Уголовное право. Общая часть

Понятие общих начал назначения наказания


Как и ранее, ныне существующее уголовно-правовое регулирование института назначения наказания основано на идее вычленения в нем статьи об общих началах назначения наказания. Прежде чем характеризовать сущность и роль каждого из них, необходимо выяснить, что представляют собой общие начала назначения наказания как некоторого рода понятие.

Применительно к УК РСФСР 1960 г., оно раскрывалось с разными нюансами. Так, одни авторы (Л. А. Прохоров) видели в нем «четко обозначенное в уголовном законе общее правило определения меры наказания, отвечающее объективным и субъективным признакам преступления, а также личности виновного»; другие (Г. С. Гаверов) — установленные уголовным законом требования, которыми должен руководствоваться суд при назначении наказания; третьи (В. П. Малков) — «сформулированные в действующем уголовном законодательстве отправные положения» или «предусмотренные законом правовые требования, которыми суд обязан руководствоваться при назначении наказания за каждое преступление»; четвертые (М. И. Баженов) — «установленные законом критерии, которыми должен руководствоваться суд при назначении наказания по каждому конкретному уголовному делу»; пятые (М. А. Скрябин) — «отправные требования уголовного закона о порядке и пределах назначения наказания, которыми обязан руководствоваться суд в каждом конкретном случае».

Высказывались и иные мнения, в том числе такие, которыми связывали общие начала не только с назначением наказания, но и с применением других мер ответственности, ориентируя при этом на то, что «это система установленных уголовным законом общерегулятивных норм, которыми должны руководствоваться правоприменительные органы при определении справедливой меры ответственности по каждому конкретному уголовному делу» (Н. М. Кропачев).

После вступления в силу УК РФ 1996 г. взгляды на понятие общих начал назначения наказания не претерпели каких-либо существенных изменений. В отличие от научных работ, довольно часто акцентирующих внимание на дефиниции общих начал назначения наказания, в учебной литературе данный вопрос обычно остается вне сферы внимания авторов. Объяснить это можно скорей всего тем, что в конечном счете понятие общих начал назначения наказания воспринимается во многом само собой разумеющимся, а существующие различия в его определениях — именно нюансами, и не более того. Но, думается, не будет преувеличением утверждать, что в данном случае далеко не все столь очевидно, как хотелось бы.

И, действительно, можно ли считать случайным тот факт, что, объявляя предусмотренность общих начал назначения наказания в уголовном законе обязательным их признаком, в теории в настоящее время остается открытым вопрос о том, в каком именно нормативном акте они впервые были закреплены. По мнению некоторых авторов, до принятия Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1958 г. (далее — Основы 1958 г.) не существовало такого понятия, как общие начала назначения наказания.

Выражая свое несогласие с этом мнением, В. И. Зубкова полагает, что оно «построено на узком понимании требований, учитываемых при назначении наказания, сводимых лишь к принципу наказуемости и принципу индивидуализации наказания, без учета иных положений».

Отмечая, что об общих требованиях (правилах) назначения наказания говорилось еще в дореволюционный период в работах П. И. Люблинского и других, она констатирует существование развернутой характеристики общих начал назначения наказания в Руководящих началах по уголовному праву РСФСР 1919 г.

Безусловно, наметившееся расхождение в решении данного вопроса в какой-то степени обусловлено тем, что, определяясь с моментом появления общих начал назначения наказания, в одних случаях имеется в виду лишь сам факт их терминологического отражения в законе, в других же — подразумевают иное: закрепление в нем положений, составляющих фактическое содержание того, что в определенный период получило статус общих начал.

Данное уточнение, однако, само по себе вряд ли может снять возникшие разногласия, поскольку в словосочетание «общие начала» отечественное уголовное законодательство в процессе своего развития вкладывало неодинаковый смысл. В досоциалистический период такого рода словосочетание практически не использовалось вовсе, из чего еще не следует вывод, что оно оставляло вне сферы своего внимания решение общих вопросов назначения наказания.

Своеобразным прообразом регулирования общих начал назначения наказания по существу можно считать ст. 104 Уложения о наказаниях 1845 г. «Мера установленного законом за преступление или проступок наказания, — указывалось в ней, — определяется 1) по мере большей или меньшей умышленности в содеянии преступления; 2) по мере большей или меньшей близости к совершению онаго, если преступление не вполне завершено; 3) по мере принятого подсудимых участия в содеянии преступления или в покушении на оное; 4) по особенным сопровождающим содеяние преступления или покушения на оное обстоятельствам, более или менее увеличивающим или уменьшающим вину преступника».

Уголовное Уложение 1903 г. не только не пользовалось интересующим нас термином, но и отказалось от конструирования статьи, близкой приведенной по содержанию и цели.

В советском уголовном законодательстве соответствующая норма (ст. 11) на этот счет действительно имела место еще в Руководящих началах 1919 г. Но в ней уже, во-первых, были смещены акценты (решающее значение придавалось выяснению опасности как самого преступника, так и совершенного им деяния), и, во-вторых, вопросы определения наказания при соучастии в преступлении и при неоконченной преступной деятельности рассматривались вне рамок данной статьи.

При этом подчеркивалось, что мера наказания определяется не степенью участия лица и стадией осуществления им своего намерения, а в первую очередь опасность самого преступника. Закрепляя в разделе «Определение меры наказания» во многом те же самые идеи, УК РСФСР 1922 г. содержал также и раздел, в котором решались вопросы преступности деяния и который именовался «Общие начала применения наказания».

В УК РСФСР 1926 г. последний раздел был переименован в «Общие начала уголовной политики РСФСР», а статья, непосредственно касающаяся назначения наказания, была помещена в раздел «О порядке применения мер социальной защиты судебно-ис- правительного характера».

Данной статьей предписывалось при назначении меры социальной защиты руководствоваться: а) указаниями Общей части настоящего кодекса; б) пределами, указанными в статье Особенной части, предусматривающей ответственность за содеянное; в) своим социалистическим правосознанием, исходя из учета общественной опасности совершенного преступления, обстоятельств дела и личности виновного.

Основы 1958 г. и УК РСФСР 1960 г. впервые увязали понятие общих начал с наименованием не совокупности статей, посвященным вопросам преступности деяния, а с отдельной статьей о его наказуемости. «Суд, — гласила, например, ст. 37 УК РСФСР, — назначает наказание в пределах, установленных статьей Особенной части настоящего Кодекса, предусматривающей ответственность за совершенное преступление, в точном соответствии с положениями Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик и Общей части настоящего Кодекса.

Страницы: 1 2 3
Isfic.Info 2006-2018