Уголовное право. Общая часть

Понятие субъекта преступления


Одним из элементов состава преступления выступает субъект преступного деяния, обладающий соответствующими признаками. Любое преступление как социальное явление реально проявляется в деяниях, в поведении людей. Лица, совершившие преступление, являются субъектами, но уголовной ответственности подлежит только вменяемое физическое лицо, достигшее возраста, установленного Уголовным кодексом.

Не могут являться субъектами преступления животные, даже если их поведение причиняет вред общественным отношениям. Вопрос об уголовной ответственности животных иначе решался в уголовном праве Древнего мира и Средних веков. Истории известны случаи преследования животных, причинивших смерть человеку, плативших своей жизнью за собственную ярость.

Современное законодательство ряда зарубежных стран также предусматривает возможность применения уголовного наказания к животным. Так, в 1990 г. в штате Техас был вынесен смертный приговор собаке по кличке Маркус за неоднократные нападения на людей. В российском законодательстве животные не признаются субъектами преступления. Они могут рассматриваться лишь в качестве орудий преступления, если с их помощью человек причиняет вред общественным отношениям.

История уголовного права знала случаи привлечения к уголовной ответственности не только животных, но и неодушевленных предметов. Так, был сечен кнутом и сослан в Сибирь колокол, по звуку которого начались народные волнения в Угличе после убийства царевича Дмитрия.

Классическим принципом уголовного права является принцип личной ответственности виновного, т.е. ответственность несет лишь физическое лицо. Этот принцип был провозглашен в XVIII веке в ходе Великой Французской революции. Но в более поздние времена была восстановлена ответственность юридических лиц.

В литературе давно ставится вопрос: разве та или иная устойчивая и наделенная или обладающая самостоятельным юридическим статусом общность физических лиц (организация, учреждение, предприятие, орган государственной власти, государство) не является целостной личностью, способной совершать юридически значимые деяния и, следовательно, нести за них собственную, личную ответственность (в том числе и уголовную)?

По мнению некоторых авторов, положительному ответу на этот вопрос мешает инерция мышления, по традиции связывающая уголовную ответственность только с физическими лицами.

Другие ученые считают, что такое решение проблемы ответственности юридических лиц упирается в вопросы практики. Н. С. Таганцев писал, что непонятно, как можно «посадить в тюрьму, сослать на поселение или на каторгу акционерное общество, земство». Дж. Макадамс отмечал: «Корпорацию, естественно, нельзя подвергнуть смертной казни и нельзя посадить в тюрьму».

Барону Торлоу II приписывают слова: «Неужели вам когда-нибудь приходило в голову, что у корпорации есть совесть, раз у нее нет души, которую можно было бы осудить, ни тела, которое можно было бы ударить?» То есть уголовное наказание здесь неприменимо в силу того, что в отношении корпорации нельзя реализовать органически присущую ему карательную, репрессивную функцию — лишение или существенное ограничение основных благ человеческой личности — чести, достоинства, жизни, свободы, семьи, собственности и т.п.

В этом контексте утверждать, что у юридического лица есть репутация, «жизнь» и т.п., которые можно отнять или ограничить, было бы просто профанацией всего того, что связано с применением уголовного наказания.

При установлении уголовной ответственности юридических лиц возникает ряд затруднений. Например, как можно приписать корпорации вину? Ведь во многих правовых системах (в российской в частности) понятие виновности включает в себя элемент упрека, который, согласно классической теории уголовного права, может быть обращен только к физическому лицу.

Ф. Лист утверждал: «Если оставить в стороне особые постановления, то по действующему имперскому праву лишь отдельный человек, а не корпорация, может совершить наказуемое деяние и понести установленную за него кару. Тем не менее остается несомненным, что признание преступных деяний корпораций, поскольку признана их дееспособность, и наказание корпораций, поскольку они являются самостоятельными носителями юридических благ, не только возможны, но и вполне целесообразны».

В международно-правовой литературе уже давно обсуждается вопрос о юридической ответственности государства за международные правонарушения, совершенные его агентами. Вопрос об уголовной ответственности юридических лиц обсуждался криминалистами на Бухарестском конгрессе по уголовному праву (1929 г.). За допустимость такой ответственности и применения к юридическим лицам санкций в принципе высказался VI Международный конгресс в Риме (1953 г.). VII Международный конгресс в Афинах (1957 г.) в резолюции указал, что юридические лица могут нести ответственность за преступления в случаях, предусмотренных отдельными законодательными системами.

На XII конгрессе Международной ассоциации уголовного права (1979 г.) предлагалось расширить действие уголовного права, чтобы защитить флору и фауну, обеспечить борьбу против вибрации и чрезмерного шума. Европейский комитет по проблемам преступности Совета Европы рекомендовал (1978 г.) законодателям европейских стран встать на путь признания юридических лиц субъектами уголовной ответственности за экологические преступления.

Великобритания и Франция, например, эту рекомендацию уже реализовали. В 1985 г. эта рекомендация была подтверждена VII конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями. 20 декабря 1988 г. были приняты Рекомендации Комитета министров стран — членов Совета Европы по ответственности предприятий — юридических лиц за правонарушения, совершенные в ходе ведения ими хозяйственной деятельности.

Законодательство ряда стран мира предусматривает уголовную ответственность юридических лиц. Это связано с попыткой государств усилить контроль над негативными последствиями деловой активности крупных корпораций, так как резко обозначилась тенденция большого бизнеса к монополизации, к игнорированию в ряде случаев интересов потребителей и общества.

Так. § 20.20 Уголовного кодекса штата Нью-Йорк установил уголовную ответственность корпораций. В ч. 1 ст. 51 Уголовного кодекса Нидерландов сказано, что уголовно наказуемые деяния совершают как физические, так и юридические лица. Согласно ст. 121.2 Уголовного кодекса Франции юридические лица, за исключением государства, несут уголовную ответственность в случаях, предусмотренных законом или постановлением, за преступные деяния, совершенные в их пользу их органами или представителями.

Известна была уголовная ответственность юридических лиц и российскому законодателю. В Уложении о наказаниях 1845 г. (в редакции 1885 г.) в ст. 530 говорилось об ответственности еврейского общества за укрывательство военных беглецов из евреев, в ст. 661 — соляного управления за неисполнение возложенных на него обязанностей, в ст. 985 — обществ за вторичный отпуск лиц, которые не могли снискать пропитания и были пойманы при выпрашивании милостыни.

В УК РСФСР 1922 г. в ст. 106 предусматривалась ответственность уездных и волостных исполкомов за нарушение правил привлечения населения к работам в порядке трудовой и гужевой повинности, в ст. 116 — нанимателей (в том числе и юридических лиц), домоуправлений за выдачу заведомо неправильного удостоверения о материальном положении безработного, о работе его по найму, в ст. 226 — частных лиц и предприятий за уклонение от обязательной регистрации внебиржевых оборотов.

Была предусмотрена уголовная ответственность юридических лиц и в двух проектах УК РФ (1993 и 1994 гг.). В качестве наказаний для них предусматривались штраф, запрещение заниматься определенной деятельностью, ликвидация, конфискация имущества.

Действующий УК РФ отказался от установления уголовной ответственности юридических лиц, хотя его вступление в силу не прекратило дискуссии на страницах доктринальной литературы о необходимости установления уголовной ответственности юридических лиц. Сторонники введения такой ответственности (Б. В. Волженкин) предлагают различать субъекта преступления (которым может быть только физическое вменяемое лицо, достигшее установленного в законе возраста) и субъекта уголовной ответственности (которым могут быть и юридические, и физические лица).

Нам представляется, что законодатель абсолютно логично придерживается принципа уголовной безответственности лиц юридических. Не содержится рекомендации о введении такой ответственности и в Модельном УК для государств — участников СНГ, принятом Межпарламентской Ассамблеей СНГ 17 февраля 1996 г.

Для привлечения к уголовной ответственности не имеет значения правовой статус лица — это может быть гражданин РФ? иностранный гражданин или подданный либо лицо без гражданства.

Не любое физическое лицо может быть субъектом преступления. Уголовная ответственность связывается со способностью человека понимать фактическую сторону и общественную значимость совершаемых действий и руководить своими поступками. Подобной способностью могут обладать лишь лица, достигшие определенного, установленного в УК возраста и являющиеся вменяемыми.

Три перечисленных признака (физическое лицо, вменяемость и достижение возраста уголовной ответственности) являются обязательными юридическими признаками субъекта любого преступления. В ряде составов преступлений закон помимо названных предусматривает и иные признаки, характеризующие субъекта (пол, возраст, должность, профессию и т.д.). Эти признаки в доктринальной литературе именуются факультативными, а лицо, обладающие такими признаками, — специальным субъектом.

Субъекта преступления не следует путать с личностью преступника. Второе понятие значительно шире, многограннее. В понятие субъекта включаются лишь признаки, указанные в статьях уголовного закона. Личность преступника включает в себя все многообразие свойств человека (его характер, склонности, темперамент, уровень образования и т.п.).

Изучением личности преступника занимается криминология. Но и в сфере уголовного права отдельные свойства, качества личности имеют существенное значение. Так, личность виновного учитывается при избрании судом вида и размера наказания, назначаемого за совершенное преступление; при решении вопроса об освобождении от уголовного наказания или ответственности; при применении условного осуждения; при назначении наказания ниже, чем предусмотрено в санкции статьи.

Эти данные о личности могут быть непосредственно не связаны с преступлением, но характеризовать личность и его социально-психологические качества с отрицательной или положительной стороны, свидетельствовать о большей или меньшей степени общественной опасности данного лица. Некоторые из этих данных указаны законодателем в качестве обстоятельств, смягчающих или отягчающих наказание (беременность, наличие малолетних детей и т.д.).

Isfic.Info 2006-2021