Исполнительное производство

Правовая природа исполнительного права


Исследование правовой природы исполнительного права (исполнительного производства) представляет особый интерес в силу того обстоятельства, что данная отрасль права является еще относительно молодой и проходящей пока период своего становления. Между тем существование собственно процедур исполнительного производства имеет многовековую историю, которая станет предметом самостоятельного рассмотрения в рамках следующей главы настоящего учебника.

Пока же следует признать, что вопрос о правовой природе данной отрасли нрава является на сегодня в юридической науке весьма дискуссионным. Кроме того, далеко не все авторы признают ее самостоятельность в системе права Российской Федерации, что, по нашему мнению, также служит сдерживающим фактором в развитии доктрины исполнительного права. В современной литературе пока еще не сложилось даже устойчивого понятия такой отрасли, которую разные авторы именуют и «исполнительное право», и «исполнительное процессуальное право», и «гражданское исполнительное право» или же, наконец, говорят просто об «исполнительном производстве».

Условно можно выделить следующие подходы к правовой природе норм об исполнительном производстве:

1. Исполнительное производство рассматривается в качестве неотъемлемого элемента (стадии) гражданского процесса и соответственно является частью гражданского процессуального права. Стоит сказать, что такое понимание являлось традиционным для советского этапа развития законодательства и науки. Указанная точка зрения основывалась в первую очередь на том, что принудительное исполнение судебных решений регулировалось нормами Гражданского процессуального кодекса (ГПК) РСФСР. Сторонниками этого подхода являлись ГС. Юдельсон, М.Г Авдюков. Кроме того, в наши дни его сторонниками являются: М.С. Шакарян, И.Б. Морозова, А.Т. Боннер и некоторые другие ученые.

2. Исполнительное производство является подотраслью административного права (административного процесса). Здесь главным аргументом служит утверждение об особом правовом положении органов принудительного исполнения - службы судебных приставов, относящейся к органам государственной власти и управления. Следовательно, судебный пристав-исполнитель, будучи должностным лицом исполнительного органа власти, наделен властными полномочиями по отношению ко всем другим участникам исполнительного производства. Данный подход реализован в работах И.И. Стрелковой, И.П. Кононова, А.Н. Сарычева, Н.Е. Бузниковой и др.

3. Исполнительное производство образует самостоятельную комплексную отрасль права. Причем в рамках настоящего подхода одни авторы склонны относить данную отрасль к числу внепроцессуальных (материальных) отраслей права (В.В. Ярков), другие же, напротив, подчеркивают ее процессуальный характер.

Особенности исполнительного производства предопределяют и специфику правового регулирования. В настоящее время исполнительное производство выведено из системы гражданского и арбитражного законодательства. Кроме того, применение мер принудительного исполнения и к несудебным актам (нотариально удостоверенным соглашениям об уплате алиментов, удостоверениям комиссий по трудовым спорам, постановлениям органов, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях и т.д.) свидетельствует о том, что исполнительная деятельность не сводится лишь к «логическому завершению судопроизводства». В исполнительном производстве также действуют и некоторые собственные принципы, отличные от принципов гражданского (арбитражного) права, которые будут исследованы нами в соответствующем разделе настоящего учебника.

Исполнительное производство вряд ли возможно рассматривать и через призму административного права (процесса), исходя из различий предмета правового регулирования. Административное право призвано регулировать общественные отношения, непосредственно связанные с государственно-управленческой деятельностью. Исполнительное же производство отличается тем, что ориентировано не столько на государственно-управленческую деятельность (в узком смысле), сколько на исполнение судебных и несудебных исполнительных документов как неотъемлемого элемента общего механизма защиты прав и законных интересов субъектов права.

По методу правового регулирования как критерию разграничения отраслей права между собой полагаем также затруднительным отнесение напрямую исполнительного производства к административному праву (процессу) на том основании, что в первом достаточно велико значение диспозитивных начал. Так, к примеру, одним из оснований прекращения исполнительного производства является отказ взыскателя от взыскания (п. 2 ч. 2 ст. 43 Федерального закона от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»; далее — Закон об исполнительном производстве). Административное право характеризуется в большей степени императивностью начал правового регулирования.

Первым за самостоятельность исполнительного производства выступил еще в 1975 году М.К. Юков. По его мнению, производство по исполнению судебных решений и решений иных юрисдикционных органов - это не стадия гражданского процесса. М.К. Юков считает, что исполнительное право «представляет собой одну из отраслей права, без которого система права не может нормально функционировать. Исполнительное право регулирует правоотношения, складывающиеся в процессе исполнительного производства, где субъективное материальное право или охраняемый законом интерес, нарушенный или оспоренный должником и подтвержденный юрисдикционным актом, реализуется через механизм государственного принуждения». Ученый пришел к выводу, что эта отрасль права имеет юридическую целостность, свой обособленный предмет и особый метод правового регулирования, собственные принципы и общие положения.

По нашему мнению, данный подход с учетом сущности и специфики регулируемой сферы общественных отношений, характера и цели такого регулирования, является более предпочтительным, с тем лишь уточнением, что исполнительное производство необходимо рассматривать в качестве основы процессуальной отрасли права.

При этом на сегодняшний день отсутствует четкое разграничение между понятиями «исполнительный производство» и «исполнительное право». Исполнительное производство, с наших позиций, представляет собой особую нормативно установленную процедуру или совокупность процедур, имеющих в качестве своей главной цели принудительное исполнение судебных актов, а также актов иных органов. Исполнительное производство неоднородно и, по сути, может быть определено через совокупность ряда производств, которые дифференцируются между собой в зависимости от характера дел и исполнительных документов. В этом смысле исполнительное производство как совокупность процессуально-исполнительных норм, регламентирующих отдельный порядок принудительного исполнения, уже исполнительного права и входит в последнее в качестве его составной части.

С юридических позиций процесс есть реализация норм материального права. Процессуальный характер данной отрасли вытекает из следующего.

Любой субъект права участвует в материальных регулятивных правоотношениях. Независимо от конкретной отраслевой принадлежности регулятивного правоотношения реализация возможностей, предусмотренных его содержанием, происходит в пределах конкретного объема субъективного права каждого из участников правоотношения. И как только один из субъектов пытается выйти за пределы предоставленного ему субъективного материального права, возникает угроза нарушения права другого участника данного правоотношения.

Юридическим основанием возникновения правоотношения в исполнительном производстве можно рассматривать некое отклонение от предусмотренного порядка реализации механизма защиты прав и законных интересов субъектов права. Суд или иной юрисдикционный орган заканчивает свою деятельность по рассмотрению спора вынесением решения, в котором закрепляются права и обязанности субъектов, которые обращались за защитой права либо восстановлением правового положения. Исходя из идеи общеобязательности вынесенных актов, указанные в решении субъекты должны его исполнить.

Если один из субъектов не выполняет требования акта, он тем самым нарушает нормальное течение процесса защиты права. В подобных случаях законодательство предусматривает оптимальный способ разрешения конфликтного отношения — вмешательство публичного субъекта, главной целью которого является создание действенного механизма защиты права.

Указанный механизм начинает действовать с момента обращения лица за защитой права и окачивается реальным восстановлением ситуации в отношении субъекта, чье право было нарушено. Причем условно весь механизм защиты права можно разделить на две последовательно сменяющиеся стадии: 1) установление обоснованности требования субъекта права; 2) осуществление данного требования в случае, если оно оказывается обоснованным.

Принципиально важной здесь является оговорка о том, что на стороне публичного органа могут находиться различные субъекты в зависимости от функций и конкретной компетенции государственных органов. Судебные органы в рамках указанного механизма хотя и занимают ведущее, но далеко не единственное место.

Пожалуй, главное, что объединяет правовое регулирование всего механизма защиты прав, так это возможность его существования лишь в процессуальной форме.

Следовательно, процессуальные нормы характеризуют не только судебную форму защиты нарушенного или оспоренного права. Процессуальные правоотношения могут существовать и после вынесения решения судом до этапа полного восстановления нарушенного субъективного права. Это происходит, в частности, если лицо, обязанное выполнить определенные требования, указанные в акте государственного органа, их добровольно не исполняет. В этом случае государство обязано применить принуждение, наличие которого обусловлено целью всего механизма защиты права.

Применение публичным субъектом (органом принудительного исполнения — службой судебных приставов) принуждения для осуществления полной защиты права субъекта в особой процессуальной форме и составляет содержание комплекса норм, регулирующих исполнительное производство. В связи с этим мы можем говорить об исполнительном праве как о процессуальной отрасли.

Ни в коей мере не принижая позитивного значения научной дискуссии, тем не менее представляется, что скорейшее устранение противоречий и несогласованности в вопросе установления юридической природы норм, регулирующих принудительное исполнение судебных актов и актов других органов, позволило бы выработать единообразный подход в законодательном регулировании исполнительного производства, что в целом имело бы благотворное влияние на данную сферу общественных отношений.

Isfic.Info 2006-2017