Уголовное право. Общая часть

Уголовная ответственность — феномен индивидуального правосознания - страница 2


Ни для кого не секрет, что законы принимаются, чтобы их исполняли, но мы являемся свидетелями повального неисполнения многих из принимаемых законодателем положений. Нередко законы, в том числе и уголовные, не исполняются не только потому, что их не уважают, а потому, что в силу своей социальной неприемлемости они вообще неисполнимы.

Поучительно в этом плане наставление Дон Кихота Санчо Пансе, ставшему губернатором острова Баратория: «Не издавай слишком много указов главное, позаботься, чтобы их соблюдали и исполняли. Если законы не исполняются, то подданным невольно приходит на мысль, что у правителя, издавшего их, хватило разума, чтобы их составить, но не хватило мужества и власти настоять на их соблюдении. Помни, что самые суровые законы, если их не исполняют, подобны тому чурбану, который сделался царем у лягушек: сначала они его пугались, а потом стали презирать» (М. Сервантес).

Думается, что актуальность этого наставления не утратила своего притягательного значения и сегодня. Имеет ли смысл писать законы, которые не исполняются, говорил Петр I. Не секрет и то, что отдельные законы принимаются в целях маскировки подлинной сущности официальной политики. Важно, чтобы законы в государстве должны быть так устанавливаемы, чтобы люди были сдерживаемы не столько страхом, сколько надеждой на какое-нибудь благо, которого особенно желают; только таким образом каждый охотно будет исполнять свои обязанности (Б. Спиноза).

Большой разброс мер принудительного характера свидетельствует об ограниченной возможности других средств воздействия на сознание и поведение людей, зачастую о заблуждении во всесильности принудительных санкций.

Необходимо особо подчеркнуть, что в действительно правовом государстве высок престиж права в целом, его отраслей и институтов, что вызывает доверие к ним со стороны подавляющего большинства граждан. В таком государстве имеются все объективные предпосылки к превращению в действительность известного суждения древних юристов: «Jus est ars boni et aegui» («Право — это искусство добра и справедливости»).

Можно заключить, что поведение личности находится под воздействием многих факторов: объективных, внешних по отношению к личности, связанных с характером социальной среды, и внутренних, субъективных, зависящих от личностных качеств человека, среди которых важное место занимает особая обязанность индивида, обусловленная общественной категорией «должное».

Эта обязанность заключается в практическом осуществлении человеком обшесоциальных или уголовно-правовых велений, исходя при этом из моральных, а не антиобщественных побуждений. При этом необходимо иметь в виду то обстоятельство, что индивид вовсе не обязательно должен осознавать нравственные побуждения как «чувство долга», «чувство обязательности».

Моральной, или правомерной, будет признана мотивация поведения, варьирующая в диапазоне от самопринуждения до внутренней убежденности следовать должному. Вместе с тем общественное требование дает лишь общее направление, ориентируясь на которое индивид наполняет конкретным содержанием свой личный долг (чувство собственного долга), а в силу этого социальная среда выступает мерой общественного долга, тогда как его собственная социально-нравственная ответственность представляет собой меру своего долга по отношению к общественному долгу.

Иными словами, объемом и содержанием общественный долг как бы очерчивает пределы (границы) долга конкретной личности и, наконец, требует от человека оценивать свои действия и соответствующим образом направлять свое поведение. В этом ограниченном нравственно-правовом пространстве тенденция объективизации личной ответственности должна развиваться (если исходить из идеального варианта) от оценки социально-правовой действительности к самоанализу, а от него — к самооценке и далее к ответственному (безответственному) принятию решения действовать (вести себя) в конкретной ситуации определенным образом.

В связи с этим мы имеем дело с социально-правовой аксиомой, суть которой заключается в том, что, чем шире круг возможностей индивида в выборе должного, дозволенного варианта поведения, тем выше степень ответственности за свое поведение, если оно противоречит велению уголовно-правовой нормы, и наоборот.

Уголовную ответственность следует рассматривать как с позиции побудительного мотива поведения, мотивообразующего фактора действия, так и с позиции меры требуемого от индивида поведения. Иными словами, уголовная ответственность выполняет роль разновидности социально-правового контроля в соотношении должного с возможным, свободной воли с необходимостью и, тем самым, занимает центральное (узловое) место в механизме уголовно-правового регулирования.

Уголовная ответственность (как разновидность социальной ответственности), будучи по своим социальным функциям объективной категорией, содержательно заключает в себе субъективные моменты, или объективную и субъективную стороны.

Объективная сторона уголовной ответственности заключается в том, что закрепленное в соответствующей уголовно-правовой норме (системе уголовно-правовых норм) общеобязательное требование к определенному поведению (состоянию) индивида обусловлено объективными законами общественной жизни людей. Этим самым уголовное право поощряет, стимулирует ответственное поведение участников общественных отношений.

Именно в этом плане можно говорить о формирующей роли уголовного права, о его личностно-ценностном аспекте, так как право вообще и уголовное в частности, будучи по отношению к индивиду частью социальной среды, внешних обстоятельств, выступает важным воспитательным средством. При этом важно заметить, что уголовно-правовая среда не является лишь чем-то внешним по отношению к личности, не выступает лишь своеобразной визуальной оболочкой. Она представляет собой единое социально-правовое явление, основную суть которого пронизывает нравственное начало.

Субъективная сторона уголовной ответственности находит свое выражение в том, что обусловленные общественными отношениями общеобязательные уголовно-правовые требования определенного поведения (состояния) преломляются в сознании и психологии человека (любой социальной общности), в усвоении им норм уголовного права, выработке у него социально-позитивной мотивации.

Таким образом, уголовно-правовое регулирование общественных отношений включает в свой механизм сознание и волю индивидов, вступающих друг с другом в общение. Вне сознания и воли немыслимо общение, возможны лишь импульсивно-инстинктивные контакты, неспособные создать систему отношений.

Иными словами, содержательная характеристика отношений между людьми на уголовно-правовом уровне в немалой степени зависит от ориентации человека в мире социальных ценностей, охраняемых уголовным законом, личностных возможностей и способностей человека к избирательному поведению относительно этих ценностей. Только в этом смысле можно говорить об уголовной ответственности человека за свои деяния, если они способны причинить или фактически причиняют вред этим ценностям.

Страницы: 1 2
Isfic.Info 2006-2021