Правовая природа механизма алиментирования

Применение мер юридической ответственности в алиментных обязательствах


Осуществлению экономической функции семьи способствует надлежащее исполнение алиментной обязанности. Социальная важность алиментных обязательств предполагает возможность применения принудительного исполнения обязанности по предоставлению содержания, а также мер ответственности за виновное неисполнение либо ненадлежащее исполнение алиментной обязанности. Это обусловлено тем, что уклонение плательщика от этой обязанности ухудшает условия жизни, влияет на состояние здоровья; если алименты уплачиваются на несовершеннолетних детей, то нарушается их нормальное физическое, психическое и нравственное развитие, образование.

Категория ответственности тесно связана с вопросом защиты семейных прав, ибо, привлекая к ответственности недобросовестного участника правоотношений, мы тем самым защищаем того, чьи права были нарушены (восстановительная функция юридической ответственности).

Понимание ответственности, когда она представляется как исполнение под принуждением в том же объеме обязанности, не исполненной добровольно, приводит к безнаказанности в семейных правонарушениях, в данном случае будет иметь место лишь защита нарушенных прав. В результате применения такой ответственности участники семейных отношений не побуждаются к исполнению обязанностей добровольно, так как они знают, что в случае неисполнения они практически ничем не рискуют, и не возникает вопроса об их действительном наказании. Ответственность имеет место только там, где речь идет о дополнительных неблагоприятных последствиях для правонарушителя.

Интересно мнение Л.E. Чичеровой, в соответствии с которым законодательством предусмотрено три вида ответственности за ненадлежащее исполнение алиментных обязательств и нарушения в сфере алиментных правоотношений: имущественная, исполнительная, уголовная.

Субъектами имущественной ответственности могут выступать должник и организация-работодатель. Ее основания установлены в ст. 115 СК РФ и в ст. 91 Федерального закона «Об исполнительном производстве», в которой установлено, что взыскатель вправе предъявить организации иск о взыскании подлежащей удержанию с должника суммы, не удержанной по вине этой организации. При этом взыскатель освобождается от уплаты государственной пошлины. Имущественная ответственность выражается в уплате неустойки и возмещении убытков, о чем уже была речь.

Говоря об исполнительной (административной) ответственности, предусмотренной СК РФ, отметим, что ее субъектами могут также являться сам должник или организация-работодатель. Административная ответственность в данном случае наступает в виде ответственности за нарушения в сфере исполнительного производства. Эта ответственность установлена ст. 87 Федерального закона «Об исполнительном производстве», согласно которой за невыполнение гражданами и должностными лицами законных требований судебного пристава-исполнителя они подвергаются штрафу в размере до 100 МРОТ.

Применение данного вида ответственности в сфере правоотношений по взысканию алиментов возможно по отношению:

  • к администрации организации-работодателя за несообщение в 3-дневный срок судебному приставу-исполнителю об увольнении должника, его новом месте работы, месте жительства (при условии, если таковые известны);
  • к самому должнику за аналогичные поступки;
  • к администрации организации-работодателя за невозвращение исполнительного документа в случае увольнения работника;
  • к администрации организации-работодателя за нарушение 3-дневного срока для удержания и перечисления алиментов взыскателю.

В связи с неисполнением исполнительного документа в добровольном порядке у должника возникают дополнительные имущественные обременения (помимо уплаты неустойки и возмещения убытков), которые также можно считать мерой ответственности, в частности, ст. 81 Федерального закона «Об исполнительном производстве» предусматривает уплату исполнительского сбора за возбуждение стадии исполнительного производства и совершение принудительных исполнительных действий; ст. 82 этого же Закона возлагает на должника еще все расходы, которые будут понесены при совершении действий по исполнению исполнительного документа о взыскании алиментов и уплаты задолженности по алиментам. Субъектом уголовной ответственности в сфере алиментных правоотношений выступает должник. Уголовная ответственность является крайней и самой строгой мерой ответственности за нарушение алиментных обязательств, она установлена ст. 157 УК,

Семейным кодексом РФ установлены новые, по сравнению с ранее действовавшим КоБС РСФСР, санкции, представляющие собой меры ответственности плательщиков за виновную просрочку уплаты алиментов, взыскиваемых на основании решения суда (п. 2 ст. 115 СК РФ). Ранее подобного рода меры не были характерны для регулирования семейных отношений, которые законодатель стремился максимально освободить от применения какой-либо имущественной ответственности, находивших применение в других областях права, главным образом в гражданско-правовой сфере. Речь идет об уплате пени - санкции, обычно используемой при просрочке исполнения имущественных обязанностей.

Взыскание пени в качестве санкции за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей помимо гражданского предусмотрено и иным отраслевым законодательством. Такая возможность коренится в имущественном характере права на алименты. В данном случае использование одного из универсальных отраслевых приемов регулирования имущественных отношений не противоречит принципу приоритетной защиты интересов нетрудоспособных нуждающихся членов семьи (п. 3 ст. 1 СК РФ) и семейно-правовой природе алиментирования.

Введение в семейное законодательство неустойки за просрочку уплаты алиментов не может расцениваться как бесспорное свидетельство гражданско-правовой природы алиментного обязательства. Неустойка по ст. 115 СК РФ вполне может рассматриваться как семейно-правовая мера ответственности за ненадлежащее исполнение алиментной обязанности, гарантия осуществления прав членов семьи на получение содержания.

При образовании задолженности по вине лица, обязанного алиментировать члена семьи по решению суда, виновное лицо уплачивает получателю алиментов неустойку в размере одной десятой процента от суммы невыплаченных алиментов за каждый день просрочки (ч. 1 п. 2 ст. 115 СК РФ). Обращает на себя внимание то обстоятельство, что здесь законодатель сузил основания для принудительного удержания алиментов, ограничившись в ч. 1 п. 2 этой статьи лишь указанием на судебное решение, хотя взыскание алиментов через суд возможно в соответствии с нормами ГПК РФ, Федерального закона «Об исполнительном производстве» и на основании судебного приказа.

В соответствии с Федеральным законом РФ № 106-ФЗ в ст. 115 Семейного кодекса были внесены изменения, согласно которым при образовании задолженности неустойка выплачивается в размере одной второй процента от суммы невыплаченных алиментов за каждый день просрочки.

Иная ответственность за просрочку исполнения и образование задолженности может наступить, если порядок алиментирования определялся нотариально удостоверенным соглашением об уплате алиментов. При образовании задолженности по вине лица, обязанного уплачивать алименты по соглашению об уплате алиментов, виновное лицо несет ответственность в порядке, предусмотренном этим соглашением (п. 1 ст. 115 СК РФ).

Отсюда возникает ряд вопросов: всегда ли в соглашении должны быть условия об ответственности, а если да, то о какой именно (например, о взыскании зачетной или штрафной неустойки); могут ли нотариусами регистрироваться соглашения, в которых сторонами не заложена ответственность за просрочку в предоставлении содержания, а также возможно ли наступление ответственности, а если возможно, то какой именно, в случаях, когда в нотариально удостоверенном соглашении меры ответственности вообще не были заложены либо стороны отнесли решение вопроса об ответственности к нормам действующего законодательства?

Нотариусами могут регистрироваться соглашения, в которых прямо не оговорена конкретная ответственность плательщика за неисполнение, ненадлежащее исполнение алиментной обязанности. Коль скоро сторонам предоставлено право по взаимной договоренности определять порядок алиментирования, то при отсутствии в законе иного указания диспозитивные начала должны действовать и при решении вопросов ответственности за совершение семейного правонарушения. Исходя из общего подхода СК РФ, внесение в соглашение об уплате алиментов условий наступления и мер ответственности - право самих сторон.

Участники соглашения об алиментировании имеют возможность полностью самостоятельно решать: устанавливать или не устанавливать в соглашении об уплате алиментов ответственность за просрочку исполнения, а если устанавливать ее, то какую именно. Стороны, не оговорившие в соглашении условия ответственности, сохраняют за собой право впоследствии разрешить этот вопрос и внести в соглашение изменения (п. 2 ст. 101 СК РФ). Дополнительной гарантией защиты интересов получателя остается правило п. 2 ст. 100 СК РФ о придании нотариально удостоверенным алиментным соглашениям юридической силы исполнительного документа.

Но именно в силу существа алиментного обязательства, правовое регулирование которого ориентировано на обеспечение интересов нетрудоспособного члена семьи, уместна постановка вопроса об ответственности плательщика, которая должна наступать при виновном неисполнении им алиментной обязанности и в тех случаях, когда стороны не оговорили ее наступление в соглашении. Особенно этот вопрос актуален с позиций обеспечения интересов несовершеннолетних детей применительно к соглашениям об их содержании, которые заключаются родителями.

В правовой литературе высказано мнение, что в случае, когда «в нотариально удостоверенном соглашении об уплате алиментов формы и основания ответственности обязанного лица за ненадлежащее исполнение алиментного обязательства не определены, исходя из содержания ст. 101 СК РФ следует применять формы и основания ответственности, установленные гл. 25 ГК "Ответственность за нарушение обязательств". Соответственно лицо, обязанное уплачивать алименты по соглашению сторон, виновное в неисполнении или ненадлежащем исполнении алиментного обязательства, должно возместить получателю алиментов все убытки. причиненные просрочкой исполнения алиментного обязательства, и уплатить проценты за несвоевременное исполнение денежною обязательства (если алименты уплачивались в долях к заработку плательщика или в твердой денежной сумме) в размере учетной ставки банковского процента на день исполнения обязательства с суммы невыплаченных алиментов (ст. 393 и 395 ГК). Убытки определяются в соответствии с правилами, предусмотренными ст. 15 ГК».

Учитывая существование специальной нормы и. 2 ст. 115 СК РФ и установление законной неустойки как способа обеспечения исполнения алиментной обязанности, спорным представляется обращение к решению вопроса об ответственности к общим нормам Гражданского кодекса РФ на основании ст. 101 СК РФ и ст. 393 и 395 ГК. По-видимому, возможность применения гражданско-правовых санкций обусловлена отношением к алиментному обязательству как к гражданско-правовому правоотношению. С нашей точки зрения, если в соглашении стороны не указали конкретных мер ответственности либо оговорили, что вопрос об ответственности разрешается на основе порядка, установленного действующим законодательством, ответственность плательщика должна наступать, но основываться на нормах семейного, а не гражданского законодательства.

Недостаточна в качестве основы для применения ст. 393, 395 ГК РФ отсылка к п. 1 ст. 101 СК РФ. Здесь содержится положение, что нормы ГК, регулирующие заключение, исполнение, расторжение или признание недействительными гражданско-правовых сделок, применяются к заключению, исполнению, расторжению и признанию недействительным соглашения об уплате алиментов. Однако нет отсылки на возможность субсидиарного применения гражданского законодательства к решению вопросов об ответственности за неисполнение обязательства. Нельзя не заметить, что в самом Гражданском кодексе РФ вопросы заключения договора, его изменения и расторжения, исполнения, прекращения и ответственности за неисполнение обязательств разведены по разным главам. Наконец, нельзя не учитывать, что в гражданском праве действует правило, закрепленное в п. 1 ст. 332 ГК, о праве кредитора требовать уплаты неустойки, определенной законом (законной неустойки), независимо от того, предусмотрена ли обязанность ее уплаты соглашением сторон.

Поэтому считаем необходимым применение в рассматриваемых случаях мер ответственности, предусмотренных не ст. 393, 395 ГК РФ, а специальными правилами ч. 1 п. 2 ст. 115 СК РФ. В связи с этим для последовательной приоритетной защиты прав нетрудоспособных членов семьи в п. 1 ст. 115 СК РФ целесообразно внести дополнение следующего содержания: «Если в соглашении об алиментировании не установлена ответственность плательщика за образование задолженности по уплате алиментов, она наступает по правилам, предусмотренным пунктом 2 настоящей статьи».

Имущественная ответственность за несвоевременную уплату алиментов, предусмотренная п. 2 ст. 115 СК РФ, наступает в случае образования задолженности по вине самого плательщика.

Представляется обоснованным мнение, что для привлечения плательщика алиментов к ответственности достаточна любая форма вины. Размер неустойки не может быть уменьшен, так как ст. 333 ГК РФ невозможно применить.

Ответственность, предусмотренная ст. 115 СК РФ, «не может быть возложена на плательщика, если задолженность по алиментам образовалась но вине других лиц, в частности в связи с несвоевременной выплатой заработной платы, задержкой или неправильным перечислением алиментных сумм банками и т.п.». Однако нередки случаи, когда но вине администрации организации, где работает должник, суммы алиментных платежей своевременно удерживаются из заработной платы плательщика, но не переводятся получателям. Практика до недавнего времени сталкивалась с вопросом о том, с помощью какой категории исков в таких случаях следует защищать права получателей алиментных платежей, нередко требования о передаче средств обосновывались действием принципа генерального деликта и нормами о возмещении внедоговорного вреда. В определенной мере этот вопрос в настоящее время разрешен в ГПК РФ, где прямо обозначены указанные исковые требования. В п. 10 ч. 1 ст. 89 ГПК РФ упоминается об исках «о взыскании подлежащих удержанию с должника денежных сумм, но не удержанных по вине организации или гражданина-предпринимателя либо удержанных с должника, но не перечисленных по их вине взыскателю». Такое решение представляется более обоснованным, чем предъявление иска о возмещении вреда.

Кроме того, в рассматриваемой ситуации получатель алиментов может использовать и иной гражданско-правовой способ защиты и предъявить к организации иск о выплате удержанной, но не выплаченной суммы алиментов как неосновательного обогащения на основании ст. 1102 ГК РФ, с начислением процентов, предусмотренных ст. 395 ГК РФ. Таким образом, реализация права члена семьи на содержание имеет и гражданско-правовые гарантии, действующие, однако, за рамками соответствующего материального, семейно-правового отношения.

Не является ответственностью взыскание алиментов в пределах трехлетнего срока, предшествовавшего обращению в суд с требованием о взыскании алиментов. Такая возможность предусматривается п. 2 ст. 107 СК РФ: суд вправе взыскивать алименты в указанный период, если будет установлено, «что до обращения в суд принимались меры к получению средств на содержание, но алименты не были получены вследствие уклонения лица, обязанного уплачивать алименты, от их уплаты». По общему же правилу алименты присуждаются с момента обращения в суд.

Казалось бы, при применении и. 2 ст. 107 СК РФ не должно возникать сложностей на практике. Однако, как это ни странно, случаются факты, когда судьи отказывают во взыскании алиментов за время, предшествующее обращению в суд, основываясь на имеющем широкое распространение в теории семейного права и присутствующем в комментариях к семейному законодательству мнении, что алиментное обязательство возникает либо на основании судебного решения, либо на основании соглашения об уплате алиментов. Следуя ему, обязанность уплаты алиментов, о которой говорится в п. 2 ст. 107 СК РФ, привязывается к существованию соглашения об уплате алиментов, благодаря которому должна возникать алиментная обязанность и соответствующее алиментное обязательство. В результате, коль скоро соглашения не было, во взыскании алиментов за время, предшествовавшее обращению в суд, отказывают.

Очевидно, что такая практика лишает нетрудоспособного члена семьи возможности реализовать предоставленное ему СК РФ право, приходит в противоречие с п. 2 ст. 107 СК РФ, из буквального смысла которого, как и из большинства норм СК РФ об алиментировании, вытекает, что обязанность содержания, то есть алиментная обязанность, возникает при наличии обстоятельств, указанных в законе (нетрудоспособность, нуждаемость управомоченной стороны и др.). Судебные постановления и соглашения об уплате алиментов лишь определяют порядок исполнения обязанности содержания соответствующего члена семьи.

Согласно ст. 38 Конституции Российской Федерации забота о детях и об их воспитании является обязанностью родителей. Если же родители не хотят выполнять свои обязанности, государство должно потребовать их выполнение мерами уголовно-правового характера. А эти меры, предусмотренные в санкции ст. 156 УК, не могут обеспечить достижения поставленной задачи.

В правоохранительные органы поступают многочисленные жалобы на злостное уклонение родителей от уплаты по решению суда средств на содержание несовершеннолетних детей. При проверках факты злостного уклонения подтверждаются, виновные привлекаются к уголовной ответственности, однако предупредительное значение наказания, которое может быть назначено за это преступление, чрезвычайно мало.

И еще одно замечание. Уголовный кодекс в ст. 150, 151, 156 и 157 предусматривает ответственность за вовлечение в преступление или антиобщественные действия, за неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетних детей либо злостное уклонение по решению суда от уплаты средств на их содержание. Как уже упоминалось, понятие несовершеннолетних дано в ст. 87 УК (это лица в возрасте от 14 до 18 лет).

Как показывает судебная практика, в большинстве случаев к уголовной ответственности привлекаются за упомянутые преступления в отношении лиц, которым не исполнилось 14 лет. Эти лица относятся к малолетним. Но, как видно из названных уголовно-правовых норм, в них предусмотрена ответственность только за упомянутые общественно опасные посягательства в отношении несовершеннолетних. Как же быть в этом случае?

Судебная практика, исходя из того, что подобные посягательства в отношении малолетних не менее (а в ряде случаев и более) общественно опасны, чем такие же посягательства в отношении несовершеннолетних, привлекает виновных к уголовной ответственности по перечисленным выше статьям УК РФ.

По существу статус несовершеннолетних распространен на другую категорию лиц, называемых малолетними. Случаи распространения схожего закона на деяния, не предусмотренные непосредственно в законе (отождествление малолетнего с несовершеннолетним), называются аналогией, которая согласно ч. 2 ст. 3 УК РФ запрещена.

Необходимым условием наступления ответственности родителей за злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей является вступление в законную силу решения суда по гражданскому делу о взыскании с родителей этих средств на содержание детей.

Отсутствие подобного решения исключает уголовную ответственность, поскольку оно имеет преюдиционное значение. Поэтому нет состава преступления, предусмотренного ст. 157 УК, если лицо уклоняется от уплаты средств на содержание детей на основании заключенного в письменной форме и нотариально удостоверенного соглашения об уплате алиментов (ст. 99, 100 СК РФ), а также постановления суда о взыскании алиментов до вынесения решения суда (ст. 108 СК РФ).

Под уклонением родителей от уплаты по решению суда или постановлению судьи средств на содержание несовершеннолетних детей следует понимать не только прямой отказ от уплаты присужденных судом алиментов на детей, но и сокрытие лицом своею действительного заработка, смену работы или места жительства с целью избежать удержаний по исполнительному листу, уклонение с той же целью от трудовой деятельности и иные действия, свидетельствующие об уклонении от уплаты по решению суда или постановления судьи средств на содержание детей (подделка документов, удостоверяющих личность, изменение фамилии, имени).

Вопрос о наличии злостности уклонения должен решаться судом в каждом конкретном случае с учетом продолжительности и причин неуплаты лицом алиментов и всех других обстоятельств дела. О злостном уклонении от уплаты алиментов может свидетельствовать, в частности, повторность совершения аналогичного преступления, уклонение от уплаты по решению суда или постановлению судьи алиментов, несмотря на соответствующие предупреждения, розыск лица, обязанного выплачивать алименты, ввиду сокрытия им своего места нахождения.

Признавая лицо виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 157 УК, суды не должны ограничиваться в приговоре общей ссылкой на то, что уклонение от уплаты алиментов носило злостный характер, а обязаны указывать, в чем конкретно эта злостность выражалась (п. 6 названною постановления Пленума Верховного Суда РСФСР).

Злостность уклонения отсутствует, если у лица не было реальной возможности выполнить решение суда (длительная болезнь, систематические задержки выплаты пособия по безработице и т.д.).

К другим обстоятельствам, исключающим возможность своевременной уплаты алиментов, судебная практика относит пребывание лица в заключении под стражей, нахождение его на положении похищенного, заложника или незаконно лишенного свободы вследствие совершения иными лицами преступлений, предусмотренных ст. 126, 206, 127 УК; длительную задержку выплаты заработной платы; потерю работы. Также нет состава преступления, если лицо, обязанное выплачивать средства на содержание детей, передавало их без соблюдения соответствующей процессуальной формы (наличия исполнительного листа) лично, по почте, через третьих лиц.

На сегодняшний день в стране не существует и сколько-нибудь действенного, отлаженного механизма привлечения к семейно- правовой, административной и уголовной ответственности за неисполнение обязанности по содержанию несовершеннолетних детей. Хотя санкция в виде уплаты неустойки нашла свое место в СК РФ, а в КоАП РФ и в УК РФ предусмотрены соответствующие составы, но не продумана и не реализуется последовательность и взаимосвязанность в их применении. Механизм реализации нормы о семейно-правовой ответственности за просрочку в уплате алиментов достаточно сложен, требует взаимодействия между взыскательницей, судебным приставом-исполнителем и судом. Отсутствует внятный механизм привлечения к административной и уголовной ответственности за уклонение от уплаты алиментов. В результате принцип неотвратимости наступления ответственности за совершенное правонарушение и применения более строгой меры ответственности за более тяжкое правонарушение не реализуется (В КоАП РФ есть ст. 5.35: «Неисполнение или ненадлежащее исполнение родителями или иными законными представителями несовершеннолетних обязанностей по содержанию, воспитанию, обучению, защите прав и интересов несовершеннолетних - влечет предупреждение или наложение административного штрафа в размере от одного до пяти минимальных размеров оплаты труда». В действующем УК РФ имеется гл. 20 «Преступления против семьи и несовершеннолетних» и ст. 157, предусматривающая ответственность за злостное уклонение родителя от уплаты алиментов: «Злостное уклонение родителя от уплаты м по решению суда средств на содержание несовершеннолетних детей, а равно нетрудоспособных детей, достигших восемнадцатилетнего возраста, - наказывается обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до трех месяцев».).

Одним из фундаментальных положений Конвенции о правах ребенка является уважение ответственности, прав и обязанностей родителей, иных лиц, несущих по закону ответственность за ребенка (ст. 5). Поэтому в ней отчетливо проводится принцип разграничения между указанными частными лицами и государствами, участвующими в Конвенции, ответственности за судьбу ребенка и за реализацию его прав. Государства-участники «обязуются обеспечить ребенку такую защиту и заботу, которые необходимы для его благополучия, принимая во внимание права и обязанности его родителей, опекунов или других лиц, несущих за него ответственность по закону» (п. 2 ст. 3).

Согласно Конвенции, родитель (родители) или другие лица, воспитывающие ребенка, несут основную ответственность за обеспечение в пределах своих способностей и финансовых возможностей условий жизни, необходимых для развития ребенка. В свою очередь государство принимает необходимые меры по оказанию помощи родителям и другим лицам, воспитывающим детей, в осуществлении их права на уровень жизни, который требуется для всестороннего развития, и в случае необходимости оказывает материальную помощь, поддерживает программы, особенно в отношении обеспечения питанием, одеждой и жильем (ст. 27).

Наиболее радикальной семейно-правовой санкцией, предусмотренной в СК РФ и направленной на защиту интересов несовершеннолетних детей, является лишение родительских прав в связи со злостным уклонением от уплаты алиментов (ст. 69 СК РФ). Однако при ее применении возникают вопросы, например: какое уклонение следует считать «злостным»?

Уместен ли при толковании этого термина тот же подход, что и при конструировании состава преступления, предусмотренного ст. 157 УК РФ, тем более что законодательно этот термин не раскрывается? При отсутствии законодательного решения особую актуальность приобретает необходимость соответствующего разъяснения Пленума Верховного Суда РФ. Следуя уголовно-правовому подходу при толковании термина «злостное уклонение от уплаты алиментов», приходится признать, что для обеспечения жизненных нужд детей лишение родительских прав ничего не дает, поскольку и до вынесения судом решения о лишении родительских прав и взыскании алиментов уже имеется основание для взыскания с плательщика алиментов - судебное решение, которое в силу виновного поведения плательщика не выполняется.

Состоявшееся в отношении лица, ранее злостно не выполнявшего своей обязанности по жизнеобеспечению ребенка, решение о лишении родительских прав вовсе не гарантирует ее выполнение в будущем. С позиций «частных» интересов нерадивых родителей, не заботящихся о своих собственных детях, лишение родительских прав - это скорее узаконенный обрыв последних межличностных связей с ребенком, официальное освобождение от ответственности за его судьбу. Единственный «положительный» эффект применения этой санкции - переход ребенка в категорию детей, оставшихся без попечения родителей, и как следствие - помещение его на воспитание и содержание в соответствующее государственное или муниципальное учреждение.

В действующем УК РФ установлены санкции за злостное невыполнение родителями алиментной обязанности (ч. 1 ст. 157). Они применяются в случае злостного уклонения родителей от уплаты по решению суда средств на содержание несовершеннолетних детей. Имея в виду жестко формальный подход к конструированию составов преступлений, неясно, почему законодатель не учел в редакции этой нормы, что согласно действующему законодательству помимо судебного решения существуют и иные основания исполнения, например судебный приказ. Налицо отсутствие межотраслевого согласования в решении этого вопроса. Поэтому ч. 1 ст. 157 УК, очевидно, нуждается в дополнении указанием на то, что предусмотренные в ней меры ответственности могут применяться и при злостном уклонении от уплаты средств на содержание детей, взыскиваемых на основании судебного приказа.

В специальной литературе вполне обоснованно отмечается неэффективность в плане реальной защиты прав несовершеннолетних таких предусмотренных ч. 1 ст. 157 УК мер уголовного наказания, применяемого к злостным неплательщикам алиментов, как обязательные работы и арест.

Обязательные работы в силу ряда объективных, да и субъективных причин применяются в судебной практике редко, арест как мера наказания не применяется вообще. Остается, по существу, одно наказание - исправительные работы. В советский период времени, да и после распада СССР, вплоть до декабря 2003 года (вступление в силу Федерального закона от 8 декабря 2003 года), исправительные работы могли назначаться осужденному вне зависимости от того, имеет ли он постоянное место работы либо нет.

Непонятно, чем руководствовался законодатель, внося изменение в ст. 50 УК РФ о том, что исправительные работы в качестве наказания могут назначать только лицам, не имеющим основного места работы. Наказание они отбывают на муниципальных предприятиях или в организациях жилищно-коммунального хозяйства, постоянно испытывающих дефицит рабочей силы на низкооплачиваемых работах. По существу, помощи от них дети ждать не могут. Да и само наказание (даже самое строгое - в виде одного года исправительных работ) не пугает осужденных и не имеет предупредительного значения. Многие из них после отбытия наказания продолжают злостно уклоняться от уплаты алиментов.

А если осужденный устроился на работу, изъявил желание реально оказывать помощь детям и отбывать наказание в виде исправительных работ? В качестве примера можно привести дело по обвинению М. Он злостно уклонялся от уплаты алиментов, нигде не работал и был осужден по ч. 1 ст. 157 УК РФ к одному году исправительных работ.

М., опытный бухгалтер, сразу же после осуждения устроился на работу в качестве главного бухгалтера в коммерческую организацию с окладом в 25 тыс. руб. Приговор вступил в законную силу. М. пригласили к судебному приставу и вручили ему направление на работу в качестве дворника с окладом в 3 тыс. руб. Объяснения М. о том, что его помощь детям с оклада в 25 тыс. руб. будет более существенной, ни к чему не привели. Закон разрешает назначать исправительные работы только лицам, не имеющим основного места работы. Поскольку М. увольняться с работы отказался, ему исправительные работы были заменены на четыре месяца лишения свободы.

Исправительные работы не только не способствуют исполнению обязанности по содержанию ребенка, но исключают саму возможность принудительного исполнения алиментного обязательства, поскольку труд осужденного должника либо не оплачивается, либо мера наказания вообще исключает принуждение к труду1См.: Максимович Л.Б. Проблемы исполнения решений по делам о взыскании алиментов на несовершеннолетних детей // Исполнение судебных решений судебными приставами-исполнителями по делам о взыскании алиментов и делам, связанным с воспитанием детей. М., 2000. С. 22.. Единственной отвечающей интересам ребенка мерой уголовной ответственности, предусмотренной ст. 157 УК, являются исправительные работы, так как они предполагают трудоустройство должника, а значит, и возможность удержаний из заработной платы но алиментным платежам.

Не прибегая к применению исправительных работ, взыскать что-либо и когда-либо с должника, не располагающего доходом или иным имуществом, становится нереальным. Поэтому совершенствование уголовно-правовых гарантий права ребенка на содержание возможно путем расширения применения этой меры наказания, а также поиска новых мер. Однако в целом от уголовной ответственности не так уж сложно уйти - лица, осужденные по ст. 157 УК, обычно амнистируются.

Не прибавляет оптимизма и установленная в ст. 5.35 Кодекса об административных правонарушениях РФ административная ответственность за неисполнение родителями или иными законными представителями несовершеннолетних обязанностей по содержанию, воспитанию, обучению, защите прав и интересов несовершеннолетних. В качестве мер ответственности этой статьей предусмотрено предупреждение или наложение административного штрафа, что опять-таки не гарантирует жизнеобеспечение детей. Как видно, административно-правовые и уголовно-правовые санкции, призванные обеспечивать право ребенка на содержание, имеют отчетливую публичную направленность и в полной мере не гарантируют имущественные интересы несовершеннолетних, связанные с их жизнеобеспечением.

В Семейном кодексе законодатель в целях защиты права на содержание обратился к традиционным гражданско-правовым способам защиты и использует в качестве мер ответственности за несвоевременную уплату алиментов уплату зачетной неустойки и возмещение убытков (ст. 115). С нашей точки зрения, это вовсе не означает, что благодаря использованию таких способов защиты алиментные обязательства изменили свою природу и слились с гражданскими правоотношениями. В то же время имущественный объект алиментных обязательств, его особая роль в жизнеобеспечении нетрудоспособных лиц в силу принципа приоритетности их интересов, действующего в семейном праве (п. 3 ст. 1 СК РФ), вполне позволяют использовать уплату неустойки как способ защиты права ребенка на содержание (п. 2 ст. 115 СК РФ). В механизме правового регулирования отношений по предоставлению содержания эта штрафная санкция обретает качества принципиально новой меры семейно-правовой ответственности за ненадлежащее исполнение или неисполнение соответствующей обязанности хотя при ее применении также возникает проблема реального взыскания средств в пользу ребенка.

Необходимо отметить и то обстоятельство, что в п. 2 ст. 115 СК РФ речь идет об ответственности за просрочку уплаты алиментов, взыскиваемых только по решению суда, в то время как иные судебные акты - основания для принудительного исполнения (судебный приказ, определение о временном взыскании алиментов) - не упоминаются. Возникший пробел в законе можно восполнить с помощью аналогии (ст. 5 СК РФ), так как имеется в виду один и тот же вид правонарушений в тождественных по своей сущности правовых связях. Но все же для единообразия решения этого вопроса целесообразнее внести соответствующие дополнения в п. 2 ст. 115 СК.

В целях совершенствования гражданского процессуального и семейного законодательства предлагаем в Семейном кодексе Российской Федерации закрепить право родителя, который является плательщиком алиментов, получать отчет о том, каким образом эти алименты были потрачены на содержание ребенка. Такой отчет должен представляться получателем алиментов плательщику в письменном виде по требованию последнего, при этом плательщик имеет право требовать представления такого отчета не чаще одного раза в месяц, и сумма, на которую такой отчет должен быть представлен, не должна превышать размера перечисляемого содержания.

Семейное законодательство не предусматривает возможности компенсации морального вреда. А именно нравственные и физические страдания претерпевает получатель алиментов и (или) его законный представитель.

Пункт 2 ст. 1099 ГК РФ устанавливает, что моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина (алиментные права имеют имущественный характер), подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом. Но СК РФ, к сожалению, не предусматривает такой возможности.

В отличие от гражданско-правовой ответственности, меры которой направлены на ненадлежащего алиментнообязанного лица, к мерам семейно-правовой ответственности привлекаются, как правило, управомоченные лица с определенным семейно-правовым статусом за совершение различных семейных правонарушений. Так, суд вправе отказать супругу или бывшему супругу, требующему выплаты алиментов, или ограничить его определенным сроком в случае его недостойного поведения в семье; родителю, требующему алиментов, если будет доказано, что родитель уклонялся от выполнения родительских обязанностей: фактическим воспитателям, требующим алиментов, если будет доказано, что они воспитывали и содержали воспитанников ненадлежащим образом; мачехе и отчиму, требующим алиментов, если будет доказано, что они воспитывали и содержали пасынков и падчериц ненадлежащим образом.

Как видно, данные меры ответственности имеют цель наказать участников семейных правоотношений за ненадлежащее исполнение соответствующих семейных обязанностей. Они выражаются не в дополнительном имущественном обременении, а в лишении или ограничении имущественного права, права на получение алиментов.

Если должник уклоняется от исполнения решения суда (при условии его надлежащего уведомления о возбуждении исполнительного производства и при имеющихся сведениях о частых выездах за пределы РФ), судебный пристав-исполнитель по собственной инициативе или по заявлению взыскателя выносит постановление о временном ограничении права выезда должника за пределы РФ сроком до 6 месяцев.

Так, должник Г., обязанный по решению суда платить алименты своему нетрудоспособному отцу, уведомленный о возбуждении исполнительного производства, уклонялся от выплаты. В отдел судебных приставов поступило заявление от взыскателя о том, что его сын - должник Г. проживает в Германии и часто приезжает в Россию. Пристав вынес постановление о временном ограничении права выезда должника за пределы РФ и направил его в соответствующие органы. При очередном пересечении должником границы РФ гражданин Г. был задержан. Когда явился к приставу на прием, был ознакомлен с образовавшейся задолженностью, которую ему пришлось погасить. После этого ограничение выезда за пределы РФ было снято2См.: Фомина О.С. За алиментами с приставом // ЭЖ Юрист. 2007. № 6..

В прошлом году права выезда за рубеж лишили уже 20 000 россиян, которые забыли выплатить по долгам 12 млрд. рублей.

В течение 2007 года больше всего постановлений об ограничении права на выезд было вынесено в Московской области (2,5 тыс. - общая сумма задолженности около 6 млрд. рублей), Санкт-Петербурге (1,3 тыс. - общая сумма задолженности более 500 млн. рублей).

Эффективность функционирования механизма алиментирования в семейном праве обеспечивается взаимодействием комплекса отраслевых санкций. Меры ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение алиментных обязательств предусмотрены семейным, гражданским, административным и уголовным законодательством. Применение соответствующих санкций имеет ряд особенностей, что очередной раз подчеркивает уникальность семейно-правового механизма алиментирования.

1. Имущественный характер алиментных обязательств обусловливает возможность применения такой меры гражданско-правовой ответственности, как взыскание неустойки за каждый день просрочки алиментных выплат. Получатель алиментов также может взыскать с виновного лица все причиненные просрочкой исполнения алиментных обязательств убытки в части, не покрытой неустойкой.

В настоящее время неустойка составляет 0,5% от суммы невыплаченных алиментов за каждый день просрочки. По мнению автора, реализация имеющихся в науке семейного права предложений об увеличении размера неустойки не позволит решить вопрос своевременности алиментных платежей. Как следует из материалов судебной практики, значительно число удовлетворенных исков о полном или частичном освобождении обязанного лица от погашения образовавшейся задолженности по алиментам. При этом суд учитывает любые уважительные причины, которые не дают возможности погасить образовавшуюся задолженность. Взыскание неустойки в подобных ситуациях также не представляется возможным.

2. Автор поддерживает мнение сторонников закрепления компенсации морального вреда, который может претерпевать получатель алиментов в связи с их неуплатой (Е.К). Костюченко, С.А. Сидорова, A.M. Эрделевский). Действительно, получатель алиментов, а в некоторых случаях и его законный представитель испытывают моральные и нравственные страдания, не имея возможности получить причитающиеся алиментные платежи.

3. В монографии также комментируются нормы Кодекса об административных правонарушениях РФ и Уголовного кодекса РФ, санкции которых предусматривают наказание за неисполнение обязанностей по содержанию несовершеннолетних детей, за злостное уклонение от уплаты алиментов. Автор полагает, что только исправительные работы, предусмотренные ст. 157 УК РФ, направлены на принудительное исполнение обязанности по уплате алиментов, поскольку из заработка осужденного производится отчисление алиментов в размере, установленном судом.

4. Анализируя меры ответственности, применяемые в алиментных обязательствах, автор обращает внимание и на другие негативные правовые последствия неисполнения алиментных обязательств. В частности, по требованию заинтересованного лица суд отстраняет от наследования по закону граждан, злостно уклонявшихся от выполнения лежавших на них в силу закона обязанностей по содержанию наследодателя (ст. 1117 ГК РФ);

злостное уклонение от уплаты алиментов является основанием для лишения родителей родительских прав (ст. 69 СК РФ); суд вправе освободить пасынков и падчериц от обязанностей содержать отчима или мачеху, если последние воспитывали и содержали их менее пяти лет (п. 2 ст. 97 СК РФ) и т.п.

5. Отдельно рассматривается вопрос о возможности привлечения к ответственности родителя, в распоряжение которого поступают алименты, причитающиеся несовершеннолетнему. Предлагается наделить обязанное лицо правом требовать от родителя, с которым проживает ребенок, отчета о расходовании полученных алиментов.

Isfic.Info 2006-2018