Уголовное право. Общая часть

Ответственность соучастников


Одной из важных юридических проблем борьбы с организованной преступностью является законодательное оформление пределов и степени ответственности организаторов, но, прежде чем это сделать, следует указать на особенности субъективной стороны в деятельности организатора.

Умысел организатора может быть только прямым. Особенностями интеллектуального момента умысла организатора являются следующие: объективно организатор может выступать в роли любого соучастника — от исполнителя до пособника. От этого может зависеть и объем его знаний об объективной стороне конкретного преступления. Если организатор в той или иной степени и мере участвует в самом преступлении, то ему, как и простому исполнителю, должны быть известны все детали совершаемого преступления. В равной мере сказанное относится и к случаям, когда организатор на месте руководит совершением преступления.

Если организатор не участвует в совершении преступного акта, а является организатором предварительной деятельности, то, естественно, часть второстепенных обстоятельств может и не осознаваться им, однако сам характер преступления обусловливает возможность различных вариантов его исхода, поэтому все варианты этого исхода в абстрактной форме должны быть ему известны, а потому и вменяются в вину.

Таким образом, как и во всех других случаях соучастия, характерным для умысла организатора является намерение совершить преступление.

Существует несколько точек зрения на то, как квалифицировать действия организатора. Автором этих строк высказывалось мнение, что действия организатора всегда являются действиями исполнения преступления. Судебная практика Верховного Суда СССР и России придерживалась этой точки зрения.

Однако ч. 3 ст. 34 УК РФ содержит следующее указание: «Уголовная ответственность организатора, подстрекателя и пособника наступает по статье, предусматривающей наказание за совершенное преступление, со ссылкой на статью 33 настоящего Кодекса». Думается, что с таким решением законодателя можно согласиться, поскольку УК РФ не предусматривает обязательного смягчения наказания соучастникам по сравнению с наказанием, предусмотренным для исполнителя.

Статья 34 УК РФ предусматривает общие основания ответственности соучастников. Часть 5 ст. 35 УК РФ оговаривает особенности ответственности организаторов преступного сообщества и его участников. Ответственность соучастников определяется характером и степенью фактического участия каждого из них в совершенном преступлении. Соисполнители отвечают по одной статье УК РФ за совместно совершенное ими преступление. Все остальные соучастники отвечают по той же статье Особенной части УК РФ, но со ссылкой на ст. 33 УК РФ.

Общий принцип ответственности соучастников в соответствии с акцессорной природой соучастия можно сформулировать так: поскольку соучастие как особая форма преступной деятельности представляет собой общественную опасность лишь в связи с преступлением, которому оказывается содействие, то и ответственность по правилам о соучастии возможна тогда, когда признаки этого деяния хотя бы в самой начальной стадии объективизируются вовне.

Из этого принципа следует, что все соучастники отвечают за одно и то же преступление. Одному преступлению, как правило, соответствует и один состав, описанный в Особенной части УК РФ. Исключения из этого правила возможны в том случае, если одно и то же преступление предусмотрено в различных составах: простом, квалифицированном или привилегированном.

Такие составы могут быть предусмотрены в различных частях одной статьи УК РФ, реже — в различных статьях УК РФ. Поскольку различные отягчающие или смягчающие обстоятельства, предусмотренные в этих различных составах, могут быть на стороне одних соучастников и отсутствовать на стороне других, то вполне возможно, что действия соучастников могут быть квалифицированы по различным частям одной и той же статьи или по различным статьям УК РФ.

Из сформулированного выше принципа далее следует, что: 1) соучастники отвечают по правилам о соучастии в преступлении лишь при условии, что исполнитель хотя бы начал приготовительные к преступлению действия; 2) они несут ответственность в рамках санкции статьи, инкриминируемой исполнителю, если данное преступление предусмотрено в одной статье или части статьи УК РФ.

Естественно, что ответственность по правилам о соучастии возможна лишь при условии, что факт совершения преступления исполнителем доказан. Если исполнитель освобождается от ответственности по личным основаниям, например при тяжкой неизлечимой болезни, то это основание не распространяется на соучастников. Однако если преступление доказано, но не установлена личность исполнителя или последний был оправдан ввиду алиби или других обстоятельств, а факт соучастия и вина соучастников доказаны, то последние несут ответственность по правилам о соучастии.

Уголовное законодательство России не решает непосредственно вопроса об уголовной ответственности соучастников, которые свои действия совершили за пределами РФ, а преступный результат или само деяние было совершено на ее территории. Руководствуясь принципом акцессорности, следует сказать, что соучастники, где бы они ни совершили свои действия, должны отвечать по законам государства, в котором исполнитель совершил преступление.

Если исполнение начато на территории РФ, а преступный результат наступил на территории другого государства, то следует считать, что преступление совершено вне пределов России (см. ст. 11 и 12 УК РФ). Если соучастники — граждане РФ осуществили свои действия за пределами России, то они должны отвечать в соответствии с российским законодательством, поскольку граждане РФ в случае совершения преступления за границей, согласно ч. 1 ст. 13 УК РФ, выдаче не подлежат. Это относится не только к исполнителям, но и ко всем другим соучастникам.

Таким образом, общие пределы уголовной ответственности соучастников определяются тем, что совершил исполнитель, но результат этого дела является коллективным плодом усилий и его соучастников, поэтому они несут ответственность с учетом степени и характера участия каждого из них. Это обстоятельство позволяет утверждать, что все соучастники являются участниками общей вины, но отвечают они не за чужую вину, а за свою собственную и за свой вклад в общее преступное дело.

Действующее уголовное законодательство не предусматривает обязательного смягчения наказания за соучастие в преступлении (ст. 67 УК РФ). Вместе с тем закон не допускает и формального равенства наказаний вне зависимости от характера и степени участия в преступлении.

При назначении наказания за преступление, совершенное в соучастии, учитываются характер и степень фактического участия лица в его совершении, значение этого участия для достижения цели преступления, его влияние на характер или размер причиненного или возможного вреда. Смягчающие или отягчающие обстоятельства, относящиеся к личности одного из участников, учитываются при назначении наказания только этому соучастнику.

Из постановлений ст. 67 УК РФ следует, что главным в оценке тяжести наказания за преступление, совершенное совместными действиями нескольких лиц, является степень общественной опасности действий, совершенных соучастниками, а не их формальная роль при совершении преступления. Иными словами, наказание соучастнику преступления должно быть индивидуализировано в зависимости от характера и степени его фактического участия в совершении преступления и его влияния на характер и размер причиненного или возможного вреда.

Таким образом, установление этих признаков является основанием для индивидуализации наказания каждому из соучастников. Конечно, формальная роль участника (исполнитель, подстрекатель, организатор или пособник) имеет большое значение в развитии преступного события и в его вредных и опасных последствиях, но она не должна быть формально самодовлеющей, хотя объективно в большинстве случаев форма участия в преступлении неизбежно определяет и объем, и важность этого участия в достижении преступного результата и степени его вредоносности.

Степень участия в преступлении — это степень интенсивности и эффективности деятельности соучастников как в осуществлении преступного действия, так и в достижении реального результата или в создании возможности его наступления. В связи с этим из всех соучастников можно выделить организатора, степень участия которого в преступлении логически всегда является наивысшей, иначе его нельзя было бы назвать организатором.

Поэтому в отношении его наказание может быть смягчено только при наличии смягчающих обстоятельств личного характера. Говоря же об индивидуализации ответственности соучастников, необходимо иметь в виду, что поскольку соучастники отвечают за деяние, совершенное исполнителем, то все элементы, характеризующие состав этого деяния, могут быть вменены любому соучастнику, причем независимо от их характера.

Однако соучастники могут нести ответственность только за обстоятельства, связанные с составом выполненного деяния, но не с личностью исполнителя, а потому все объективные отягчающие или смягчающие обстоятельства распространяются на всех соучастников, а личные обстоятельства должны вменяться только их носителю.

К конструктивным признакам объективного характера следует отнести наступление или возможность наступления тяжких последствий, обстановку, способ, время и место совершения преступления. Если они охватывались сознанием соучастников, то должны, безусловно, влиять на ответственность.

К обстоятельствам, которые характеризуют субъективную сторону или субъекта преступления, относятся возраст, особые мотивы и цели, присущие субъективной стороне преступления. Когда они являются конструктивными признаками состава преступления, они вменяются в вину всем соучастникам. При этом следует различать два случая: 1) когда эти элементы имеются на стороне исполнителя и 2) когда они имеются на стороне других соучастников.

Все субъективные обстоятельства, указанные в статье Уголовного кодекса, вмененной исполнителю, подлежат вменению всем соучастникам, даже если они фактически на их стороне отсутствовали. Например, пособник корыстного убийства будет отвечать за соучастие в нем и в том случае, если он и не преследовал корыстных целей.

Если закон предусматривает особую жестокость в качестве обязательного признака и она имеется на стороне исполнителя, она вменяется и соучастникам, которые знали о ней. На этом же основании следует считать правильной конструкцию, которая допускает возможность соучастия со специальным субъектом.

Это правило зафиксировано в ч. 4 ст. 34 УК РФ: «Лицо, не являющееся субъектом преступления, специально указанным в соответствующей статье Особенной части настоящего Кодекса, участвовавшее в совершении преступления, предусмотренного этой статьей, несет ответственность за данное преступление в качестве его организатора, подстрекателя либо пособника».

Сказанное, однако, не относится к случаям невменяемости исполнителя или соучастника. То же самое следует сказать и о возрасте исполнителя и соучастников (ст. 20 УК РФ). Если личные обстоятельства, зафиксированные в законе, имеются только на стороне соучастников (кроме исполнителя), то они вменяются в вину именно им.

Эксцесс исполнителя. Термином «эксцесс» обозначается обычно крайнее проявление чего-либо. Соответственно под эксцессом исполнителя понимается совершение исполнителем таких преступных действий, которые не охватывались умыслом остальных соучастников. Согласно ст. 36 УК РФ эксцессом исполнителя признается совершение исполнителем преступления, не охватывающегося умыслом других соучастников. За эксцесс исполнителя другие соучастники уголовной ответственности не подлежат.

Как уже отмечалось, при эксцессе исполнителя волевой и интеллектуальный моменты умысла соучастников характеризуются отсутствием сознания подстрекателем и пособником того, что исполнитель задумал выйти за пределы совместной преступной деятельности или совершить иное, более квалифицированное преступление. Сказанное означает, что при эксцессе исполнителя отсутствует как причинная связь между действиями соучастников и совершенным исполнителем преступления, так и вина, и это является основанием освобождения соучастников от ответственности за действия, совершенные исполнителем.

Исполнитель является действующим лицом преступления, а не механическим инструментом, действующим строго по заданной программе. При выполнении даже самого тщательного плана исполнитель всегда, сообразуясь с обстановкой, вносит в него существенные коррективы, и иногда столь значительные, что меняется сам облик преступления.

Эксцесс исполнителя можно разделить на два вида — эксцесс количественный и эксцесс качественный.

При количественном эксцессе преступление однородно тому, которое было задумано. Несмотря на известное отклонение от задуманного, оно не прерывает причинной связи. Вместе с тем соучастники не могут отвечать за преступление, совершенное исполнителем, поскольку оно не охватывалось их предвидением. Они могут отвечать лишь за преступление, в котором участвовали и на которое уполномочили исполнителя.

Например, подстрекатель, склонивший исполнителя к вымогательству, будет отвечать за соучастие именно в вымогательстве, хотя исполнитель и совершил разбойное нападение. То же самое будет и в том случае, если исполнитель совершил преступление менее тяжкое.

Иначе обстоит дело при качественном эксцессе, когда совершенное преступление неоднородно задуманному соучастниками. В этом случае абсолютная несоизмеримость двух преступлений (задуманного и совершенного) прерывает причинную связь между действиями соучастников и исполнителя. Поэтому первые не могут отвечать за соучастие в том, чего не было. Они должны отвечать за приготовление к задуманному преступлению, если оно было задумано как тяжкое или особо тяжкое (ч. 2 ст. 30 УК РФ).

Isfic.Info 2006-2021