Уголовное право. Общая часть

Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено законом за данное преступление


Предоставление суду возможности определять наказание более мягкое, чем указано законе, есть исключение из общего правила, согласно которому назначение наказания должно производиться в пределах, предусмотренных статьей Особенной части УК РФ. В той или иной форме данное исключение закреплялось и в ранее действующих отечественных нормативных актах.

Но в действующем УК РФ оно содержит ряд новелл, непосредственно касающихся как самого понятия более мягкого наказания, так и оснований применения. В прошлом законодатель традиционно ограничивался упоминанием о праве суда избрать наказание ниже низшего предела, указанного в статье Особенной части УК РФ, или перейти к другому, более мягкому виду наказания.

Помимо этого в действующем УК РФ указывается, что при соответствующих условиях суд может также не применить дополнительный вид наказания, предусмотренный в качестве обязательного. Поскольку и в прошлом формулировка соответствующей нормы не увязывала выход за пределы санкции уголовного закона с выбором в качестве более мягкого лишь основного наказания, то ни о каком изменении представлений относительно понятия более мягкого наказания в смысле исключения из общего правила назначения наказания говорить не проходится.

Другое дело, что воспринятая законодателем формулировка не совсем безупречна. И действительно, совершенно очевидно, что в общих началах назначения наказания при возложении обязанности определять его в пределах, предусмотренных статьей Особенной части УК РФ, под термином «пределы» имеется в виду как количественная (размер, срок), так и качественная (вид) характеристика наказания.

Предоставление же суду права избрать наказание ниже низшего предела, предусмотренного статьей Особенной части УК РФ, подразумевает под термином «пределы» несколько иное: лишь количественную характеристику наказания. Именно в таком аспекте принято интерпретировать понятие нижнего предела в судебной практике, увязывающей с ним назначение наказания, которое меньше по размеру (или сроку), чем указано в статье Особенной части УК РФ, и вместе с тем больше или равно минимальному размеру (или сроку), установленному для соответствующего вида наказания статьей Общей части УК РФ.

О необходимости сравнительно узкого толкования термина «пределы» применительно к ст. 64 УК РФ нужно говорить и потому, что в ней отдельно указывается на возможность суда назначить более мягкий вид наказания. С учетом правил, содержащихся в ст. 64 УК РФ, может быть назначен любой более мягкий вид основного наказания, не указанный в санкции соответствующей статьи Особенной части УК РФ, в том числе штраф, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, исправительные работы, с соблюдением положений ст. 44 и ч. 1 и 2 ст. 45 УК РФ, и не ниже размеров или сроков, указанных в соответствующих статьях Общей части УК РФ применительно к каждому из видов наказания.

Кроме того, по смыслу ч. 1 ст. 64 УК РФ назначению наказания ниже низшего предела, указанного в санкции статьи Особенной части УК РФ, не препятствует наличие в санкции этой же статьи альтернативных более мягких видов наказаний (например, ч. 2 ст. 158 УК РФ, ч. 2 ст. 159 УК РФ).

Особый интерес представляют уточнения, внесенные в УК РФ, в отношении формулировки оснований применения судом права на выбор более мягкого наказания, чем предусмотрено законом. Примечательно, что на разных этапах своего развития законодатель ориентировался на неодинаковое решение данного вопроса. Допуская возможность выхода за установленные пределы наказания в сторону его смягчения, Уложение о наказаниях уголовных и исправительных (в ред. 1885 г.) связывало такой выход со случаями:

«1) когда преступник, явившийся сам собою в суд с повинной, или даже и взятый к допросу по подозрению, не только учинит полное чистосердечное признание в своем преступлении и укажет всех своих сообщников, но, сверх того, доставлением верных в свое время сведений предупредит исполнение другого злого умысла, грозившего опасностью какому-то частному лицу, или многим, или всему обществу и государству;

2) когда преступник, сверх добровольного и полного признания в своем преступлении, заслуживает еще особого снисхождения по прежней долговременной беспорочной службе или по каким-либо отличительным заслугам и достоинствам;

3) когда виновный в таком преступлении или проступке, за которые закон не подвергает лишению всех прав состояния, весьма долго находился под судом и под стражей». Уголовное Уложение 1903 г. вообще отказалось от определения условий, при которых суд может воспользоваться предоставленным ему правом.

Несколько иначе был решен вопрос в советском уголовном законодательстве. «В том случае, — указывалось в ст. 28 УК РСФСР 1922 г., — когда по исключительным обстоятельствам дела суд приходит к убеждению в необходимости определить меру наказания ниже низшего предела, указанного в соответствующей данному преступлению статье Уголовного кодекса, или перейти к другому менее тяжкому роду наказания, в этой статье не обозначенному, суд может допустить такое отступление не иначе, однако, как точно изложив в приговоре мотивы, его к тому вынудившие». УК РСФСР 1926 г., по сути дела, воспроизводил данную формулировку без существенных изменений. Не раскрывая понятия и признаков исключительных обстоятельств дела, УК РСФСР 1960 г. предписывал дополнительно принимать во внимание личность виновного.

Ныне действующий УК РФ содержит такую формулировку оснований назначения более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление, в соответствии с которой соответствующее решение вопроса допускается при «наличии исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время или после совершения преступления, и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, а равно при активном содействии участника группового преступления раскрытию этого преступления».

Одна из особенностей приведенной формулировки состоит в том, что в ней уже не упоминается об обязательном учете самой личности виновного. Является ли это недостатком УК РФ 1996 г.? Безусловно, не является, ибо существуют еще общие начала назначения наказания, согласно которым суд обязан принимать во внимание не только личность виновного, но и общественную опасность совершенного преступления.

Стало быть, суть вопроса не в том, нужно ли учитывать общественную опасность преступления и личность виновного при избрании наказания более мягкого, чем предусмотрено статьей Особенной части УК, но в том, как соотносить общие положения с обязанностью назначать наказание с учетом исключительных обстоятельств дела.

До принятия УК РФ 1996 г. теория и судебная практика нередко придерживались мнения о том, что под исключительными обстоятельствами нужно понимать те, которые непосредственно относятся лишь к общественной опасности совершенного преступления. Такое решение вопроса вольно или невольно противопоставляло исключительные обстоятельства тем, которые характеризуют личность виновного и имеют на практике немаловажное значение в определении необходимости назначении наказания ниже низшего предела.

Скорей всего, именно этими соображениями в свое время руководствовались авторы научной концепции перспективного развития советского уголовного законодательства, предложившие увязывать основания назначения наказания ниже низшего предела лишь с наличием в деле исключительных обстоятельств и пояснявшие: «Исключительными могут быть признаны обстоятельства, характеризующие в совокупности совершенное деяние, личность осужденного, степень и форму его вины, причины и условия совершения преступления, поведение лица до и после совершения преступления, его усилия по возмещению ущерба или устранению причиненного вреда, содействие раскрытию преступления и др.».

Имея в виду возникшие в науке и практике сложности, разработчики модели Общей части УК РФ сочли целесообразным не только сформулировать единое основание (наличие исключительных обстоятельств), но и высказали мысль о целесообразности нормативного решения вопросов о том, что: 1) в качестве исключительных следует признавать и обстоятельства, указанные в перечне смягчающих обстоятельств; 2) основанием назначения наказания ниже низшего предела может выступать не только совокупность обстоятельств, но и одно обстоятельство.

Хотя и в несколько иной редакции, все эти предложения были восприняты новым УК РФ, в том числе и такое, согласно которому исключительными могут быть признаны как отдельные смягчающие обстоятельства, так и их совокупность (ч. 2 ст. 64 УК РФ). Поскольку законодатель в настоящее время под исключительными обстоятельствами понимает любые отдельные смягчающие обстоятельства и их совокупность, то следует сделать вывод о том, что оценка смягчающих обстоятельств в качестве исключительных не должна ставиться в зависимость как от их количества, так и самого факта включения в перечень, содержащийся в ст. 61 УК РФ.

Если последнее достаточно очевидно, то в отношении первого необходимо подчеркнуть, что по смыслу ст. 64 УК РФ она может применяться при наличии даже одного из трех указанных в ней оснований.

А именно при установлении:

  1. какого-либо исключительного обстоятельства, связанного с целями и мотивами преступления, роли виновного, его поведения во время или после совершения преступления;
  2. другого обстоятельства, существенно уменьшающего степень общественной опасности преступления;
  3. активного содействия участника группового преступления раскрытию этого преступления.

В связи с этим небесспорным выглядит толкование, данное в уже называвшемся постановлении Пленума Верховного Суда РФ. «В силу статьи 64 УК РФ, — сказано в нем, — назначение наказания ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ, возможно при наличии обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности совершенного лицом преступления, либо при активном его содействии в раскрытии группового преступления.

При этом согласно закону необходимо учитывать не только цели и мотивы, которыми руководствовалось лицо при совершении преступления, но и его роль среди соучастников, поведение во время или после совершения преступления».

Обусловливая назначение наказания ниже низшего предела наличием обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, либо активного содействия лица раскрытию группового преступления и одновременно требуя обязательного учета целей и мотивов посягательства, роли виновного в совместной преступной деятельности, его поведения во время или после совершения преступления, постановление Пленума фактически сужает перечень оснований для применения ст. 64 УК РФ.

Представляется, что с позиций ч. 2 ст. 64 положения о возможности признания исключительными не только совокупности смягчающих обстоятельств, но и отдельных смягчающих обстоятельств, следует сделать вывод: применение более мягкого наказания, чем предусмотрено законом, может быть связано с любым из указанных в этой статье оснований, например с самим по себе фактом активного содействия раскрытию преступления либо с незначительной ролью в совершенном посягательстве и т.д.

Isfic.Info 2006-2018