Уголовное право. Общая часть

Механизм уголовно-правового регулирования


Как уже отмечалось, кардинальный вопрос, который в первую очередь разрешает уголовное право, — это вопрос об уголовной ответственности, ее основании и пределах. Все остальное многообразие и богатство проявлений уголовно-правовой материи есть производное от решения этого вопроса, а потому имеет хотя и необходимое, но все-таки второстепенное значение.

Естественно, что вопрос об уголовной ответственности должен разрешаться в каждом конкретном случае не сам по себе, а применительно к преступному деянию, виновно совершенному лицом, в силу этого заслуживающего наказания. Можно заключить, что «преступление», «уголовная ответственность», «преступник» и «наказание» как универсальные и основополагающие уголовно-правовые категории в своей совокупности обусловливают содержательно-функциональную принадлежность этой отрасли права, определяют специфику его предмета и метода уголовно-правового регулирования, структуру, содержание и иерархическое взаимодействие институтов общей и особенной частей уголовного права, что и позволяет последнему, в той или иной степени успешности, решать общесоциальную задачу борьбы с преступностью.

На проблему борьбы с преступностью уголовное право оказывает влияние прежде всего через призму отдельного преступного деяния, несущего в себе определенные черты, типичные для многих подобных деяний. С этих позиций уголовное право, вполне логично, интересует содержание этого деяния, его признаки и свойства, поддающиеся законодательной фиксации, уголовно-правовой регламентации и позволяющие проводить необходимую типологию этих деяний.

Уголовное право изучает и юридически оформляет преступное деяние, чтобы определить: 1) его функциональную способность выступить в роли правового основания уголовной ответственности; 2) его вредоносные для субъектов общественных отношений свойства; 3) ту меру карательного воздействия на причинителя зла (преступника), которая необходима для восстановления справедливости, попранной им, и его нравственно-поведенческой переориентации.

В связи с этим в поле зрения уголовного права находится и творец, исполнитель преступного деяния, выступающий в силу этого в роли адресата уголовной ответственности и наказания. Уголовное право интересуют те черты (свойства) человека, совершившего преступление, которые определяют содержание и форму проявленной им вины и зависящей от нее степени и меры уголовной ответственности.

Касаясь фиксации основания уголовной ответственности и учета свойств (признаков) лица, совершившего преступление, уголовное право не может в полной мере игнорировать содержательные характеристики преступного деяния. Обусловлено это тем, что преступление — это не абстрактная модель, созданная умозрительным творцом, преступление есть предметно-содержательное явление жизни, есть феномен социально-правовой действительности, способный причинить (и нередко причиняющий фактически) вред индивидуальным и общественным интересам людей и в силу этого заключающий в себе уголовно-правовые признаки.

Логично поэтому деятельность государства в сфере уголовного права рассматривать как одну из важнейших, целесообразных в практическом и обоснованных в теоретическом плане функций, способствующих решению задач защиты личных и общесоциальных интересов людей. Обусловлено это тем, что преступное деяние как аномальное социальное отношение необходимо рассматривать в двух ракурсах: как отношение преступника к нарушаемому им личному, общественному или государственному благу (преступление) и как отношение к преступнику государства, общества, потерпевшего (наказание). При этом важно иметь в виду, что в соотношении преступления и наказания первопричиной выступает преступление, а наказание есть его необходимое следствие.

В этой взаимодействующей совокупности элементов уголовно-правового механизма защиты интересов личности, общества и государства от преступных посягательств должна соблюдаться четкая функциональная иерархичность. Связующим, стержневым элементом в этой взаимосвязи и взаимодействии выступает деятельное лицо (преступник), инициирующее и создающее аномальное отношение, т.е. совершающее преступление.

Именно потому уголовное право интересует не сама личность преступника, а его социально-поведенческие свойства, нашедшие воплощение (отражение) в совершенном им преступном деянии и выразившиеся в психическом его отношении к этому деянию. Нет деятеля — нельзя вести речь и о преступлении. В связке «преступник» и «преступление» исходной первопричиной выступает преступник. Преступление же есть результат его преступного творения.

В свою очередь, деяние, содержащее необходимые уголовно-правовые признаки, является единственным основанием уголовной ответственности. В парной цепочке «преступление» и «уголовная ответственность» ведущая роль, приоритетное значение отдается преступлению. Нет преступления — нет основания вести речь об уголовной ответственности.

Между тем уголовная ответственность, возникнув в случае совершения кем-либо преступления, как форма существования аномального отношения должна быть реализована. Реализоваться же она может либо путем официального осуждения судом лица, привлеченного к уголовной ответственности (при освобождении от уголовного наказания), либо посредством назначения осужденному наказания.

Таким образом, совершая преступление, преступник включает очень сложный в нравственном, психологическом, правовом и содержательном смысле своеобразный механизм, действующий по принципу бумеранга. Зло, сотворенное преступником, возвращается (должно возвращаться) к нему уголовно- правовой карой.

Органическая взаимосвязь указанных элементов предопределяет динамику их взаимодействия, что, в свою очередь, обусловливает специфику содержания предмета и метода уголовно-правового регулирования.

Isfic.Info 2006-2021