Правовая природа механизма алиментирования

Соглашение об уплате алиментов как средство обеспечения интересов членов семьи


Семейный кодекс РФ включает в себя целый правовой институт, представляющий собой совокупность норм, определяющих порядок заключения, исполнения, изменения, расторжения и признания недействительным алиментного соглашения, способы, порядок уплаты, индексацию размера алиментов, выплачиваемых по соглашению, и т.п.

Однако, несмотря на то что соглашениям об уплате алиментов посвящена отдельная глава (гл. 16) СК РФ, легальное определение такого соглашения отсутствует.

В принципе, по названию соглашения об уплате алиментов уже можно судить о его понятии и содержании, а на основе отдельных норм гл. 16 СК РФ можно дать его определение. Соглашение об уплате алиментов (алиментное соглашение) - это подлежащее нотариальному удостоверению соглашение, заключаемое между лицом, обязанным уплачивать алименты в силу закона, и их получателем или его законным представителем, о предоставлении периодически или единовременно содержания в определенном размере и форме (денежной, натуральной и т.д.).

В связи с этим к особенностям алиментного соглашения можно отнести, во-первых, его субъектный состав (ст. 99 СК РФ); во-вторых, свободу выбора сторонами порядка, способа, а в некоторых случаях и размера уплаты алиментов, в-третьих, обязательную нотариальную форму; в-четвертых, наличие у соглашения силы исполнительного листа (п. 2 ст. 100 СК РФ).

Субъектами соглашения об уплате алиментов являются, с одной стороны, лицо, обязанное уплачивать алименты, и с другой - их получатель, а в случае недееспособности какой-либо или обеих сторон соглашение заключается законными представителями этих лиц (ст. 99 СК РФ). Это связано с тем, что алиментные права и обязанности, установленные законом, не могут переходить к другим лицам (ст. 383 ГК РФ) в силу их личного характера. Не полностью дееспособные лица заключают соглашение об уплате алиментов с согласия их законных представителей (ст. 99 СК РФ).

Поскольку возникновение алиментного правоотношения основано на законе, то право на получение алиментов и обязанность по их уплате возникают только у лиц, указанных в законе, поэтому и заключать алиментное соглашение могут лишь эти лица.

В литературе данный вопрос является спорным. В принципе авторы признают, что в приведенной норме речь идет о субъектах алиментного правоотношения, определенных в законе, но одни считают, что указанные в законе лица могут заключить алиментное соглашение как при наличии, так и при отсутствии условий, необходимых для взыскания алиментов в судебном порядке (нетрудоспособность, нуждаемость, беременность жены и т.д.), другие утверждают, что соглашения об уплате алиментов могут заключать и другие лица, вообще не указанные в законе.

В юридической литературе широко распространено мнение, в соответствии с которым «алиментное соглашение может быть заключено и с членом семьи, не наделенным правом требовать уплаты алиментов в судебном порядке из-за отсутствия всех необходимых для этого оснований, поскольку речь идет о добровольном принятии на себя алиментной обязанности».

Действительно, в силу аналогии закона соглашение об уплате средств на содержание может быть заключено между иными, не названными в СК РФ членами семьи, а также вообще не являющимися членами семьи.

Например:

  • родители могут заключить соглашение о содержании своих совершеннолетних трудоспособных детей в период их учебы, а также и не в связи с учебой;
  • лица, состоящие в гражданском браке, могут заключить соглашение о содержании друг друга;
  • лица, для которых обязанность по уплате алиментов наступает лишь при невозможности получения алиментов лицами, имеющими право требовать их от первоочередных плательщиков, могут добровольно принять на себя эту обязанность также и при добросовестном исполнении обязательств первоочередными плательщиками и т.п.

Подобный перечень можно продолжать практически бесконечно. Нет сомнений, что соглашения о предоставлении средств на содержание между указанными лицами могут быть заключены и нотариально удостоверены, поскольку они не противоречат существу регулируемых семейным законодательством отношений и совершаются при наличии взаимного добровольного согласия обеих сторон.

Однако на сегодняшний день неправомерно утверждать, что такие соглашения обладают той же юридической силой, что и соглашения об уплате алиментов между категориями субъектов, названными СК РФ. В частности, соглашение об уплате алиментов, заключенное на основании ст. 99 СК РФ, имеет силу исполнительного листа. В соответствии со ст. 419 ГПК требования о взыскании алиментов относятся ко взысканиям первой очереди. Но эти положения закона действуют только применительно к алиментнообязанным лицам и лицам, имеющим право требовать предоставления алиментов.

Получается, что соглашения о предоставлении средств на содержание между лицами, не названными в законе в качестве алиментнообязанных, и лицами, не имеющими законного права требования предоставления содержания, должны исполняться по общим правилам, установленным для исполнения сделок.

Особый правой режим соглашения об уплате алиментов, заключенного в соответствии со ст. 99 СК РФ, введен исключительно для лиц, наименее защищенных в социальном отношении.

Как отмечает О. Косова, «ограничение круга субъектов, несущих юридическую обязанность алиментирования и заключающих соглашения, определяющие порядок ее исполнения, в большей мере соответствует целевому назначению института алиментирования, действующему законодательству. Определяя сферу применения семейного законодательства, ст. 2 СК РФ относит к числу возможных субъектов семейно-правовых связей только тех физических лиц, которые прямо в нем обозначены».

Принцип диспозитивности, действующий в семейно-правовой сфере, позволяет сторонам решать все вопросы осуществления права на алименты и исполнения соответствующей обязанности на основе достигнутого ими соглашения. Поэтому вполне логично ограничение круга участников алиментных соглашений, заложенное в ст. 99 СК РФ. «Требование недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в дела семьи (ч. 2 п. 1 ст. 1 СК РФ) обусловливает определенные границы семейно-правовой регламентации отношений между лицами, проживающими или проживавшими одной семьей. Отсюда следует и исчерпывающий круг субъектов, которым законодатель считает необходимым предоставить правовую охрану.

О.Ю. Косова полагает, что рамки применения аналогии закона, заложенные в ст. 5 СК РФ, не могут быть беспредельными. Определяя условия ее использования, под членами семьи законодатель имеет в виду именно лиц, прямо обозначенных в СК РФ. Применение по аналогии норм гражданского законодательства противоречило бы существу алиментных правоотношений, одной из основных особенностей которых является безвозмездность».

Лексико-грамматический анализ ст. 99 СК РФ показывает, что одной из сторон алиментного соглашения является обязанное в силу закона уплачивать алименты лицо, а систематическое толкование правил об алиментировании (п. 1 ст. 80, п. 1 ст. 85, ст. 89 СК РФ), устанавливающих основания возникновения алиментной обязанности и возможность ее принудительного исполнения, позволяет определить, когда возникает такая обязанность.

Право на получение алиментов в судебном порядке имеют:

1) несовершеннолетние или нетрудоспособные нуждающиеся совершеннолетние дети от своих родителей (ст. 80, 85 СК РФ);

2) нетрудоспособные нуждающиеся в помощи родители от своих трудоспособных совершеннолетних детей (ст. 87 СК РФ);

3) жена (бывшая жена) в период беременности и в течение трех лет со дня рождения общего ребенка, либо нетрудоспособный нуждающийся супруг (бывший супруг), ставший нетрудоспособным до расторжения брака или в течение года после этого, либо нуждающийся супруг (бывший супруг), осуществляющий уход за общим ребенком-инвалидом до достижения ребенком возраста 18 лет или за общим ребенком-инвалидом детства I группы, а также нуждающийся бывший супруг, достигший пенсионного возраста не позднее чем через пять лет с момента расторжения брака, если супруги состояли в браке длительное время, от супруга (бывшего супруга), обладающего необходимыми для этого средствами (ст. 89, 90 СК РФ);

4) другие нуждающиеся в помощи члены семьи в случае невозможности получения содержания от своих родителей, детей или супругов:

а) несовершеннолетние или нетрудоспособные совершеннолетние братья и сестры от своих совершеннолетних трудоспособных братьев и сестер (ст. 93 СК РФ);

б) несовершеннолетние или совершеннолетние нетрудоспособные внуки от своих дедушки и бабушки, обладающих необходимыми для этого средствами (ст. 94 СК РФ);

в) нетрудоспособные дедушка и бабушка от своих трудоспособных совершеннолетних внуков, обладающих необходимыми для этого средствами (ст. 95 СК РФ);

г) нетрудоспособные фактические воспитатели от своих трудоспособных достигших совершеннолетия воспитанников (ст. 96 СК РФ);

д) нетрудоспособные отчим и мачеха, воспитывавшие и содержавшие своих пасынков или падчериц, от трудоспособных совершеннолетних пасынков или падчериц, обладающих для этого необходимыми средствами (ст. 97 СК РФ).

Соответственно, только между названными лицами может быть заключено соглашение об уплате алиментов, предусмотренное ст. 99 СК РФ.

На наш взгляд, несмотря на кажущуюся четкость решения вопроса о субъектном составе алиментного соглашения в данной статье, к числу удачных правовых решений ее формулировку отнести не представляется возможным. Она не дает ответа не только на поставленный вопрос, но и не позволяет однозначно решить другой, более общий вопрос - о круге участников алиментных соглашений. а значит, о правовой основе их регулирования.

Характерно, что в свете ст. 31 нового Жилищного кодекса РФ данная проблема становится более актуальной. Согласно п. 4 данной статьи суд может возложить на собственника жилого помещения обязанность обеспечить бывших членов его семьи другим жилым помещением, но только в том случае, если собственник несет перед этими лицами алиментные обязательства. Алиментнообязанное лицо и по своей инициативе в рамках алиментного соглашения может решить жилищный вопрос в отношении своего ребенка путем передачи ему жилого помещения.

По поводу проблемы субъектного состава алиментных соглашений в юридической литературе обсуждаются два различных варианта ее решения.

При широком подходе к определению круга участников алиментного соглашения ею могут заключить любые лица, как названные, так и не названные в семейном законодательстве (фактические супруги, совершеннолетние, нуждающиеся в материальной поддержке дети и их родители и т.д.), когда одна из сторон добровольно возлагает на себя алиментную обязанность. Согласно другому - узкому подходу субъектный состав алиментного соглашения ограничен лишь лицами, обязанными в соответствии с нормами семейного законодательства выплачивать алименты в пользу члена семьи.

Представляется, что в смысле ст. 2 Семейного кодекса РФ лицами, обязанными платить алименты, являются только те члены семьи - физические лица, которые прямо обозначены в семейном законодательстве. Участниками алиментных правоотношений, в том числе и соглашений, могут быть: супруги (ст. 89), бывшие супруги (ст. 90), родители и дети (ст. 80, 87); усыновители и усыновленные (ст. 137); бывшие усыновители и усыновленные (ст. 137); братья и сестры (ст. 93); бабушки (дедушки) и внуки (внучки) (ст. 94, 95); отчимы (мачехи), пасынки (падчерицы) (ст. 97); фактические воспитатели и их воспитанники (ст. 96). Правовая регламентация этих отношений весьма специфична: они находятся под регулирующим воздействием как диспозитивных, так и императивных начал. Последние проявляются в том, что для алиментных соглашений установлена обязательная нотариальная форма, им придается сила исполнительного листа и т.д.

Эти и другие специфические моменты требуют их регулирования нормами Семейного кодекса РФ, и лишь по вопросам, не урегулированным данным Кодексом, применяются нормы ГК РФ. Всякое иное соглашение, заключаемое по договоренности сторон, предметом которого будет имущественное предоставление (алиментирование), должно регулироваться нормами Гражданского кодекса РФ и представляет собой не поименованный гражданским законодательством договор. Следует подчеркнуть, что субъектами таких договоров могут быть любые лица. При заключении соглашения о предоставлении содержания фактически не имеет принципиального значения, к какой категории лиц относится плательщик, несет ли он по закону обязанность содержания или нет. В последнем случае важно, что он, будучи стороной по договору, добровольно, не будучи юридически обязанным к этому по закону, возлагает на себя бремя материального содержания другой стороны. Тем самым допускается, что юридическая обязанность содержания возникает на основании соглашения. Разумеется, законом не запрещено добровольно оказывать материальную поддержку любым лицам, в том числе трудоспособным и (или) не нуждающимся.

Однако считается, что такое добровольное возложение на себя обязанности ни в коем случае не будет являться алиментным соглашением, но будет являться гражданско-правовой сделкой. По замечанию О. Косовой, «предоставление по алиментным соглашениям дополнительных правовых гарантий (придание соглашению силы исполнительного листа) любым субъектам противоречит устоявшимся в обществе нормам нравственности».

Если лицо, обязанное уплачивать алименты, и лицо, имеющее право их получать, договорились о том, как будут уплачиваться алименты (в каком размере, в какие сроки и пр.), то по общему правилу не может быть сколько-нибудь убедительных оснований игнорировать волю этих субъектов, тем более что чаще всего соглашения об уплате алиментов заключаются на условиях, более выгодных для получателя алиментов («слабой стороны») в сравнении с условиями, предусмотренными законом.

В науке гражданского права указывается, что соглашение об уплате алиментов представляет собой гражданско-правовой договор. Оставляя в стороне соображения доктринального характера, подтверждающие данное утверждение, можно обратить внимание, в частности, на следующие формально-юридические «моменты». К заключению, исполнению, расторжению и признанию недействительным соглашения об уплате алиментов применяются нормы ГК РФ (п. 1 ст. 101 СК РФ). Несоблюдение установленной законом формы соглашения об уплате алиментов влечет за собой последствия, предусмотренные п. 1 ст. 165 ГК РФ (п. 1 ст. 100 СК РФ). В ГК РФ указывается на недопустимость залога требований об уплате алиментов, недопустимость новации в отношении обязательств по уплате алиментов и т.д. (ст. 25, 336, 383,411, 414, 855, 1109, 1112, 1183; во всех этих статьях речь идет об алиментах).

Вместе с тем гражданско-правовой договор об уплате алиментов, будучи предусмотренным семейным законодательством, получил определенную (семейно-правовую) специфику. Это и особенности субъектного состава, и указание на то, что соглашение об уплате алиментов имеет силу исполнительного листа (п. 2 ст. 100 СК РФ), и указания, включенные в п. 4 ст. 101 СК РФ, и предписания, содержащиеся в ст. 102 этого же Кодекса, и пр. Некоторые правила, заимствованные из ГК РФ, в статьях СК РФ формулируются гораздо более категорично (ср. п. 2 ст. 101 СК РФ и и. 1 ст. 450, и. 1 ст. 452 ГК; п. 3 ст. 101 СК РФ и ст. 310 ГК).

Гражданско-правовой договор об уплате алиментов является:

  • безвозмездным: одна сторона обязуется предоставить что- либо другой стороне без получения встречного предоставления (и. 2 ст. 423 ГК);
  • односторонним (односторонне обязывающим): одна сторона несет обязанность (уплачивать алименты), а другая сторона имеет право требовать (уплаты алиментов);
  • консенсуальным: договор считается заключенным с момента достижения соглашения в установленной законом форме (с этого момента возникают права и обязанности).

На наш взгляд, суждение о том, что соглашение об уплате алиментов по своей природе является гражданско-правовым договором, ошибочно. Согласно п. 1 ст. 420 ГК РФ договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей. В указанной норме подчеркивается направленность воли субъектов правоотношения на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

Определенные права и обязанности у сторон возникают, только с момента заключения договора, то есть достижения соглашения по всем существенным условиями договора. До заключения договора контрагенты еще не наделены по отношению друг к другу ни правами, ни обязанностями. Если стороны не придут к соглашению, то нет не просто договора, но и прав и обязанностей у субъектов, предпринявших попытку заключить соглашение

Совершенно иная ситуация складывается, в связи с уплатой алиментов. Обязанность родителей обеспечивать, содержать своих детей, заботиться о них вытекает из закона. Как только ребенок рожден, родители обязаны его содержать. Это не обусловлено необходимостью какого-либо соглашения между родителями или между ребенком и родителями. Чаще всего такие соглашения заключаются, с тем, чтобы гарантировать выплату алиментов, поскольку нотариально удостоверенное соглашение об уплате алиментов имеет силу исполнительного листа (п. 2 ст. 100 СК РФ).

Предположим, что в алиментном соглашении стороны установили: плательщик алиментов будет ежемесячно выплачивать на содержание ребенка 1/4 заработка или иного дохода. Что в данном соглашении будет от договора или хотя бы от соглашения-сделки? Обязанность по содержанию ребенка возникла еще до заключения соглашения с момента рождения ребенка. Размер алиментов так же, как и периодичность выплат, определен законом (ст. 81 СК РФ). Установлен в законе и предельный срок выплаты алиментов (ст. 120 СК РФ). Таким образом, содержание указанного соглашения полностью заимствовано из закона.

А вот договор, «будучи согласованным волеизъявлением его участников, заключает в себе известную свободу, выбор вариантов решений и поведения его сторон». Если гражданско-правовой договор без воли контрагентов немыслим, то какое значение будет иметь воля участников алиментного соглашения? Во всяком случае, их воля не направлена на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Да и как вообще специфическую обязанность родителей содержать своего ребенка можно квалифицировать в качестве гражданско-правовой обязанности?

Соглашение в указанной выше ситуации послужит гарантией получателю алиментов и в случае необходимости может быть немедленно предъявлено к исполнению без соблюдения длительной процедуры решения вопроса через суд. Соглашение в этом случае есть способ реализации уже существующего права и наличествующей обязанности.

Если в соглашении алименты будут определяться в твердом размере, а уплата последних установлена по единовременной (или периодической) схеме, то в данном случае речь пойдет не об установлении прав и обязанностей и не об их изменении, а лишь о конкретизации формы выплаты алиментов (ст. 103-104 СК РФ).

Согласно п. 1 ст. 101 СК РФ к заключению, исполнению, расторжению и признанию недействительным соглашения об уплате алиментов применяются нормы ГК РФ, регулирующие заключение, исполнение, расторжение и признание недействительными гражданско-правовых сделок. Это положение, казалось бы, свидетельствует в пользу того, чтобы признать алиментное соглашение гражданско-правовым договором. Однако анализ соответствующих норм ГК РФ и СК РФ скорее опровергает такой вывод, чем его подтверждает. Если алиментное соглашение - это гражданско-правовой договор, то согласно п. 1 ст. 432 ГК РФ договор считается заключенным в момент, когда между сторонами достигнуто в требуемой в надлежащих случаях форме соглашение по всем существенным условиям договора, в частности о предмете договора.

Однако при заключении алиментного соглашения стороны не определяют предмет - он им уже установлен законом - алименты. Определены размер и порядок их уплаты и т.д. Если признать, что алиментное соглашение является гражданско-правовым договором, то из этого будет следовать, что права и обязанности участников алиментного соглашения являются гражданско-правовыми.

При таком подходе будет совершена двойная ошибка. Во-первых, по признакам внешнего сходства алиментное соглашение квалифицируется как гражданско-правовая сделка и в связи с этим появляется основание утверждать, что содержание алиментного соглашения, права и обязанности его участников являются гражданско-правовыми. В итоге специфическая, основывающаяся на кровном родстве, присущая семейно-правовым отношениям обязанность родителей содержать своих детей объявляется гражданско-правовой. Этакая заурядная гражданско-правовая имущественная обязанность, ничем не отличающаяся от обязанности должника, например заемщика, возвратить свой долг кредитору (заимодателю).

Во-вторых, данный подход будет ошибочен и с чисто методологических позиций. Характер обязанности родителей по содержанию своих детей, ее природу следует устанавливать из самого содержания обязанности родителей и прав ребенка, из наличия кровного родства между ребенком и родителями, специфики алиментных отношений, в которых переплетены элементы личных и имущественных отношений, где имущественные права основываются на личных обязанностях и правах родителей и детей. В связи с этим применение к таким отношениям гражданского законодательства без необходимых оговорок противоречит сущности семейных отношений (ст. 4 СК РФ).

Алиментное соглашение не является гражданско-правовым договором. Это двусторонний семейно-правовой акт, гарантирующий участникам соглашения возможность принудительного взыскания алиментов в случае отказа от их уплаты без обращения в суд. Что касается указаний ст. 100 и 101 СК РФ о применении к алиментному соглашению некоторых норм ГК РФ, регулирующих заключение, изменение, расторжение, признание недействительными гражданско-правовых сделок, то это - юридико-технический прием законодателя, с помощью которого процедурные вопросы заключения, изменения, расторжения и признания алиментного соглашения недействительным были решены по модели гражданско-правовой сделки. Данный прием был использован в целях нормативной экономии.

С целью установления специфики соглашения об уплате алиментов представляется необходимым сравнить его с брачным договором, который в соответствии с законом может содержать условия о предоставлении супругами материальной поддержки друг другу в форме алиментов.

Материальная взаимная поддержка супругами друг друга является одной из тех важных обязанностей, которые возникают с момента заключения брака (и. 1 ст. 89 СК РФ). Как правило, при существовании нормальных взаимоотношений в семье эта обязанность исполняется добровольно как само собой разумеющееся. При этом супруги обычно не заключают каких-либо специальных соглашений по поводу предоставления содержания. Однако в некоторых случаях возникает необходимость в четкой фиксации прав и обязанностей по материальной поддержке.

При необходимости супруги вправе в соответствии со ст. 42 СК РФ включить в брачный договор положения, касающиеся их прав и обязанностей по взаимному содержанию, либо заключить соглашение об уплате алиментов (ст. 99 СК РФ).

В связи с тем, что отношения по взаимной материальной поддержке могут быть урегулированы как брачным договором, так и соглашением об уплате алиментов, представляется целесообразным выяснить, каким образом соотносятся условие брачного договора о предоставлении содержания и алиментное соглашение. Решение вопроса о тождественности или нетождественности указанных явлений имеет не только теоретическое, но и практическое значение. Ибо правовое регулирование соглашения об уплате алиментов имеет существенные особенности, обусловленные приоритетной защитой прав и интересов экономически уязвимых членов семьи - несовершеннолетних детей, а также нетрудоспособных нуждающихся лиц.

В частности, в соответствии со ст. 100 СК РФ нотариально удостоверенное соглашение об уплате алиментов приобретает силу исполнительного листа. Законодательством предусматривается обязательная индексация размера алиментов, уплачиваемых по соглашению об уплате алиментов (ст. 105, 117 СК РФ). Кроме того, гл. 17 СК РФ устанавливается специальный порядок уплаты и взыскания алиментов, в том числе на основании соглашения об уплате алиментов. Распространяют ли свое действие обозначенные нормы на брачный договор в части, регулирующей отношения супругов по взаимному содержанию?

Очевидно, что имеется некоторое различие в субъектном составе брачного договора и соглашения об уплате алиментов. Брачный договор может быть заключен супругами и лицами, вступающими в брак. Соглашение об уплате алиментов может быть заключено между лицом, обязанным уплачивать алименты, и их получателем. Необходимой предпосылкой возникновения алиментного обязательства является наличие в настоящем или в прошлом семейно-правовой связи между участниками. Право на получение алиментов имеют только супруги и бывшие супруги, состоящие или состоявшие в зарегистрированном браке. Следовательно, лица, вступающие в брак, не могут заключить соглашение об уплате алиментов. Также невозможно заключение брачного договора между бывшими супругами.

Кроме того, отграничение брачного договора от алиментного соглашения в монографической литературе проводится по целевому признаку. Действительно, единственной целью алиментного соглашения является материальная поддержка экономически более слабого супруга. Цели условия о содержании гораздо шире и могут включать в себя также стимулирование, реабилитацию и (или) компенсацию.

Думается, что главное различие между условием о содержании, включенным в брачный договор, и соглашением об уплате алиментов заключается в несовпадении их содержания.

В соответствии с общепризнанной точкой зрения в науке семейного права брачный договор может определять размер, условия, порядок, способ, сроки предоставления содержания по основаниям, предусмотренным семейным законом для алиментирования супругов и бывших супругов, а именно: при условии нуждаемости и нетрудоспособности одного из супругов и наличии у другого супруга средств, достаточных для предоставления содержания. Вместе с тем супруги вправе отступить от законного порядка алиментирования. «Так, обязанность предоставить после развода содержание жене может быть возложена на мужа независимо от ее трудоспособности и возраста детей, за которыми она осуществляет уход». «Право на получение содержания супругом, не имеющим на это право по закону, может быть включено супругами в брачный договор и в других случаях, когда супруги этого пожелают». Таким образом, брачный договор дает возможность самим супругам решить вопрос об основаниях взаимного содержания. Главное, чтобы положения брачного договора не ограничивали право нетрудоспособного нуждающегося супруга на получение содержания от другого супруга (п. 3 ст. 42 СК РФ).

Что касается соглашения об уплате алиментов, то вопрос о возможности выхода этого соглашения за рамки законного порядка алиментирования является дискуссионным. Свободны ли стороны алиментного соглашения в установлении условий, на основании которых будут выплачиваться алименты?

Некоторыми авторами не делается каких-либо различий между брачным договором, содержащим условие о содержании, и алиментным соглашением. В частности, И.В. Елисеев полагает, что лица, состоящие в браке, могут формализовать свои обязанности по взаимному содержанию, заключив для этого специальное алиментное соглашение. Соответствующие обязанности могут включаться и в брачный договор. Содержание таких алиментных обязательств может варьироваться в очень широких пределах, но сторонами в них выступают только лица, состоящие в зарегистрированном браке. Все остальные вопросы, касающиеся оснований возникновения и прекращения алиментных обязательств, размера алиментов, ответственности, решаются по усмотрению самих сторон. Мнение о том, что стороны соглашения об уплате алиментов вправе самостоятельно устанавливать основания возникновения алиментного обязательства, отличающиеся от тех, что установлены законом для взыскания алиментов в судебном порядке, разделяется и другими авторами.

Нередко в брачном договоре предусматриваются обязанности по взаимному содержанию на случай расторжения брака. Однако супруги вправе определить условия по взаимному предоставлению содержания и на период брака. В брачном договоре могут быть предусмотрены отличные от установленных в законе основания предоставления материальной поддержки.

Так, может быть предусмотрена выплата средств на содержание трудоспособного супруга, занятого воспитанием ребенка- школьника. Обязанность мужа доставлять содержание жене по брачному договору может не ставиться в зависимость от трудоспособности, нуждаемости, состояния здоровья, возраста и наличия детей, требующих заботы.

В брачном договоре нельзя предусматривать положения, ограничивающие право нетрудоспособного нуждающегося супруга на получение содержания. Гуманная направленность подобного ограничения очевидна. Однако в строго юридическом смысле такое указание закона избыточно, поскольку, с одной стороны, полный отказ от права на получение содержания в будущем есть не что иное, как ущемление право способности, а с другой стороны, знаменует собой отказ нетрудоспособного нуждающегося супруга от права на обращение в суд с иском о взыскании алиментов, но и то и другое и без того запрещено п. 3 ст. 42 СК РФ. Вместе с тем в нотариальной практике имеются известные затруднения, связанные с оценкой условий конкретного брачного договора с точки зрения того, не ограничивает ли устанавливаемый договором размер предполагаемого будущего содержания права супруга, который на момент заключения договора не является ни нуждающимся, ни нетрудоспособным.

Исходить при нотариальном удостоверении договора из того размера содержания, которое могло бы быть назначено судом, если бы обстоятельства, с наступлением которых договор связывает выплату содержания, имели место при ею заключении и удостоверении, а также производить проверку этих обстоятельств - вот предлагаемый некоторыми специалистами выход, со ссылкой на то, что сделка, противоречащая требованиям закона, ничтожна, а в соответствии с ч. 3 ст. 16 Основ законодательства РФ о нотариате, нотариус обязан отказать в совершении нотариального действия в случае ею несоответствия законодательству Российской Федерации.

Рассуждая на эту тему, надо учитывать некоторую двойственность в нашем законодательстве. Если говорить о предоставлении содержания между супругами в российском праве, то СК РФ (ст. 42) предполагает включать эти положения только в брачный договор (только в этой правовой норме речь идет о любых супругах, вне зависимости, имеют ли они по закону право требовать алименты или нет). При этом круг лиц, имеющих право требовать исполнения обязательств по содержанию, весьма ограничен ст. 90 СК РФ. В случае если супруги установили для себя в брачном договоре положения о содержании, данное положение может быть спорным, если супруг, имеющий право на содержание (алиментирование) но брачному договору, не попадает в круг лиц, определенных в ст. 90 СК РФ.

Ведь содержание брачного договора не должно противоречить закону (ст. 44 СК РФ), а закон гласит, что соглашение об уплате алиментов заключается между лицом, обязанным уплачивать, и их получателем (ст. 99 СК РФ), то есть из этого следует, что формально по закону потенциальный получатель содержания не имеет права его требовать, а лицо, предоставляющее содержание, не является обязанным. Но здесь будет работать аналогия закона, как это указано выше.

Хотя в случае заключения брачного договора между супругами должны действовать положения брачного договора (ст. 256 ГК РФ), где супруги сами определяют условия взаимного содержания, однако существуют возможности уйти обязанной по договору стороне от данного обязательства по содержанию, используя «крайне неблагоприятное положение» в своем материальном обеспечении и то, что закон в императивном порядке не обязывает другого супруга предоставить содержание бывшему трудоспособному супругу при определенных условиях, как это принято в ГГУ. Поэтому как брачный договор, так и договоры по содержанию надо составлять очень грамотно, с рассмотрением всех условий и обстоятельств, как существующих, так и предполагаемых.

Еще один аспект правового регулирования соглашений об уплате алиментов - институт мировых соглашений, заключаемых в ходе искового судопроизводства по делам об алиментировании или на стадии исполнительного производства. Ранее такого рода соглашения при алиментировании несовершеннолетних не допускались. По своему содержанию мировые соглашения аналогичны внесудебным соглашениям об уплате алиментов, в них отражена достигнутая сторонами договоренность относительно порядка алиментирования. Однако они по-разному оформляются и имеют некоторые различия в последствиях.

Соглашения об уплате алиментов по правовой силе являются исполнительными документами, впоследствии могут быть изменены, прекращены, признаны недействительными при предъявлении соответствующих исков в суд или, если речь идет только об их изменении и прекращении, - по согласованию в нотариальном порядке. Мировые соглашения утверждаются судом соответствующим определением, которым одновременно прекращается производство по делу (ст. 220 ГПК РФ) или исполнительное производство (ст. 439 ГПК РФ). На основании определения о прекращении производства по делу выдается исполнительный лист, на основании определения о прекращении исполнительного производства исполнительный лист возвращается в суд, а назначенные приставом-исполнителем меры по исполнению отменяются.

Коль скоро в принципе СК РФ допускает заключение договоров об алиментировании, то в настоящее время мировые соглашения по вопросам алиментирования не могут быть исключены и в рамках гражданского судопроизводства.

Вместе с тем, они имеют ряд особенностей. Оценку их правомерности должен дать суд в каждом конкретном случае. Суд не утверждает соглашений, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц (ст. 39 ГПК). При этом суд по аналогии также должен учитывать правила п. 2 ст. 103 СК РФ, касающиеся оформления соглашений об уплате алиментов у нотариусов, о том, что размер алиментов на несовершеннолетних детей по соглашению не может быть ниже размера алиментов, которые они могли бы получить при взыскании их в судебном порядке (ст. 81 СК РФ).

Хотя по общему правилу «порядок и форма предоставления содержания несовершеннолетним детям определяются родителями самостоятельно» (п. 1 ст. 80 СК РФ), сам факт обращения в суд с требованием о взыскании алиментов говорит о том, что суд особо тщательно должен подходить к оценке условий заключенного между сторонами искового производства соглашения с позиций интересов ребенка. В пользу этого и правила п. 1, 2 ст. 24 СК РФ, согласно которым при расторжении брака суд вправе с позиций интересов детей давать оценку соглашению родителей об их алиментировании и, если интересы детей нарушаются, может самостоятельно определить размер алиментов в пользу детей.

Поэтому оценка условий соглашения сторон при решении вопроса об алиментировании несовершеннолетних детей вне зависимости от того, каким образом процессуально оформлено рассмотрение этого вопроса в суде, всегда должна даваться исходя из интересов ребенка. Думается, с учетом этого суд должен иметь право в любом случае окончательно определить не только размер необходимого содержания, но и иные условия порядка алиментирования.

Возникает вопрос: если между сторонами заключено соглашение об уплате алиментов, по которому уже осуществляется взыскание в порядке исполнительного производства, вправе ли они на стадии исполнения заключить мировое соглашение, которым после его утверждения оно могло бы быть прекращено?

Статья 439 ГПК РФ не ограничивает права любых взыскателей и должников заключать мировые соглашения, исходя из этого не могут быть исключением и случаи исполнения соглашений об уплате алиментов. Однако при этом теряют всякий смысл правила об изменении, прекращении соглашений об уплате алиментов. Представляется, что как сам факт наличия соглашения об уплате алиментов исключает возможность возбуждения судопроизводства по вопросу алиментирования, разрешенному в соглашении, так и в дальнейшем при достижении нового соглашения между сторонами относительно порядка алиментирования оно должно изменяться в порядке ст. 101 СК РФ, а не оформляться путем достижения мирового соглашения в порядке ст. 439 ГПК РФ.

Исследование семейно-правового института соглашения об уплате алиментов дает основания сделать следующие выводы:

1. Анализ норм действующего Семейного кодекса РФ позволил выявить и определить критерии и фактические признаки, отграничивающие конструкцию соглашения об уплате алиментов от иных ее гражданско-правовых и семейно-правовых аналогов.

В соответствии с законом выплата алиментов может производиться на основании различных семейно-правовых соглашений: соглашения об уплате алиментов, договора о предоставлении материального содержания, а также брачного договора, содержащего условие о предоставлении супругу (бывшему супругу) материального содержания.

Сопоставление соглашения об уплате алиментов с названными выше видами соглашений, предусматривающих выплату алиментов, позволило выявить ряд его преимуществ. В свою очередь, это дало автору основания утверждать о нецелесообразности применения в алиментных обязательствах иной правовой конструкции, кроме соглашения об уплате алиментов.

В частности, семейное законодательство предъявляет определенные требования к содержанию соглашения, соблюдение которых обеспечивает права и интересы получателя алиментов. Например, согласно п. 2 ст. 103 СК РФ размер алиментов, устанавливаемый по соглашению на несовершеннолетних детей, не может быть ниже размера алиментов, которые они могли бы получить при взыскании алиментов в судебном порядке.

Договор о предоставлении материального содержания, заключаемый между членами семьи, также может быть нотариально удостоверен, но в отличие от соглашения об уплате алиментов он не имеет силы исполнительного листа, что, безусловно, снижает степень эффективности применения такого договора.

2. Буквальное толкование положений семейного законодательства дает основания утверждать, что соглашение об уплате алиментов могут заключить лишь те члены семьи, которые в соответствии с законом обязаны производить соответствующие платежи. Соответственно, договор о предоставлении материального содержания может быть заключен между всеми иными членами семьи, кроме тех, которые названы в законе как обязанные лица. По мнению автора, обнаруженное несоответствие в определении законодателем потенциальных субъектов алиментных обязательств позволяет сделать вывод о нецелесообразности искусственного дублирования в договорном механизме регулирования алиментных правоотношений.

3. Соглашение об уплате алиментов следует признать средством обеспечения интересов членов семьи в сфере получения материальной поддержки в форме алиментов. В связи с этим представляется необходимым внести изменения в СК РФ, предоставив право заключать соглашение об уплате алиментов всем членам семьи, а не только тем, которые упомянуты в ст. 99 СК РФ.

Isfic.Info 2006-2018