Уголовное право. Общая часть

Система уголовного права


В результате длительной исторической эволюции уголовно-правовые нормы, рассеянные по различным правовым источникам, постепенно сформировались в определенное системное образование. Уголовное право как система обладает иными свойствами по сравнению с качественными характеристиками его составляющих; оно имеет множество собственных (присущих только системе) элементов: институт (совокупность однородных норм), отдельную норму, гипотезу, диспозицию, санкцию нормы и т.д.; все элементы системы уголовного права находятся между собой в определенных отношениях и связях; как автономная система уголовное право взаимодействует с другими системными образованиями (уголовно-процессуальным, уголовно-исполнительным, гражданским, административным правом, моралью, психологией, статистикой и т.д.); для системы уголовного права характерна иерархичность строения (норма, группа норм, институт и др.).

В переводе с греческого «systema» означает целое, составленное из частей; соединение. В результате содержательной эволюции это понятие к середине XX столетия становится одним из ключевых в философии и специальных науках. Существуют общая теория систем и различные специальные теории систем: кибернетика, системотехника, системный анализ и т.д. Под системой права понимается структура действующих правовых институтов и норм, выражающая их внутренние связи и единство. В качестве такой системы выделяется и уголовное право.

Как системное образование уголовное право включает в свою структуру общую и особенную части. В настоящее время ни у кого не вызывает сомнения необходимость такого деления отечественного уголовного права. Однако еще до XVIII в. действовали отдельные уголовные законы, определявшие конкретные преступления и предусматривавшие применение за них конкретного наказания. Указанное деление представляет собой исторически сложившийся процесс развития уголовного законодательства, в течение которого из конкретных норм особенной части постепенно выделялись наиболее общие основополагающие установления, в равной степени относящиеся ко всем преступлениям, ко всем случаям их совершения.

В Общей части содержатся нормы, определяющие задачи и принципы уголовного права; здесь же установлены основания уголовной ответственности, пределы действия уголовных законов по кругу лиц, во времени и пространстве; даются понятия преступления, вины, вменяемости, невменяемости, стадий совершения преступления, обстоятельств, исключающих преступность деяния, соучастия, давности; дана система наказаний, указываются цели наказания, общие и специальные основания назначения наказания и освобождения от уголовной ответственности и уголовного наказания и др.

Особенная часть уголовного права конкретизирует (дозирует) объем и содержание уголовной ответственности применительно к каждому составу преступления.

Система Особенной части базируется на основе защищаемой уголовным законом иерархии ценностей, восходящей от личности через общество к государству.

Между нормами Общей и Особенной частей существует тесная и неразрывная связь, так как практически невозможно применить нормы Особенной части без правил, закрепленных в Общей части.

Неразрывность Общей и Особенной частей заключается в том, что их объединяет единое содержание. Их относительная самостоятельность проявляется в той же мере, в какой она проявляется в соотношении общего и единичного. Вместе с тем упрощенная схема взаимодействия Общей и Особенной частей может спровоцировать мысль о том, что первая предназначена лишь обслуживать вторую, хотя отрицать такую роль Общей части нельзя.

Институты Общей части выполняют роль своеобразной уголовно-правовой матрицы; имеют значение фундаментальных положений, обусловливающих всю систему уголовного права и по существу предопределяющих структуру его особенной части, круг ее институтов и входящих в них конкретных установлений, которые содержат исчерпывающий перечень отдельных видов деяний, признаваемых преступлениями, описание их наиболее существенных признаков, а равно указывают пределы наказаний за их совершение.

Иными словами, нормы Общей части, аккумулируя в себе уголовно-правовые положения универсального характера, делегирует их свойства (признаки) институтам Особенной части, ориентируя тем самым законодателя на оптимально допустимые объем и содержание составов преступлений, видов и размеров наказаний, позволяющих в своей совокупности правоприменителю решать задачу борьбы с преступностью с помощью уголовно-правовых мер воздействия на преступников.

Именно потому нормы Общей части уголовного права носят в основном обязывающий характер, так как они предписывают органам правосудия при применении норм Особенной части руководствоваться содержащимися в них постановлениями или учитывать их. В этом проявляется органическая связь Общей и Особенной частей уголовного права на уровне правоприменительной деятельности.

Вместе с тем видеть системность уголовного права лишь в его делении на две части — значит обеднять его социальную ценность.

Наличие системы, под которой понимается совокупность элементов, взаимодействие которых порождает новые системные (интегративные) свойства, не присущие ее образующим, для уголовного права означает способность выступать в качестве необходимого и очень важного звена в структуре всего социально-правового регулятора общественных отношений между отдельным человеком, обществом и государством.

Как система взаимосвязанных юридических норм уголовное право, разделяясь на общую и особенную части, слагается из соответствующих уголовно-правовых институтов, наиболее емкими по содержанию и важными по значению из которых являются институты «преступление» и «наказание». Они, в свою очередь, включают в свою систему более дробные по объему, но внушительные по содержанию пединституты: например, стадии преступной деятельности, соучастие, множественность, виды наказаний, судимость и т.д.

Институты состоят из отдельных норм уголовного права (статей уголовного закона), имеющих не только гипотезу, диспозицию и санкцию, но и в ряде случаев различные виды составов преступлений (части статей уголовного закона): простой, привилегированный, квалифицированный и особо квалифицированный.

Уголовно-правовая система реализуется с помощью механизма, включающего в себя объективные, субъективные и содержательные факторы.

Объективные факторы — это прежде всего та социально-правовая реалия, которая выступает своеобразным катализатором происходящих на сегодня событий. Не секрет, что существенные расхождения между реальной действительностью и состоянием системы уголовного права чреваты появлением социальных ниш, не урегулированных, а значит, и не охраняемых уголовным законом. И чем больше таких ниш, тем выше уровень криминогенности общества.

Отмеченный разрыв сопровождается возникновением таких ситуаций, когда применение одних уголовно-правовых норм уже не оправдывается потребностями жизни, а потому и не снимает социальной напряженности, а может, наоборот, обострить ее; применение же иных норм исключается в силу их отсутствия в уголовном кодексе. Вот почему именно в различные переходные в истории общества периоды так остро стоит вопрос об обновлении и значительном усовершенствовании уголовного законодательства, что мы и наблюдаем в настоящее время.

Субъективные факторы действия уголовно-правовой системы заключаются в сознательном (субъективном) восприятии законодателем, правоприменителем и гражданами тех или иных уголовно-правовых велений. В этом плане очень важной является выработка указанными субъектами разумно допустимых пределов, своего собственного, субъективного видения оптимально возможной модели отношения к системе уголовно-правовых норм. Если, например, законодатель улавливает зарождающиеся аномальные отношения, стимулирующие криминальные факторы, он способен локализовать их своевременным установлением уголовно-правового контроля за этими отношениями.

Известно, что основополагающие категории уголовного права «преступление» и «наказание» опосредуются через уголовный закон. Для указанного опосредования определенное значение имеют и содержательные факторы системы уголовного права, ибо ядром этой системы выступают нормы уголовного права, которое, будучи относительно самостоятельной уголовно-правовой системой, регулирует отклоняющиеся общественные отношения и навязывает участникам этих отношений свой диктат. Вместе с тем любая правовая система, в том числе и уголовно-правовая, в силу своей статичности консервативна, что неизбежно приводит к ее отрыву от реальной действительности.

Изложенное убеждает в одном: развитие уголовно-правовой системы, в основе которой лежит действующее уголовное законодательство, должно осуществляться постоянно и с учетом самого широкого круга факторов, в том числе и исторических, ибо уголовно-правовые нормы, обладая социально-правовой пластикой, не лишены «янусова двуличия»: при оценке содеянного они обращены в прошлое, а при наказании лица, виновно совершившего преступление, их «лик» устремлен в будущее.

Кроме того, исторический срез анализа уголовно-правовой системы позволяет выделить ряд основных направлений ее развития: во-первых, путем изменения отдельных норм уголовного права с целью приведения их в соответствие с постоянно изменяющейся системой социальных реалий; во-вторых, посредством постоянного изменения приоритетных факторов в сочетании методов убеждения и принуждения в зависимости от категории совершаемых преступлений и степени опасности преступников.

Наряду с этим развитие уголовно-правовой системы должно осуществляться постоянным изменением соотношения между уголовно-правовыми нормами и нормативными актами, применяемыми органами управления. Подобная связь наиболее ощутима при конструировании уголовных законов, заключающих в свое содержание диспозиции бланкетного характера. Наконец, развитие уголовно-правовой системы немыслимо без совершенствования законотворческой и правоприменительной практики.

Уголовно-правовая система непосредственно влияет на систему уголовного законодательства, имеющего с первой теснейшую связь, однако сохраняющего свою относительную самостоятельность.

Isfic.Info 2006-2021