Уголовное право. Общая часть

Уголовная ответственность в структуре социально-правового пространства


Уголовная ответственность в широком смысле является реально существующим феноменом, определяемым совместной деятельностью людей при наличии свободы их сознания и воли. Вместе с тем ответственность, в том числе и уголовную, нельзя рассматривать лишь как «продукт», результат социальной взаимосвязи человека и общества.

Она, в свою очередь, обладает активным, динамичным началом, в силу чего возникает возможность реального воздействия посредством уголовной ответственности как элементом механизма уголовно-правового регулирования на процессы общественного развития с учетом сознательной деятельности индивидов. Поэтому об институте уголовной ответственности можно говорить как об одной из важных упорядочивающих и организующих форм взаимосвязи человека, общества и государства.

До недавнего времени проблема ответственности вообще исследовалась либо как нравственно-психологическая категория, либо как категория права. Однако в последние годы стало заметно стремление найти точки соприкосновения этих двух направлений.

Этому обстоятельству в немалой степени способствует и то, что современная теория социальной ответственности, разновидностью которой является и уголовная ответственность, в настоящий период реализуется весьма успешно и ее результаты используются и учеными-правоведами, равно как исследования юристов оказывают обратное, обогащающее воздействие на теорию социальной ответственности.

В силу этого обстоятельства «стыковые» проблемы, к которым относится проблема ответственности, в том числе и уголовной, успешно разрешаются комплексно и всесторонне в исследовательском «содружестве» наук различной ориентации.

С активизацией процесса исследования теории социальной ответственности, разновидностью которой является уголовная ответственность, непосредственно связана и проблема о так называемой позитивной социальной ответственности, которая бурно начала развиваться с 1960-х гг. и активно разрабатывается многими авторами в настоящее время.

Суть этой теории заключается в том, что позитивно ответственным признается поведение человека, поощряемое (одобряемое) уголовным законом (например, защита социального блага от преступного посягательства при необходимой обороне и др.).

Другим видом социальной ответственности является негативная (ретроспективная) ответственность, наступающая в случаях безответственного поведения субъектов (или субъекта) общественных отношений. Негативная ответственность, в свою очередь, может быть различных видов — общественная, моральная, юридическая, в том числе (и в первую очередь) и уголовная.

При этом важно заметить, что уголовная ответственность может быть только негативной (ретроспективной), однако негативная она лишь по своему содержанию, но по целям, которые стоят перед ней, и по способу достижения этих целей уголовная ответственность обладает большим позитивным началом. Данное обстоятельство обусловлено спецификой и содержанием уголовных правоотношений и уголовно-правовых норм, регулирующих эти отношения.

Известно, что уголовно-правовые нормы, регулируя возникающие в результате совершения преступления отношения, своим «лицом» обращены к человеку, совершившему преступление, авторитетно и требовательно повелевая ему претерпеть необходимые ограничения его правового статуса, преследующие единственную цель — восстановить (если это возможно) нарушенные им законные права потерпевшего и побудить его к отказу от совершения преступления в будущем. Иными словами, уголовно-правовая норма в лице своих структурных элементов: гипотезы, диспозиции и санкции — выступает в роли регулятора отношений между людьми.

Вот почему в решении проблемы уголовной ответственности, выявлении ее структурно-функциональных особенностей, взаимообусловленности с другими правовыми и неправовыми обстоятельствами, соотношении с уголовно-правовой нормой, уголовным правоотношением и правосознанием индивида центральное место занимают деяние и личность, его совершившая.

Таким образом, уголовная ответственность как бы проникает в структуру личности, а не просто отражается в ее поведении. При этом личность выступает в трех юридически значимых ролях — адресата уголовно-правовых норм, участника уголовно-правовых отношений и обладателя правосознания. Через эти роли структурно и функционально проявляется феномен уголовной ответственности.

Учитывая социально-правовой «организм» уголовной ответственности, отражающей объективно-субъективный характер преступного деяния, общественные и личные интересы, субъективную поведенческую активность, оценку преступника, ее можно рассматривать как элемент регулятивного уголовно-правового механизма, существующий лишь в рамках отклоняющихся (аномальных) отношений и позволяющий выявить структурно-функциональную природу уголовной ответственности.

Специфика уголовной ответственности неразрывно связана с особенностями юридической ответственности вообще. До недавнего времени проблема ответственности более всего и прежде всего рассматривалась отдельными отраслями юридической науки как следствие нарушения норм соответствующей отрасли права и обязанностей участника правоотношения со всеми «специфическими особенностями такой ответственности».

В настоящее время четко наметилось стремление многих авторов выработать общетеоретическое понятие юридической ответственности, определить ее роль и место в системе и взаимоотношении с отраслевыми определениями этой категории. Этот процесс следует признать вполне закономерным и естественным, так как общая теория права, вобрав в себя богатый опыт, накопленный отраслевыми системами права, стремится выработать обобщающие, концептуальные положения, выступающие необходимой научно-правовой базой для дальнейшего развития отдельных институтов, в том числе и уголовной ответственности.

Следует (не без сожаления) отметить, что единственное положение, всеми признаваемое и одинаково оцениваемое, — это факт существования уголовной ответственности как вида юридической ответственности. Что же касается других моментов, то здесь наблюдается широкая полифония мнений, не только расходящихся в каких-то деталях, но нередко диаметрально-противоположных.

Объяснить это можно сложностью и многоаспектностью анализируемой проблемы, что, в свою очередь, создает объективные трудности на пути однообразного понимания вопросов, связанных с уяснением содержания и признаков уголовной ответственности. Другой, не менее важный, фактор — в период реформ уголовного законодательства всегда очень остро ставится вопрос о социально возможных, пусть даже и мобильных, пределах уголовно-правового вмешательства в социальные процессы общества.

Кроме того, следует учитывать при этом, что повышенный интерес к одному из фундаментальных понятий уголовного права — уголовной ответственности — продиктован, с одной стороны, потребностями процесса криминализации и декриминализации, с другой — практикой применения уголовного законодательства.

Термин «ответственность», в том числе и «уголовная ответственность», упоминается уже в древнейших памятниках права, так как развитие идеи об ответственности опережало развитие мысли о праве как о совокупности норм поведения. Это положение можно обосновать в определенной степени тем, что юридическое общение характеризовалось через непосредственное, фактическое общение.

В силу сказанного вполне логично, что понятие «смерть» появилось раньше понятия «личность», «кража» — раньше, чем «собственность», и т.д., т.е. развитие права как юридического феномена шло через категорию «ответственность». Так, из 43 статей Русской Правды лишь две не имеют карательного характера, из 408 статей Салической Правды только 65 не относятся к уголовным или гражданским правонарушениям. Уголовная ответственность в этот период отождествлялась с наказанием. Кстати, взгляд на уголовную ответственность как на тождественное с наказанием понятие был присущ долгое время и теории отечественного уголовного права, чему в немалой степени способствовало уголовное законодательство, до 1958 г. не рассматривавшее уголовную ответственность отдельно от наказания.

Страницы: 1 2 3
Isfic.Info 2006-2021