Уголовное право. Общая часть

«Особые» смягчающие обстоятельства


Общим характерным признаком этой группы обстоятельств является то, что с их наличием законодатель связывает изменение границ, в которых может осуществляться выбор наказания. Этим они и отличаются от тех смягчающих обстоятельств, которые дают право суду индивидуализировать избираемое наказание в установленных законом пределах санкции статьи Особенной части УК РФ, предусматривающей ответственность за содеянное.

Позволяя объединить «особые» обстоятельства в отдельную специальную группу, данный признак позволяет выделить три их разновидности:

  1. обстоятельства, обусловливающие выбор наказания ниже верхнего предела, установленного статьей Особенной части УК РФ за совершенное преступление;
  2. обстоятельства, обусловливающие выбор наказания ниже низшего предела, установленного статьей Особенной части УК РФ,
  3. обстоятельства, которые могут быть отнесены в одних случаях к первой группе, а в других — ко второй группе.

Первая разновидность предполагает анализ установленных законодателем правил выбора наказания с учетом некоторых видов поведения лица после совершения преступления (ст. 62 УК РФ), а также факта неоконченности преступного посягательства (ст. 66 УК РФ). Вторая разновидность — порядка и оснований назначения более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление (ст. 64 УК РФ). Третья — назначение наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении (ст. 65 УК РФ).

Необходимо остановиться на назначении наказания в порядке, предусмотренном ст. 62 УК РФ, т.е. при наличии смягчающих обстоятельств, указанных в п. «и» и «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ: явки с повинной, активного способствования раскрытию преступления, изобличению других соучастников преступления и розыску имущества, добытого в результате преступления, а равно оказания медицинской и иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления, добровольного возмещения имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления, и иных действий, направленных на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему.

До конца 1950-х гг. советское уголовное законодательство подобного рода поведение виновного после совершения им преступления вообще не включало в перечень смягчающих обстоятельств, и лишь УК РСФСР 1960 г. впервые дополнил их такими обстоятельствами, как предотвращение виновным вредных последствий совершенного преступления, или добровольное возмещение нанесенного ущерба, или устранение причиненного вреда; чистосердечное раскаяние или явка с повинной.

Действующий УК РФ не только изменил формулировку этих смягчающих обстоятельств, но закрепил требование, согласно которому при наличии такого рода обстоятельств, с одной стороны, и при отсутствии отягчающих обстоятельств, с другой стороны, суд может назначить наказание, срок и размер которого не должны превышать трех четвертей максимального срока и размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного статьей Особенной части УК РФ.

Отметив в связи с этим, что по смыслу закона правила, изложенные в ст. 62 УК РФ, могут применяться судами при наличии хотя бы одного из перечисленных в п. «и» и «к» ст. 61 УК РФ смягчающих обстоятельств, если отсутствуют отягчающие обстоятельства, Пленум Верховного Суда РФ в ранее действовавшем постановлении от 11 июня 1999 г. № 40 «О практике назначения судами уголовного наказания» разъяснял: при установлении смягчающих обстоятельств, предусмотренных п. «и» и «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ, суд вправе с учетом конкретных обстоятельств по делу и данных о личности виновного назначить более мягкое наказание, чем предусмотрено за конкретное преступление, при наличии оснований, указанных в ст. 64 УК РФ.

Кроме того, применительно к решению вопроса о том, имело ли место такое смягчающее обстоятельство, предусмотренное п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, как явка с повинной, судам было предписано проверять, являлось ли заявление, поданное в органы расследования, или сообщение (в любой форме) о преступлении, сделанное должностному лицу органа расследования, добровольным и не связано ли это с тем, что лицо было задержано в качестве подозреваемого и подтвердило свое участие в совершении преступления.

«Если по делу, возбужденному по факту совершенного преступления, лицо, его совершившее, не установлено, — указывается в данном постановлении, — добровольное заявление или сообщение лица о содеянном им должно рассматриваться как явка с повинной. Как явку с повинной следует рассматривать также заявление лица, привлеченного к уголовной ответственности, о совершенных им иных преступлениях, неизвестных органам расследования».

Безусловно, не только внесенные изменения в формулировку рассматриваемых обстоятельств, но и сам факт введения некоторого рода ограничений в выборе меры наказания указанной категории виновных сомнений вызывать не должен. Не бесспорны в данном случае два других момента. Первый из них касается отсутствия отягчающих обстоятельств как условия применения ст. 62 УК РФ.

Логика построения и применения уголовно-правовых санкций позволяет утверждать, что в случаях, когда в уголовном деле нет отягчающих обстоятельств, наказание всегда не может быть более суровым, чем исходная (средняя, типовая) его мера, ибо в противном случае произойдет отягчение наказания при отсутствии отягчающих обстоятельств.

Но если это так, то напрашивается вывод, что соблюдение условия — отсутствие отягчающих обстоятельств — должно в принципе исключать возможность использования на практике данной уголовно-правовой нормы. Думается, что было бы более правильным в нормативном порядке видоизменить ее содержание, исключив из него условие «отсутствие отягчающих обстоятельств».

Второй момент также не менее существенен. Как уже отмечалось, уголовно-правовая санкция указывает не только предельно (максимально или минимально) допустимое для выбора наказание, но и его отправную, исходную (среднюю, типовую и т.п.) меру. Следуя формулировке закона, нужно констатировать, что рассматриваемая статья должна играть регулирующую роль лишь в ситуациях, когда, учитывая все обстоятельства дела, суд придет к убеждению о назначении виновному наказания, превышающему три четверти максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части.

При назначении наказания, не превышающего такого предела, эта норма фактически не оказывает регулятивного влияния на решение суда и, стало быть, оказывается, что вольно или невольно законодатель стимулирует определенные виды посткриминального поведения не любых лиц, совершивших преступление, а тех, в отношении которых имеются основания для выбора наказания, превышающего три четверти максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

Заметим, что иной вывод предполагала бы норма, сформулированная, например, в следующем виде: «При наличии смягчающих обстоятельств... срок или размер наказания назначаются по соответствующим статьям Особенной части, верхний предел которых не превышает трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного этими статьями».

Тогда при осуждении всякого лица, совершившего преступление и явившегося с повинной, активно способствовавшего раскрытию преступления и т.п., суд должен был бы назначать наказания, ориентируясь на менее суровую исходную (отправную, типовую, среднюю) меру наказания.

В отличие от формулировки, закрепленной в законе и не меняющей существа характеристики смягчающих обстоятельств как основания индивидуализации наказания (т.е. его выбора в пределах установленных статьей Особенной части УК РФ), приведенная формулировка обусловила бы необходимость оценивать их уже не только как основание индивидуализации, но и как специфические, особые смягчающие обстоятельства, наличие которых, не влияя на квалификацию содеянного, фактически влечет за собой изменение верхнего предела статьи Особенной части УК РФ.

Isfic.Info 2006-2018