Оперативно-розыскная террология

Специфика мотивации личности экстремиста, террориста


Основу психологического познания личности преступника составляет анализ его мотивации. Имеются в виду, конечно же, не внешне видимые причины поведения отдельных лиц, совершающих террористические акты, а собственно мотивы — как смысл, субъективное значение такого поведения. Главный вопрос, возникающий здесь, видится в следующем: в чем выигрыш, в первую очередь психологический, от совершения соответствующих действий для самого виновного, в том числе и в тех случаях, когда он действует за материальное вознаграждение. Последнее обстоятельство выделено в связи с тем, что корыстные стимулы лишь внешне выглядят единственными мотивами, а под ними, в глубине, на бессознательном уровне, функционируют еще и другие, не менее мощные побуждения, которые достаточно часто являются ведущими мотивами.

По мнению опрошенных в ходе исследования сотрудников подразделений по противодействию экстремизму различных регионов России, основными порождающими экстремизм мотивами являются: меркантильный (материальный), идеологический, власти над людьми, желания преобразования и неудовлетворенности реальной ситуацией, интереса к новому виду деятельности, товарищеский, самоутверждения, молодежной романтики, героизма, игровой, привлекательности смерти1Проведенное исследование включает в себя опрос 100 сотрудников подразделений по противодействию экстремизму..

Мотивация преступного поведения в целом имеет сложный многоуровневый характер. Сами по себе мотивы в значительной мере бессознательны, и поэтому их необходимо различать в зависимости от многих факторов, в том числе и от видовой принадлежности конкретного преступного акта.

Важно также отметить, что мотивы заметно отличаются в конкретных видах поведения экстремиста и террориста даже в рамках одного и того же преступного акта — разные его участники могут стимулироваться разными мотивами. Рассмотрим подробно основные мотивы подобного преступного поведения.

1. Меркантильный (материальный) мотив. Для большинства рядовых членов экстремистских и террористических организаций именно он является первостепенным. Это объясняется тем, что экстремизм, а тем более терроризм в форме агрессии, как и любая человеческая деятельность, представляет собой некий «оплачиваемый труд».

2. Идеологический мотив основан на совпадении собственных ценностей человека, его идейных позиций с идеологическими ценностями группы, организации или иной идейно-политической силы. Он возникает как результат вступления человека в некоторую близкую по духу общность. В таких случаях экстремизм становится не просто средством реализации некоторой идеи, а еще и своего рода «миссией» от имени данной общности. Идеологический мотив может иметь политический, религиозный, социальный, социокультурный и другой подтекст.

3. Мотив преобразования, активного изменения мира — это сильный мотив, связанный с пониманием несовершенства и несправедливости существующего мира и настойчивым стремлением улучшить, преобразовать его. Этот мотив больше всего присущи пассионариям и людям, которые профессионально занимаются экстремистской и террористической деятельностью. Для них такая деятельность и инструмент, и цель преобразования мира.

4. Мотив власти над людьми — один из наиболее древних и самых глубинных мотивов. Потребность во власти выступает главной движущей силой множества человеческих действий. Это желание занять доминирующую позицию в группе, руководить людьми, определять и регламентировать их деятельность. Через экстремистские действия, основанные на мотиве власти над людьми, личность утверждается и самоутверждается.

5. Мотив самоутверждения часто переплетается с желанием доминировать, подавлять и управлять окружающими. Такая потребность обычно связана с высокой тревожностью, которая снижается в случае доминирования в социальной среде, причем желание быть лидером в том числе может достигаться и с помощью грубой силы, уничтожения неугодных. Данный мотив обнаруживается в любом виде экстремистского поведения, тем более что давление на других часто обеспечивает личную безопасность и может быть обосновано идеологическими аргументами. Совершая преступные действия экстремистского и террористического характера, преступник демонстрирует то, на что он способен и что хотел бы показать другим (ум, бесстрашие, ловкость, технические навыки и т.п.), тем самым самоутверждаясь, т.е. в первую очередь доказывая самому себе, что все эти качества есть и у него.

6. Мотив интереса и привлекательности экстремизма и терроризма как сферы деятельности. Для определенного круга лиц, особенно из числа обеспеченных и достаточно образованных, подобная деятельность интересна просто как новая, необычная сфера занятий. Их занимают связанные с этой деятельностью риск, разработка планов, нюансы осуществления преступных действий.

7. В основе товарищеского мотива лежат разнообразные варианты эмоциональной привязанности — от желания отомстить за вред, нанесенный товарищам по борьбе, единоверцам, соплеменникам, родственникам, соратникам до стремления к участию в деятельности экстремистских и террористических организаций, когда, например, их членом состоит кто-то из друзей или близких. Люди, руководствующиеся этим мотивом, занимаются экстремистской и террористической деятельностью в основном под влиянием эмоций, совсем не вдумываясь, зачем и почему они это делают.

8. Выделяют такой мотив экстремистского и террористического поведения, как молодежная романтика и героизм, желание придать своей жизни и деятельности особую значимость, яркость, необычность. Зачастую оно сопровождается уходом от действительности в сказку, миф, где действуют бесстрашные герои, несущие людям добро и устам заливающие справедливость силой, а порой и немалыми жертвами.

9. Поиск романтики и героики переплетается у экстремистов и террористов с игровой мотивацией, потребностью в риске, опасных для жизни и свободы операциях, желании оказаться в необычной ситуации. Готовясь к преступным действиям, планируя их, подыскивая соучастников, совершая сами действия и уходя от преследования, преступник живет полной жизнью. Игра проявляется и в том, что он вступает в определенные, не характерные для других преступлений отношения с обществом, органами власти и правоохранительными органами, средствами массовой информации. Принимая на себя ответственность за совершенное преступление, субъект тем самым сообщает какую-то информацию о себе и с этого момента начинает новую игру, полную для него героики. Его положение становится более щекотливым, и он максимально мобилизует свои силы и старается проявить себя, чем в очередной раз самоутверждается.

10. К мотивам, порождающим преступную деятельность в экстремистских, но в большей степени террористических организациях. относят влечение отдельных людей к смерти, которое достигает у них той же силы, что и влечение к жизни. Влечение к смерти (некрофилия) объединяет значительную группу людей, решающих свои проблемы, максимально приближаясь к смерти. Для таких лиц характерна установка на силу как нечто разрушающее существование. Применение силы для них является образом жизни. Важно подчеркнуть, что данный мотив, как и большинство других, существует на бессознательном уровне и крайне редко осознается субъектом. Он часто бывает ведущим, что не исключает наличия других, дополнительных мотивов, например материальных.

Мотивацию преступного поведения в экстремистских и террористических организациях можно разделить на личную и групповую.

Личная модель выбора преступного повеления экстремистской направленности определяется присутствием следующих элементов:

  • ранней социализации индивида в насильственной окружающей среде;
  • отрицательной самоидентификации индивида;
  • личных связей индивида с экстремистскими и террористическими организациями;
  • конверсионного жизненного опыта индивида.

Групповая мотивация преступного поведения в экстремистских и террористических организациях характеризуется следующими признаками:

  • наличием политической мотивации, которой может дополняться любой другой мотив;
  • преследованием такой деятельностью «символических», а не инструментальных задач, адресацией своих «посланий» политическому руководству;
  • систематичностью в планировании и организации экстремистской террористической деятельности, которая не является результатом бессмысленных и случайных либо социопатических характеристик группового поведения.

Нахождение в социальной группе способствует возникновению определенных мотивов поведения, их конкуренции, постановке новых целей и уходу от старых. При формировании мотивов и целей преступной активности в группе, как правило, происходят обмен мнениями, знаниями, опытом, а также взаимное убеждение и внушение, ускоряющие решимость совершить данное преступление.

Характер мотивации поведения каждого члена и всей группы в целом различается по силе и направленности. Сила мотивации зависит от взаимного влияния участников группы, их консолидации. Поскольку экстремистские, а тем баз ее террористические организации, как правило, стараются поддерживать конспирологический режим своей деятельности, они вынуждены быть сплоченными; за счет этого достигается усиление мотивированности поведения каждого участника. Направленность мотивации выражается через ориентацию личности на групповой успех и выполнение общего дела как условие собственного выживания. Это порождает исключительную преданность своей группе, переживания в случае утраты с ней связи. В подобных группах мотив нередко перемешается на саму деятельность — показать свою силу, бесстрашие, находчивость, умения.

На основании изложенного можно выделить основные факторы, влияющие на формирование мотивации преступного поведения в экстремистских и террористических организациях.

Экономические факторы. Здесь на первое место выступает имущественное неравенство, которое является первичной предпосылкой неудовлетворенности жизнью лиц, имеющих низкий материальный достаток. Анализ публикаций СМИ показывает, что значительное число граждан России живет с острым ощущением социального неравенства, вызванным большой разницей доходов населения, когда доходы подавляющего большинства населения в десятки раз ниже доходов небольшого количества людей.

Политические факторы мотивации преступного поведения заключаются в отчуждении подавляющей части населения от участия в реализации государственных функций и управления общественными процессами, иными словами, в отсутствии социального контроля граждан над процессами, происходящими в обществе и государстве. В настоящее время многие граждане независимо от политических убеждений не верят в способность и возможность органов власти управлять страной, в связи с чем перспективы сокращения преступности и коррупции, подъема промышленности и сельского хозяйства, уменьшения безработицы, решения межнациональных проблем, ликвидации перебоев с выдачей заработной платы и пенсий, укрепления армии и международного авторитета России большинством оцениваются негативно. Люди, особенно молодые, ищут виноватых в сложившейся ситуации, в качестве которых для них выступают лица другой расы, национальности, религии, вообще любой иной социальной группы, что является основной причиной совершения преступлений.

Нравственные и духовные факторы мотивации преступного поведения оказывают детерминирующее воздействие на рассматриваемый вид преступности, проявляясь, с одной стороны, в том, что слепая родительская любовь, прошение им любых неблаговидных поступков, безграничное потакание капризам подрастающего ребенка неблагоприятно влияют на воспитание подрастающего поколения и выступают условиями формирования крайне эгоистического образа мышления. С другой — использование при воспитании издевательств, брани и побоев влечет отчуждение подростка, способствует появлению озлобленности, обиды, даже агрессивности, что и становится почвой для экстремистских проявлений в отношении «виноватых» в плохой жизни.

Отдельно необходимо остановиться на факторах, обусловливающих совершение преступлений экстремистской направленности религиозными экстремистами. По мнению опрошенных экспертов, среди таких факторов наиболее значимыми являются следующие: объединение и устойчивое существование на почве религиозных идей групп лиц, массовое распространение религии, причем зачастую в форме нетрадиционных культов и учений, связанное с либерализацией духовной жизни, снижение доверия к традиционным религиям и их пассивность, потребность людей в вере, которая явилась бы не только ориентиром жизненного поведения, но и основой для объединения, поиск в религиозных учениях средств разрешения социальных конфликтов.

Образовательные факторы мотивации преступного поведения, относящиеся к сфере образования, характеризуются проблемой преобладания обучения над воспитанием. Учреждения системы образования сегодня практически не используют воспитательных инструментов воздействия на сознание обучающихся, а занимаются только передачей знаний и умений, относя воспитание к прерогативе семьи. Кроме того, даже при осуществлении учебного процесса учреждения образования не передают подрастающему поколению интеллектуальных и поведенческих навыков терпимости по отношению к нетрадиционным и просто иным религиозным учениям, нетрадиционным духовным ценностям, представителям иных национальностей и т.д. Все это приводит к отклоняющемуся, вплоть до преступного, поведению молодежи.

Правовые факторы мотивации преступного поведения связаны с законодательной, правоохранительной и правоприменительной деятельностью. Прежде всего, они относятся к законодательной функции обеспечения безопасности и конституционного строя. Сюда относятся такие факторы, как отсутствие у правоохранительных органов возможности реального контроля за поведением граждан в целях выявления экстремистски настроенных субъектов без нарушения их конституционных прав и свобод, сложность определения и признания конкретно совершенных преступлений экстремистской направленности в качестве таковых ввиду определенных проблем, связанных с организационной деятельностью правоохранительных органов, а также слабые оперативные позиции в сфере борьбы с преступлениями экстремистской направленности.

Социально-психологические факторы, связанные непосредственно с мотивацией преступного поведения экстремистской направленности, характеризуются следующим. В отличие от обычных групп подростков, совершающих хулиганские действия или акты вандализма, как правило, с целью «поразвлечься», неформальные экстремистские молодежные группировки осуществляют свои противоправные действия, базируясь на определенной идеологии. В качестве основного тезиса может выступать такой: «для преодоления всех политических и экономических проблем в стране необходимо создание «чисто национального» государства». Причем идея чистого государства присуща не только скинхедам, но и религиозным экстремистам исламского толка, призывающим в свою очередь к созданию чистого государства на религиозной (мусульманской) основе. Совершенно ясно, что поведение, мотивированное указанными идеями, имеет строгую ориентацию, нацеленную в данном случае против лиц иной национальности или религии. Сюда же примешивается и ненависть к существующей власти, которая, по мнению агрессивно настроенных субъектов, попустительствует жизнедеятельности «виновников» всех российских бед, что приводит в свою очередь к еще более широкому распространению экстремистских идей. Именно они становятся фундаментом образования так называемой молодежной «субкультуры», проявлением и формой существования которой являются, в частности, и неформальные экстремистские молодежные группировки, влияние которых на преступность экстремистской направленности достаточно велико.

Isfic.Info 2006-2020