Уголовное право. Общая часть

Понятие стадий умышленного преступления


Умышленная, т.е. сознательная и целенаправленная, преступная деятельность субъекта преступления проходит в своем развитии ряд этапов. Сначала у правонарушителя возникает намерение совершить преступление. Он ставит перед собой конкретную цель, обдумывает способы, место, время ее достижения, одновременно формирует либо уточняет мотивы деяния.

Приняв решение, субъект осуществляет подготовительные действия, а затем начинает непосредственно выполнять задуманное деяние. Оно может успешно завершиться, и тогда речь идет об оконченном преступлении. В тех случаях, когда по причинам, не зависящим от воли виновного, преступление не было доведено до конца, необходимо устанавливать и оценивать юридически тот этап (стадию, ступень), на котором преступная деятельность была прервана.

Термин «стадия преступления» законодатель не употреблял ранее и не использует в действующем УК РФ. Однако эта терминология обоснованно использовалась как в дореволюционной теории уголовного права (Н. С. Таганцев), так и в советский период времени (А. А. Пионтковский и др.) в качестве показателей проявления вовне преступной воли правонарушителя.

УК РФ 1996 г. вместо термина стадии употребляет термины неоконченное и оконченное преступление.

К числу неоконченных относятся два вида преступной деятельности:

  1. преступление, прерванное по независящим от лица обстоятельствам, — это приготовление к преступлению и покушение на преступление;
  2. преступление, прерванное по обстоятельствам, зависящим от воли лица. Таковым является добровольный отказ от доведения преступления до конца.

Соглашаясь с такой законодательной трактовкой понятий, считаем возможным сохранить в теоретическом анализе устоявшийся и характеризующий достаточно четко этапы развития умышленной преступной деятельности термин — стадии.

Традиционно российское уголовное право выделяет три стадии развивающейся преступной деятельности: приготовление к преступлению, покушение на преступление, оконченное преступление. Кроме того, в науке уголовного права периодически возникали дискуссии о целесообразности отнесения к стадиям преступления обнаружение умысла (обнаружения преступной воли) виновного, т.е. сообщения (устно, письменно) кому-либо о намерении совершить преступление.

Попытки внедрения в отдельные периоды развития государства в судебную практику названных предложений порождали беззаконие, в частности установление уголовной ответственности за «инакомыслие». Так, за антисоветскую агитацию и пропаганду (ст. 70 УК РСФСР 1926 г.) привлекались иногда к ответственности лица, у которых обнаруживались дневниковые записи с критикой общественно-политического строя СССР, которые никому, кроме автора, не были известны и, таким образом, не представляли общественной опасности для объекта уголовно-правовой охраны.

В соответствии с понятием преступления обнаружение умысла не может быть отнесено к стадиям преступной деятельности, ибо не представляет опасности для объекта уголовно-правовой охраны. Намерения, мысли вслух, записи в дневнике, суждение лица по общественно-политическим проблемам, не подкрепляемые никакими действиями, свидетельствующими о начале конкретного преступления либо подготовке к нему, не могут считаться преступными.

Так, суждения о некомпетентности правительства и необходимости его смены еще не свидетельствуют об угрозе объекту — конституционному строю России. Однако призывы к осуществлению экстремистской деятельности — оконченное преступление, предусмотренное ст. 280 УК РФ, — реально угрожают незыблемости того строя, который установлен на основе действующей Конституции. Они способны спровоцировать массовые беспорядки, попытки совершить государственный переворот.

В некоторых случаях общественную опасность представляет само обнаружение умысла, например намерение убить, причинить тяжкий вред здоровью, уничтожить имущество, разгласить сведения интимного характера и т.д. Законодатель счел необходимым для этих случаев установить уголовную ответственность за сам факт высказывания угрозы, считая его самостоятельным оконченным преступлением, а не обнаружением умысла.

Таким образом, говоря о видах стадий развития умышленной преступной деятельности, необходимо иметь в виду приготовление, покушение и оконченное преступление. Первые два вида принято называть неоконченными преступлениями. Это определение используется и в Уголовном кодексе. Уголовная ответственность за неоконченное преступление наступает по статье Особенной части УК, предусматривающей ответственность за оконченное преступление, со ссылкой на ст. 30 УК РФ.

Основания и пределы уголовной ответственности за неоконченное преступление те же, что и за оконченное, так как в нем содержатся все признаки преступления: общественная опасность, противоправность, виновность и наказуемость. Единственным отличием от оконченного преступления является незавершенность действий по причинам, не зависящим от воли виновного.

На это обстоятельство специально указывается в ст. 30 УК РФ.

С объективной стороны предварительная преступная деятельность в виде приготовления и покушения чаше всего встречается в преступлениях с материальным составом, при котором оконченным является деяние, повлекшее наступление последствий, указанных в законе.

По формальным составам, где наказание устанавливается за само общественно опасное деяние, покушение, как правило, невозможно. Исключением являются такие преступления, объективная сторона которых может выполняться в течение определенного времени (например, посылка по почте клеветнического письма по месту работы потерпевшего, которое не было доставлено по назначению по причинам, не зависящим от воли виновного).

Стадия приготовления возможна как по материальным, так и по формальным составам. По усеченным составам, где момент окончания преступления перенесен на стадию приготовления, предварительная преступная деятельность невозможна. Организация вооруженных банд, например, будет оконченным преступлением в момент самих организаторских действий.

С субъективной стороны приготовление и покушение возможны только с прямым умыслом на совершение конкретного преступления. Оконченное преступление может совершаться как с прямым, так и с косвенным умыслом.

Правильность квалификации неоконченной преступной деятельности зависит, кроме того, от установления вида прямого умысла, который, как известно, делится на конкретизированный простой, альтернативный и неконкретизированный.

При конкретизированном (определенном) простом умысле лицо намечает точную цель, на достижение которой и направляет свои действия (лишение жизни, кража в крупных размерах). Если по независящим от воли виновного причинам этот результат достигнут не был, но был причинен другой, менее тяжкий вред, формально позволяющий квалифицировать совершенное деяние как оконченное менее тяжкое преступление, то деяние с учетом направленности умысла необходимо квалифицировать как покушение на то более тяжкое преступление, к совершению которого стремился преступник (например, покушение на убийство и т.д.).

При неконкретизированном умысле, когда виновному одинаково желателен любой из охватываемых его умыслом преступный результат, его деяние следует квалифицировать как оконченное в соответствии с фактически наступившими последствиями. Аналогично должен решаться вопрос и при альтернативном умысле: ответственность наступает за тот из нескольких преступных результатов, который альтернативно предвидел и желал виновный.

Стадии предварительной преступной деятельности тесно связаны между собой. Общим для них является совершение общественно опасного деяния с прямым умыслом. Разграничение между видами этой деятельности проводится по объективной стороне, т.е. по характеру (содержанию) действий субъекта и наличию либо отсутствию последствий.

Разграничение приготовительных действий и покушения на преступление имеет практическое значение, потому что индивидуализация ответственности в соотношении с законом базируется на реальном учете всех конкретных обстоятельств дела, свидетельствующих о степени подготовленности преступления и осуществления преступного намерения. Чем ближе к завершению преступления подошел преступник, тем более опасна его деятельность.

Соответственно, более суровым должно быть и наказание, определяемое ему судом. По общему правилу наиболее общественно опасным является оконченное преступление, затем покушение и приготовление. С учетом этого положения в действующем уголовном законодательстве предусматривается уголовная ответственность за приготовление только к тяжкому или особо тяжкому преступлению.

Такие деяния, несмотря на их отдаленность от момента окончания преступления, представляют значительную опасность для общества, так как сопряжены, как правило, с вовлечением в преступную деятельность соучастников и формированием организованных преступных групп, сопровождаются незаконным приобретением оружия, разработкой планов нападения и другими подобными действиями.

Пресечение тяжких преступлений на раннем этапе их формирования дает значительно больший эффект в плане общей и специальной превенции. При назначении наказания за неоконченное преступление учитываются обстоятельства, в силу которых преступление не было доведено до конца.

Срок или размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ за оконченное преступление.

Срок и размер наказания за покушение на преступление не может превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного УК РФ за оконченное преступление.

Смертная казнь и пожизненное лишение свободы за приготовление и покушение не назначаются (ст. 66 УК РФ).

Isfic.Info 2006-2021