Уголовное право. Общая часть

Социальные грани уголовного права


Уголовное право можно смело отнести к уникальным явлениям социально-правовой действительности. Эта уникальность прежде всего заключается в его многоаспектном смысловом и функциональном значении. Если не вдаваться в подробности, то можно заметить, что уголовное право, воздействуя на сознание и волю отдельного человека и любой общности людей, проявляет себя в следующих основных социальных формах:

  1. как исторически непреходящая реалия, свидетельствующая о неразрывности и многообразии форм реализации процесса уголовно-правового воздействия на жизнь отдельных людей, общества и государства, а также на криминальную действительность, складывающуюся на соответствующих исторических этапах развития общества;
  2. как социальная ценность (духовная реалия), выступающая своеобразным лакмусом, отражающим, с одной стороны, нравственную прочность общественных устоев против напора зла (преступности), с другой — суровую необходимость и милосердные способы борьбы с преступными проявлениями уголовно-правовыми средствами;
  3. как научное явление, аккумулирующее в себе самые разумные и прогрессивные идеи, питающие законотворческую и правоприменительную деятельность государства;
  4. как отрасль права, свидетельствующая о наличии у общества и государства необходимого уголовно-правового инструментария, способного эффективно влиять на реальные поступки людей, исключая из них или ограничивая преступные;
  5. и, наконец, как предмет творческого и профессионального познания, т.е. как учебная дисциплина, способная помочь любознательному юристу обрести комплекс необходимых знаний для решения серьезных уголовно-правовых проблем.

Каждый из названных аспектов уголовного права имеет свой специфический механизм воздействия на содержание и формы отношений личности, общества и государства.

Социальная ценность уголовного права как раз и заключается в богатстве форм его проявления. Указанные грани уголовного права как социально-правовой реалии ценны не столько своим наличным бытием, своим существованием, сколько тем, что они, как элементы реальной действительности, прямо или косвенно, локально или своими совокупными свойствами влияют на поведение людей.

Уголовное право как историческое явление заключается в том, что оно позволяет прикоснуться к предметным источникам информационного характера, которые выступали предтечей зарождения, развития и становления такого важного и необходимого социально-правового регулятора общественных отношений между людьми. Благодаря древним источникам мы можем сегодня довольно квалифицированно рассуждать об уголовно-правовой природе таких памятников отечественного права, как, например, договоры русских князей Олега и Игоря с греками, Русская Правда, и других.

На вопрос обывателя: «Зачем ворошить историю, если есть проблемы и поважней?» — можно ответить просто — чтобы не допускать ошибок прошлого, чтобы помнить о тех, кто стоял у истоков возникновения уголовного права, чтобы почерпнуть опыт из бесконечного кладезя мудрости наших предков, чтобы проецировать разумное и милосердное будущее.

Уголовное право как социальная ценность неразрывно с нравственным здоровьем общества, без чего любые уголовно-правовые веления воспринимаются как беспомощные окрики официальной власти, устрашающий заряд которых не попадает в цель, а предписания уголовно-правового характера остаются благими намерениями самого законодателя, которыми, как известно, была вымощена дорога в ад. Выступая в роли социальной ценности, уголовное право взращивает уважительное отношение со стороны граждан к уголовным законам и укрепляет индивидуальный и общественный авторитет уголовно-правового механизма в целом.

В идеале социальная ценность уголовного права должна достичь степени искусства, которое органично порождает у людей неиссякаемый источник душевного света. Как фрагменты действительной жизни, отображенные в искусстве, носят условный характер и потому не могут непосредственно его почитателей побудить к немедленному включению в художественно изображенное событие, так и уголовно-правовое предписание не ведет к всеобщему автоматическому его признанию и соблюдению.

Однако сказанное отнюдь не означает, что уголовно-правовая норма, как и искусство, не влияет на наши мысли и поступки. Действительно, если на театральной сцене изображается, например, убийство, никто не думает звать стража порядка на помощь. Также не все люди, ознакомившиеся с содержанием какого-либо уголовного закона, тут же спешат его соблюдать. Если это действительно так, то назвать сценическое представление просто жизнью или бытием мы никак не можем, как не можем назвать социальным бытием ту или иную уголовно-правовую норму.

Но сказать, что искусство и нормы уголовного права не имеют никакого отношения к жизни, мы тоже не можем, так как иначе в сфере искусства разрушится наблюдаемый нами художественный образ, который повелительно вмешивается в нашу жизнь и преобразует ее идейность, а в уголовно-правовой сфере наступит вакханалия криминального беспредела, уничтожающая всякую идейность. Вот почему вместе с изменениями социальной действительности неизбежно изменяется уголовно-правовая материя, как изменяется и преступник, творящий зло.

Например, уже сегодня профессиональный преступник избегает воровского жаргона, так же как и татуировок, которые еще вчера воспринимались им как высший атрибут преступного авторитета. Однако обусловлено это далеко не тем, что нынешний преступник, достигший вершин криминального искусства, стал более благородным и воспитанным, а, скорее, тем, что сегодня он вынужден мимикрировать, приспосабливаться к окружающей его цивилизованности, если ставит далеко идущие криминальные планы.

Как наука уголовное право прежде всего сопряжено с уголовно-правовой культурой нации, с правотворческой деятельностью государства, с разработкой перспективной концепции борьбы с преступной идеологией и преступностью в обществе.

Уголовное право как наука, в отличие от уголовного права как отрасли права (системы уголовного законодательства), заключается не только в доктринальной оценке того, что мы имеем на сегодня, но и в выработке уголовно-правовых идей, взглядов и знаний об уголовном законе, принципах, истории и перспективах развития отечественного и зарубежного уголовного права, о преступлении, наказании и других мерах уголовно-правового воздействия. Иными словами, суть науки уголовного права выражается в систематизации всей совокупности знаний, относящихся ко всем институтам уголовного права, чтобы заставить их «работать» на благо личности, общества и государства.

Особенность науки уголовного права определяется тем, что она изучает основные институты уголовного права как правовые явления в их историческом развитии и через проявление их в законодательной и правоприменительной практике. Развивая уголовно-правовые теории, изучая зарубежное законодательство и международно-правовой опыт борьбы с преступностью, наука уголовного права способствует совершенствованию отечественного уголовного законодательства.

Анализируя отдельные нормы уголовного права, обобщая правоприменительную практику, наука уголовного права разрабатывает рекомендации по совершенствованию системы мер борьбы как с отдельными видами преступлений, так и с преступностью в целом.

В этих целях наука уголовного права использует ряд конкретных методов: исторический, систематический, обобщения практики применения уголовного закона, анализа уголовной статистики, сравнительного правоведения. Наука уголовного права успешно использует достижения других отраслей знания: международного, гражданского, административного, уголовно-исполнительного, уголовно-процессуального, семейного, жилищного, трудового права, криминологии, конфликтологии, виктимологии, психиатрии, психологии, социологии, логики и т.д.

Можно заключить, что как научная категория уголовное право способствует укреплению национальной гордости за создание в стране силами ученых-юристов солидной научной школы, которой, несмотря на трудности роста, и сегодня под силу решать, причем на уровне мировых стандартов, самые сложные уголовно-правовые проблемы.

Страницы: 1 2
Isfic.Info 2006-2021