Уголовное право. Общая часть

Понятие общих начал назначения наказания - страница 3


Полагая, что причины столь некорректных формулировок объекта наказуемости заключены в отождествлении его с основаниями наказуемости, необходимо заметить: характеристика первого предполагает решение вопроса лишь о том, кому адресуется наказание, кем оно подлежит отбыванию. Ясно, что при такой постановке вопроса не может идти речь о том, за что или при каких условиях назначается наказание, ибо здесь подразумевается уже характеристика не объекта, а основания наказуемости, ее критерии.

Как раз при их уяснении и должен делаться акцент на преступном деянии, поскольку только оно (а не что- либо другое) и выступает той предпосылкой, с наличием которой связывается правомерность привлечения лица к уголовной ответственности и назначение ему какой-либо меры наказания. Стало быть, нужно констатировать: наказывается не деяние, но за деяние и, как далее будет показано, с его учетом в первую очередь.

По разным причинам в отечественной уголовно-правовой доктрине наибольшее распространение получила не широкая, а узкая трактовка общих начал и принципов назначения наказания. В отличие от первого подхода, при котором обращается внимание на положения, которые могут характеризовать любой элемент рассматриваемого вида деятельности (ее субъекта, объекта и т.д.), при втором подходе под общими началами и принципами подразумевается только то, чем руководствуется суд при назначении наказания и что фактически раскрывает основания принятия решения судом.

О последних, правда, в законодательстве и юридической литературе идет речь в основном как об основании, с позиции которого решается вопрос о допустимости возложения уголовной ответственности и применении наказания как такового. Вместе с тем совершенно очевидно, что в каждом конкретном случае на виновное лицо возлагается обязанность претерпевания уголовной ответственности и наказания не вообще, а вполне определенной объем правоограничений.

В связи с этим, не ставя под сомнение целесообразность выделения основания уголовной ответственности и применения наказания (по поводу их соотношения в науке были высказаны разные точки зрения), вполне логично сделать вывод о том, что самостоятельное теоретическое и практическое значение имеют также основания назначения отдельных видов наказания и той или иной его меры.

Избирая последнюю, суд конечно же обязан установить факт виновного совершения общественно опасного деяния и наличие в нем всех обязательных признаков состава преступления, т.е. того, что именуется основанием уголовной ответственности. Но в процессе ее индивидуализации определиться нужно не только с необходимостью применения наказания, но и установить, какой именно вид основного, а иногда и дополнительного наказания должен быть назначен в данном случае.

Поскольку виды наказаний существенно различаются, то и основания для их назначения не могут быть тождественными. Если учесть, что чаще всего один вид наказания содержит разные по тяжести меры, то и основания выбора каждой из них не могут совпадать между собой и тем более с основаниями применения наказания вообще и основаниями определения отдельного его вида.

Констатируя правомерность вычленения в качестве самостоятельного понятия «основания назначения мер наказаний», было бы опрометчиво ставить перед собой неразрешимую задачу выявления конкретного содержания оснований для выбора каждой отдельно взятой меры наказания. Однако из этого не следует делать вывод о невозможности вычленения и изучения таких оснований. Одно из наиболее приемлемых направлений их анализа — установление того, что является общим, единым для основания применения любой меры наказания.

Это всеобщее, повторяющееся как раз и отражается понятием общие начала назначения наказания, смысл которых в том и состоит, чтобы зафиксировать то, что должно быть принято во внимание судом при рассмотрении любого уголовного дела, связанного с назначением наказания.

Наличие у оснований определения меры наказания повторяющегося, тождественного, предполагает существование в них и другого: особенного и индивидуального. Последнее (особенное, индивидуальное) может быть обусловлено, например, множественностью преступных посягательств, вменяемых лицу, участием в содеянном нескольких лиц, установлением материалами дела исключительных обстоятельств, фактом неокончен-ности преступного посягательства, недостижением виновным совершеннолетия, признанием присяжными заседателями лица виновным, но заслуживающим снисхождения или особого снисхождения, и т.д.

В отличие от ранее действующего уголовного законодательства, регулирующего ряд особенностей назначения наказания (например, при соучастии в преступлении) не только за рамками общих начал, но и учения о наказании, УК РФ включил некоторые из таких норм в главу «Назначение наказания». Эта позиция более логична, но, к сожалению, не до конца последовательна.

Думается, что в главе, посвященной назначению наказания, а не его понятию и видам, следовало бы разместить и статью о целях наказания, поскольку само по себе наказание никаких целей не имеет; они мыслимы лишь в рамках какой-то деятельности; характеризуют не наказание, а именно его назначение и вполне могут быть признаны в качестве одного из самостоятельных общих начал.

В этой части оправданно исключение из раздела, именуемого «Уголовный закон», правила, согласно которому гражданам РФ и постоянно проживающим в России лицам без гражданства при осуждении за преступление, совершенное за пределами РФ, наказание не может превышать верхнего предела санкции, предусмотренной уголовным законом иностранного государства.

Раскрывая конкретные основания определения меры наказания по каждому уголовному делу и будучи в этом едиными, общие начала назначения наказания решают данную задачу под неодинаковым углом зрения. Но, констатируя это, необходимо прежде всего уяснить специфику взаимосвязи общих начал и принципов назначения наказания. Если исходить из наиболее распространенного толкования термина «принцип» как некоторого рода основы (изначальности, фундамента и т.п.) чего-либо, то интересующее нас соотношение можно представить как соотношение философских категорий «основного» («основа») и «общего».

Поскольку в философской литературе «основа» («основное») интерпретируется частью сущности, которая, в свою очередь, не исчерпывает всего содержания «общего», то вполне закономерно следует заключить, что с методологической точки зрения: 1) принципы и общие начала — близкие, но не тождественные понятия; 2) при назначении наказания основное начало (принцип) всегда играет роль общего начала, но отнюдь не всякое общее начало способно выступать в качестве принципа.

Надо полагать, что именно такого рода представлений о соотношении принципов и общих начал назначения наказания и придерживается ныне законодатель, признав целесообразным включить в ст. 60 УК РФ требование о назначении виновному лицу справедливого наказания. Так как в юридической литературе нередко упоминается и о других принципах (индивидуализации, гуманности, соразмерности, экономии репрессии и т.д.), вопрос о них пока что нельзя считать решенным.

Для понятия общих начал главное состоит, однако, не в том, сколько отражено или должно быть отражено принципов в ст. 60 УК РФ, а в том, что они выступают одной из форм отражения общих начал назначения наказания, призванной в концентрированном виде раскрыть признаки, которым должна отвечать назначаемая судом мера наказания в каждом конкретном случае.

Формальная определенность в том, какая именно мера наказания должна быть избрана судом, — важный, но не единственный вопрос, возникающий при назначении наказания. Помимо этого требуется знать: может ли повлиять то или иное обстоятельство на выбор вида или размера наказания, каков должен быть характер — смягчающий или отягчающий — такого влияния, что надлежит считать отправной точкой отсчета при учете смягчающих и отягчающих обстоятельств, в каком объеме отдельно взятое обстоятельство значимо для индивидуализации наказания, каковы пределы судебного усмотрения в оценке характера и степени влияния обстоятельств дела на тяжесть назначаемого наказания, каким целям должна отвечать его мера и т.д.

Поскольку любой из названных вопросов играет немаловажную роль, то ни о каком единстве и справедливости применения уголовно-правовых санкций не может идти речь без создания соответствующих необходимых предпосылок общего характера. Полагая, что законодатель, формулируя общие начала, в конечном счете стремился обеспечить единый подход в решении всех основных вопросов, возникающих при назначении наказания, следует сделать вывод: в узком смысле слова в общих началах назначения наказания нужно усматривать предусмотренную уголовным законом некоторую систему положений (правил, требований), каждое из которых представляет собой такое начало, руководствуясь которым надлежит решать свой круг вопросов, возникающих при назначении наказания по любому уголовному делу.

При таком понимании общих начал характеристика каждого из них должна включать в себя не только анализ его содержания, но и специфику выполняемой им функции в системе общих начал назначения наказания.

Страницы: 1 2 3
Isfic.Info 2006-2018