Уголовное право. Общая часть

Основание уголовной ответственности


В каждом конкретном случае совершения преступления между его творцом (преступником) и государством в лице его соответствующих компетентных органов возникает своеобразное отношение, обусловливающее специфику уголовной ответственности. Последняя имеет свое основание и предметное содержание, ограничивающееся соответствующими фактическими и уголовно-правовыми параметрами.

В настоящее время подавляющее число правоведов основание уголовной ответственности рассматривают через призму состава преступления. Однако свою идею они высказывают по-разному. Для одних единственным основанием уголовной ответственности по уголовному праву является установление в действиях определенного состава преступления.

Но ведь установление состава преступления есть процесс познания, оценки, сравнения совершенного деяния с описанием его в законе. Деяние в своем наличном бытии всегда конкретно, истинно. Установление же его законодательных границ всегда относительно и не всегда может быть истинным и конкретным.

Для других основанием уголовной ответственности выступает состав преступления. Главный недостаток этой точки зрения кроется в том, что в такой интерпретации основания уголовной ответственности нарушается закон логики: основное, исходное, конкретное и реальное явление (деяние) подменяется производным, относительным и абстрактным понятием этого явления (составом преступления).

Подобная подмена в конечном счете приводит к неизбежному отрыву состава преступления как законодательной модели структуры основания уголовной ответственности от фактического, содержательного основания этой ответственности, т.е. преступного деяния. И наконец, утверждение о том, что состав преступления является основанием уголовной ответственности, не согласуется с положениями закона. В соответствии с требованием УК РСФСР 1960 г. основанием уголовной ответственности являлось предусмотренное уголовным законом общественно опасное и виновное деяние.

Согласно этому закону для привлечения к уголовной ответственности и признания лица виновным необходимо было установить, что в совершенном им деянии имеется состав определенного преступления.

Это законодательное определение основания уголовной ответственности требовало уточнения. Точка зрения законодателя о наличии в совершенном деянии признаков состава преступления как основании уголовной ответственности была сориентирована не на содержательные (фактические) свойства самого деяния, а на правовую форму их выражения.

Еще дальше от истины уводит формулировка основания уголовной ответственности, закрепленной в УК РФ 1996 г.: согласно ему, основанием уголовной ответственности является сам процесс «совершения» деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного уголовным законом.

Главный недостаток приведенной формулировки заключается в его противоречивости. Процесс «совершения» деяния в силу своей незавершенности может не содержать «всех» признаков состава преступления. Иными словами, подобный подход к определению основания уголовной ответственности ориентирует на постоянное расхождение между фактически содеянным и его уголовно-правовой оценкой.

Из всего многообразия подходов к определению основания уголовной ответственности в качестве отправных можно, на наш взгляд, избрать два основных варианта. Суть первого выражается в утверждении, что основанием уголовной ответственности выступает «состав преступления». Смысл второго варианта находит свое выражение в заключении о том, что основанием уголовной ответственности является «деяние, содержащее все признаки состава преступления, предусмотренного уголовным кодексом».

В теории уголовного права достаточно долгое время в качестве конечной идеи рассматривалось убеждение, что состав преступления — это та уголовно-правовая субстанция, которая выполняет функцию основания уголовной ответственности. Однако в последние годы подавляющее большинство теоретиков уголовного права и законодатель утвердились во мнении о том, что основанием уголовной ответственности является «деяние, содержащее все признаки состава преступления, предусмотренного уголовным кодексом».

Однако при этом понятия «состав преступления» и «деяние, содержащее признаки состава преступления, предусмотренного уголовным кодексом», как основания уголовной ответственности, нередко отождествляют.

Но приведенные словосочетания несут различную содержательную и функциональную нагрузку. Состав преступления как информационно-правовая модель сам по себе не может выполнять функцию основания уголовной ответственности в силу своего абстрактного (непредметного) содержания. Уголовная же ответственность есть субстанция предметно-содержательная, которая в силу этого только и может воздействовать на психическую и физическую природу человека, совершившего преступление. Приведенные рассуждения приводят к важному выводу о том, что абстрактное умозаключение не может выступать основанием чего-либо предметно-содержательного.

Функцию основания уголовной ответственности выполняет преступное деяние, но не любое, а только такое, которое несет (отражает) в себе признаки соответствующего состава преступления. Если это утверждение взять за исходное, то можно сделать следующий вывод: основание уголовной ответственности обусловлено характером преступного деяния, а ее содержание и объем определяются (очерчиваются) совокупностью признаков соответствующего состава преступления. Таким образом, состав преступления есть всего лишь идеальная (оптимальная), с точки зрения законодателя, модель соответствующего преступления, под которую подводится фактическая правовая база.

Исходя из диалектического понимания человеческой (в том числе и преступной) деятельности и уголовно-правового определения преступления, можно заключить, что единственным основанием уголовной ответственности является деяние (действие или бездействие), общественно опасное, виновное и противоправное, т.е. преступление, признаки которого заключены в соответствующей статье Особенной части УК. Такой подход к определению основания уголовной ответственности логично приводит к выводу о том, что уголовная ответственность возникает одновременно с фактом совершения лицом указанного в законе деяния.

Состав же преступления, определяя оптимально допустимую правовую дозировку соотношения объективных и субъективных признаков совершенного общественно опасного, виновного и противоправного деяния, выступает для правоприменительных органов единственно возможной моделью (эталоном) уголовно- правовой оценки (квалификации) преступления и лица, его совершившего.

Связь преступления и состава преступления как раз и заключается в том, что общественная опасность деяния (преступления) сориентирована на содержание фактического и единственного основания уголовной ответственности, а противоправность обращена к структуре, к форме уголовно-правовой модели этого основания.

Разночтения мнений относительно основания уголовной ответственности касаются не только существа, но и количества. Мы сознательно не включаем в предмет настоящего раздела позицию законодателя и ряда авторов, указывающих не на одно, а на несколько оснований уголовной ответственности, так как эта проблема заслуживает отдельного и более углубленного анализа, хотя наша авторская позиция базируется на тезисе о том, что уголовная ответственность имеет одно, а не несколько оснований.

Isfic.Info 2006-2021