее время хакерский саботаж стал весьма заметной формой политической борьбы, о чем говорят регулярные хакерские атаки официальных сайтов Центризбиркома нашей страны и стран СНГ.

Isfic.Info 2006-2020