Уголовное право. Общая часть

Понятие объекта преступления - страница 3


Ссылаясь на неоднократно высказываемое в литературе положение, согласно которому те, от кого охраняются общественные отношения, не являются какими-то посторонними для этих отношений лицами, в частности, В. С. Прохоров констатирует, что если это так, если общественные отношения складываются из действий людей, а, следовательно, именно действия — их структурные элементы, то совершить действие — значит с неизбежностью нарушить указанные отношения. Объект преступления, по его мнению, — это не мишень, пробитая пулей, пришедшей со стороны, а живая ткань общественного организма, куда внедрилась раковая клетка социальной патологии.

Для рассматриваемой концепции объекта преступления подобного рода представления о «механизме» причинения вреда общественным отношениям выглядят логичными, ибо, выступая как некоторого рода целое, они не могут не включать в себя определенные элементы.

Вполне понятным и закономерным следует признать и стремление приверженцев рассматриваемой концепции объекта преступления включить в число таких элементов участников (носителей) общественного отношения, его содержание и предмет. При этом характеристика участников общественного отношения предполагает выявление и учет: признаков субъекта преступления, с одной стороны, и потерпевшего — с другой; содержания общественного отношения — прав и обязанностей участников и их фактического поведения;

предмета отношения — того, по поводу чего оно возникает. Но, соглашаясь в целом с подобного рода представлениями о структуре общественных отношений, неизбежно придется констатировать и другое: признание за ними роли объекта преступления влечет за собой и соответствующее понимание структуры объекта преступления. Однако можно ли считать такое представление о структуре объекта преступления (заметим, именно его, а не самого общественного отношения) приемлемым? Думается, что нет и вот почему.

Не оспаривая положений, согласно которым состав преступления включает в себя в качестве самостоятельных составных частей объект, субъект, объективную (в частности, деяние) и субъективную стороны посягательства, с одной стороны, и с другой — характеризуя объект преступления как общественное отношение, посягательство на которое осуществляется изнутри, нельзя не заметить того логического противоречия, которое в результате этого возникает, в частности, применительно к понятию субъекта преступления.

В учении о составе преступления его объект и субъект выступают как самостоятельные элементы состава. В учении же об объекте преступления субъект признается участником отношения, на которое он посягает изнутри, и, стало быть, играет роль элемента не состава преступления, а общественного отношения, т.е. объекта преступления.

Аналогичное происходит и с деянием (действием) — в концепции «объект преступления есть общественное отношение» субъект и совершаемое им деяние оказываются его внутренними образованиями. Далее, при более внимательном осмыслении того, как ныне в литературе характеризуется механизм «взрыва» общественного отношения изнутри, приходится в конечном счете, вопреки здравому смыслу, констатировать, что не общественное отношение (объект посягательства) признается элементом преступления, а, по сути дела, само преступление — внутренней частью общественного отношения (объекта посягательства).

Не свидетельствуют в пользу идеи, согласно которой именно общественные отношения являются объектом посягательства, и безуспешные попытки раскрыть взаимосвязь объекта и предмета преступления. До сих пор в литературе практически нет ни одного положения на этот счет, которое бы не носило дискуссионного характера.

Так, нередко в предмете преступления усматривается то, по поводу чего складываются общественные отношения, рассматриваемые в качестве объекта преступления, в связи с чем часто констатируется, что:

  1. предмет преступления есть составная часть охраняемых общественных отношений;
  2. им выступает такой самостоятельный их элемент, который играет роль предмета общественных отношений, т.е. того, по поводу чего они складываются;
  3. поскольку беспредметных отношений не существует, то в каждом преступлении обязательно предполагается наличие его предмета;
  4. в одних посягательствах он представляет собой материальные, в других — нематериальные ценности (духовные, моральные, организационные и т.д.);
  5. причинение вреда общественному отношению как объекту преступления происходит путем воздействия на предмет отношения.

При определении предмета преступления наибольшую сложность вызывает вопрос о том, на что именно преступление способно оказывать воздействие: только на материальные ценности либо как на материальные, так и на духовные. Отличительным для первого из встречающихся в литературе вариантов решения данного вопроса служит то, что в предмете преступления предлагается видеть лишь элементы общественного отношения, которые носят материальный характер (вещи, участники отношений).

Исключая способность преступления оказывать воздействие на нематериальное (действия, процессы, идеи и т.п.), приверженцы этой точки зрения считают обоснованным говорить о существовании «беспредметных» преступлений, к которым относят в основном посягательства, совершаемые в пассивной форме (путем бездействия).

При втором варианте решения вопроса в качестве предмета преступления признается любой элемент общественного отношения, вне зависимости от того, является ли он материальным или нет: если в процессе посягательства оказывается воздействие на участника общественного отношения, то он — участник — и является предметом преступления; когда преступник непосредственно воздействует на вещь (например, при краже), то предметом преступления выступает эта вещь; и, наконец, при нарушении общественного отношения путем видоизменения действий его участников (например, при преступном бездействии) предметом признается деятельность самого виновного.

Поскольку, с точки зрения сторонников такого подхода, посягнуть на общественное отношение без воздействия на какой-либо из его элементов невозможно, то на этом основании делается вывод об отсутствии так называемых «беспредметных» преступлений.

Помимо указанных, в нашей литературе встречается и иная трактовка предмета преступления — он вообще выводится за пределы содержания объекта преступления и характеризуется в качестве различного рода вещей материального мира, со свойствами которого уголовный закон связывает наличие признаков преступления в действиях лица.

Данная трактовка приводит ее авторов к выводу, в соответствии с которым нужно различать три вида предметов: 1) предмет охраняемого общественного отношения; 2) предмет преступного воздействия; 3) предмет преступления.

Страницы: 1 2 3 4
Isfic.Info 2006-2021