Предпринимательское право России

Мировое соглашение. Мировая сделка в банкротом и исковом процессах


Определение процедуры мирового соглашения, данное в действующем Законе о несостоятельности, является, по сути, первым легальным определением этого понятия. Закон о несостоятельности 1998 г. в принципе не раскрывал, что необходимо понимать под рассматриваемой процедурой, а Закон о несостоятельности 1992 г. хотя и давал соответствующее определение, но его содержание принципиально не соответствует современному смыслу.

Первый «постсоветский» законодательный акт о банкротстве предусматривал крайне узкий спектр вариантов содержания договоренностей должника и кредиторов: только отсрочка (рассрочка) платежей или скидка с долга.

По действующему Закону мировое соглашение — это процедура банкротства, применяемая на любой стадии рассмотрения дела о банкротстве в целях прекращения производства по делу о банкротстве путем достижения соглашения между должником и кредиторами (ст. 2).

Поскольку мировое соглашение представляет собой конструкцию, известную не только институту несостоятельности, но и процессуальному праву, причем как гражданскому (ст. 39, 173 ГПК), так и арбитражному (ст. 49, 139—142 АПК), необходимо выяснить, каким образом они соотносятся.

В литературе мировое соглашение, заключаемое в гражданском (арбитражном) процессе, если и не отождествляется — с мировым соглашением, заключаемым в конкурсном процессе, то, по крайней мере по смыслу и определению совпадает с ним.

Между тем ряд авторитетных специалистов видят между этими институтами существенные различия. В частности, Г. Ф. Шершеневич, основываясь на трудах германских юристов XIX в., проводил разграничение мирового соглашения в конкурсном процессе и мирового соглашения в гражданском процессе (общегражданской мировой сделки) следующим образом: «Под именем последней [общегражданской мировой сделки.] понимается соглашение, посредством которого две стороны устраняют существующее между ними спорное отношение путем взаимных уступок.

Между тем в конкурсной мировой сделке нет спорности, требования кредиторов совершенно определены и признаны; нет также и взаимности уступок, потому что уступка производится только в пользу должника, а не кредиторов, и с точки зрения гражданской мировой сделки подобная односторонняя уступка представляет лишь форму дарения».

Конституционный Суд РФ усмотрел еще одно принципиальное отличие банкротной мировой сделки от мирового соглашения, заключаемого в рамках гражданского (арбитражного) процесса, о чем будет сказано применительно к характеристике мирового соглашения как гражданско-правовой конструкции.

Мировое соглашение как процедура банкротства и сделка (договор). Термин «мировое соглашение» в рамках российского правового института несостоятельности должен восприниматься по меньшей мере в двух значениях: как процедура банкротства и как гражданско-правовая сделка, договор.

Понимание мирового соглашения как процедуры банкротства продиктовано положениями ст. 27 Закона о несостоятельности, которая, напомним, прямо называет мировое соглашение в числе процедур банкротства, применяемых при рассмотрении дела о банкротстве в отношении как должника — юридического лица, так и должника-гражданина.

Мировое соглашение как процедура банкротства представляет собой установленный законодательством порядок применения к должнику, имеющему признаки банкротства или официально объявленному несостоятельным, отсрочки и (или) рассрочки исполнения его обязательств, скидки с имеющихся у него долгов, исполнения обязательств должника третьими лицами, а также иных мер, направленных на удовлетворение требований кредиторов и допустимых к применению в соответствии с правовыми актами.

Говорить о мировой соглашении как процедуре — значит обсуждать вопросы, где и при каком стечении участников банкротного дела обсуждается проект соглашения, как он принимается, кем и в какой орган на согласование представляется, по каким правилам рассматривается и одобряется, куда и как, будучи одобренным, обжалуется, каким образом аннулируется и т. п.

Что же касается восприятия термина «мировое соглашение» во втором значении, т. е. как гражданско-правовой сделки, то здесь современные авторы вполне единодушны в понимании мирового соглашения как гражданско-правовой сделки. Коль скоро мировое соглашение представляет собой сделку, а законодатель говорит о ее заключении между должником и кредиторами, то эта сделка не односторонняя. Следовательно, мировое соглашение — гражданско-правовой договор между должником, его кредиторами, а также, поскольку это прямо допускается законом (ст. 157 Закона), третьими лицами.

Г. Ф. Шершеневич давал такое определение мирового соглашения как сделки: «Под именем мировой сделки понимается утвержденное судом соглашение между должником и установленным в законе большинством конкурсных кредиторов, направленное к определению взаимных отношений между несостоятельным должником и всеми его кредиторами, с прекращением возбужденного конкурсного процесса».

Позиция, согласно которой мировое соглашение по своей правовой природе является договором, в юридической литературе более раннего периода (второй половины XIX — начала XX вв.) была наиболее распространенной. Возражения сводились к тому, что принуждение меньшинства кредиторов со стороны большинства к заключению мировой сделки вопреки явно выраженной воле первых на проведение конкурсного производства противоречит основным понятиям о договоре.

Дело в том, что для утверждения мировой сделки требуется одобрение только большинства кредиторов, пускай и квалифицированного, но отнюдь не всех и каждого в отдельности, что не состыкуется с принципом свободы договора. Трудноразрешимость задачи опровержения такого довода породила компромиссные варианты, подобные тому, в соответствии с которым мировой договор представляет собой сложную юридическую сделку, создаваемую изъявлением воли трех сторон: должника, общего собрания кредиторов и суда.

Данное направление нашло подтверждение в современной российской правовой практике. В частности, Конституционный Суд РФ разъяснил, что «по своей юридической природе мировые соглашения, заключаемые в ходе конкурсного производства, значительно отличаются от мирового соглашения, заключаемого в исковом производстве.

В отношениях, возникающих при заключении мирового соглашения в ходе конкурсного производства, превалирует публично-правовое начало: эти отношения основываются на предусмотренном законом принуждении меньшинства кредиторов большинством, а следовательно, в силу невозможности выработки единого мнения иным образом, воля сторон в данном случае формируется по другим, отличным от искового производства, принципам».

Далее суд, сославшись на закон, согласно которому мировое соглашение вступает в силу только после его утверждения арбитражным судом, указал, что «в случае заключения мирового соглашения какое-либо ограничение имущественных прав кредиторов без судебного решения невозможно [и не возникает.]».

Содержание мировой сделки. Закон о несостоятельности предусматривает, что мировое соглашение должно содержать положения о порядке и сроках исполнения обязательств должника в денежной форме (п. 1 ст. 156). При этом с согласия отдельного кредитора соглашение может содержать положения о прекращении обязательств должника путем предоставления отступного (когда денежный долг погашается передачей продукции, основных средств или иного имущества, принадлежащего на праве собственности должнику), обмена требований на доли в уставном капитале должника, акции, конвертируемые в акции облигации или иные ценные бумаги (так называемое акционирование долга), новации обязательства, прощения долга или иным способом, если такой способ прекращения обязательств не нарушает права иных кредиторов, требования которых включены в реестр требований (п. 2 этой же статьи).

Мировое соглашение может содержать положения об изменении сроков и порядка уплаты обязательных платежей, включенных в реестр требований кредиторов, но при этом условия мирового соглашения, касающиеся погашения задолженности по обязательным платежам, взимаемым в соответствии с законодательством о налогах и сборах, не должны противоречить требованиям законодательства о налогах и сборах. Кроме того, удовлетворение требований конкурсных кредиторов в неденежной форме не должно создавать преимущества для таких кредиторов по сравнению с кредиторами, требования которых исполняются в денежной форме.

Таким образом, законодатель нацелил правоприменительную практику на то, что условия мировой сделки могут быть сформулированы на достаточно многовариантной основе. Но такая «гибкость» имеет свои пределы. В любом случае, как разъяснил Высший Арбитражный Суд РФ, «не подлежат утверждению мировые соглашения, содержащие неясные выражения или создающие неопределенность в отношении объема обязательств должника или сроков их исполнения», например, включающие формулировки: «погасить задолженность отпуском товарно-материальных ценностей», «передавать по 4% долга ежемесячно любыми продуктами из магазина» и т. п.

Элементы процедуры. Как говорится в Законе о несостоятельности, должник, его конкурсные кредиторы и уполномоченные органы вправе заключить мировое соглашение на любой стадии рассмотрения арбитражным судом конкурсного дела (п. 1 ст. 150).

При этом со стороны конкурсных кредиторов и уполномоченных органов решение о заключении мирового соглашения принимается собранием кредиторов. Решение собрания кредиторов о заключении мирового соглашения принимается большинством голосов от общего числа голосов конкурсных кредиторов и уполномоченных органов в соответствии с реестром требований кредиторов и считается принятым при условии, если за него проголосовали все кредиторы по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника.

Согласно подходу, сложившемуся в арбитражно-судебной практике, понятие «общее число голосов», употребляемое законодателем, означает, что в расчет при подведении итогов голосования должны приниматься все кредиторы, значащиеся в реестре требований кредиторов, а не только те из них, которые зарегистрировались для участия и присутствуют на собрании.

Решение о заключении мирового соглашения со стороны должника принимается должником-гражданином или руководителем должника — юридического лица, исполняющим обязанности руководителя должника, внешним управляющим или конкурсным управляющим. Такой широкий набор вариантов лица, правомочного решить вопрос о заключении мировой сделки со стороны должника, объясняется тем, что, как было указано, мировое соглашение возможно в ходе применения любой иной процедуры банкротства. Как известно, конфигурация органов управления, а точнее, субъектов, правомочных принимать хозяйственные решения от имени должника, в зависимости от процедуры существенно различается.

Это учтено в действующем Законе, который в статьях, оговаривающих специфику заключения мировой сделки в каждой другой процедуре банкротства, закрепляет, что, например, в период финансового оздоровления, когда «добанкротный» менеджмент должника сохраняет свои полномочия (должник «остается во владении»), именно он, а не административный управляющий принимает соответствующее решение (п. 1 ст. 152 Закона). К примеру, в период конкурсного производства, когда управление должником передано конкурсному управляющему, мировую сделку со стороны должника вправе заключить уже этот последний (п. 1 ст. 154 Закона). При этом необходимо обратить внимание на одну принципиальную деталь.

Независимо от того, изменилась ли конфигурация органов управления организации-должника на тот момент времени, когда заключается мировое соглашение, или нет, в любом случае, если таковое будет представлять собой крупную сделку или сделку, в совершении которой имеется заинтересованность, что определяется по правилам акционерного законодательства РФ, «традиционные» одобряющие органы со стороны должника (собрание участников и наблюдательный совет) должны будут принять необходимое в данном случае решение. Этим действующий закон отличается от всех своих «предшественников».

Выше упоминалось, что мировое соглашение утверждается арбитражным судом. Для утверждения сделки судом необходимо соблюсти и соответственно представить суду доказательства соблюдения ряда условий, главное из которых заключается в том, что до утверждения соглашения должны быть погашены требования кредиторов первой и второй очередей (п. 1 ст. 158 Закона).

Утверждение мирового соглашения производится судом в заседании, о дате и времени проведения которого уведомляются все участники дела о банкротстве. При утверждении соглашения суд выносит определение об его утверждении, в котором указывается на прекращение производства по делу о банкротстве.

В случае если мировая сделка заключается в ходе конкурсного производства, в определении об утверждении указывается, что решение о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства не подлежит исполнению (п. 4 ст. 150 Закона).

Расторжение мирового соглашения. Поскольку мировое соглашение - это типичный гражданско-правовой договор, закон допускает возможность его расторжения, но только в отношении всех, а не отдельных кредиторов (п. 1 и 2 ст. 164 Закона). Основанием для расторжения мировой сделки по инициативе кредиторов может служить неисполнение или существенное нарушение условий соглашения, допущенное должником в отношении минимум одной четверти кредиторов, определяемой размером их требований. Инициатива о расторжении принимается во внимание только тогда, когда ее выражает та же четвертая часть кредиторов - участников сделки (п. 3 ст. 164 Закона).

Заявление рассматривает тот же суд, который вел банкротное дело и утвердил ранее мировое соглашение. В случае если суд примет сторону инициаторов расторжения, мировой договор прекращается, дело о банкротстве возобновляется, причем с той же стадии, на которой оно было окончено при заключении сделки (ст. 166 Закона).

Isfic.Info 2006-2018