Уголовное право. Общая часть

Понятие уголовного права России


Уголовное право как самостоятельная отрасль права представляет собой совокупность однородных норм права, что позволяет ему проявлять свои системные свойства, так как оно имеет свой понятийный фонд, соединяет нормы в определенные группы, использует определенные способы создания и толкования уголовно-правовых норм. Поскольку уголовное право охраняет подлинно человеческие (одухотворенные) отношения, имеющие свою мораль, религию, национально-историческую специфику, постольку оно есть элемент духовной культуры нации.

Указанная однородность уголовно-правовых норм, в первую очередь, обусловлена их содержанием. Содержательно эти нормы сориентированы, с одной стороны, на деяние, которое, согласно действующему на данный период времени уголовному законодательству, признается преступлением, с другой — на правоприменителя, который обязан оценивать совершенное виновным деяние как преступление только в соответствии с требованиями уголовного закона и на основании его.

Кроме того, однородность норм указанной совокупности находит свое выражение в их общей функциональной направленности. В конечном счете нормы уголовного права предназначаются для воздействия на отношения между людьми и государством в лице соответствующих органов в случае совершения кем-либо преступления и в целях предотвращения подобных деяний.

В связи с тем, что нормы уголовного права существуют и реализуются в целях борьбы с преступными проявлениями, подрывающими личностно-бытовые, общественные или государственные устои, они выступают необходимым звеном социально-правовой жизни общества. Именно в этом плане об уголовном праве можно говорить как об определенного рода социальной ценности.

Известно, что необходимость в существовании уголовного права осознается, а тем более воспринимается далеко не всеми членами общества, однако уголовное право не утрачивает от этого своих социально-ценностных свойств. Как раз наоборот, уголовное право утратило бы свое основное назначение, если бы оно ориентировалось только на принцип добровольности исполнения его велений. Разумным требованием уголовно-правовых норм должно признаваться любое его предписание, направленное на защиту благ, имеющих общенародное значение без умаления этой значимости для отдельного человека, что имеет в данный момент равно общеобязательную силу для отношений между людьми.

Требование немыслимо без принудительного элемента. Именно потому уголовно-правовые нормы наделены властной принудительной силой, гарантом применения которой выступает государство. Принудительность уголовно-правовых норм должна быть в равной степени применима ко всем, кто совершит преступление. В определенной степени именно этим обусловлен общеобязательный характер норм уголовного права.

Общеобязательность уголовно-правовых норм предполагает свойство троякого рода: с одной стороны, все люди обязаны воздерживаться от нарушения уголовно-правового запрета или выполнять его предписания, с другой — каждый, совершивший преступление, обязан претерпеть воздействие на себе уголовной ответственности, с третьей — правоприменитель обязан (а не имеет право) использовать уголовно-правовые нормы в случаях совершения каким-либо человеком преступления.

Принудительность норм уголовного права, сопряженная с их общеобязательностью, предполагает свойство двоякого рода:

во-первых, защитить потерпевшего (обиженного), т.е. восстановить или компенсировать его права и интересы, нарушенные преступлением; во-вторых, образумить преступника (обидчика), т.е. принудить, его к претерпеванию тех нежелательных для него последствий, которые он должен (по обязанности, добровольно на себя возложенной фактом совершения преступления) понести. Иными словами, механизм уголовно-правовой защиты интересов людей, общества и государства от преступных посягательств есть своего рода удовлетворение потребностей каждого человека и всех людей вместе в безопасных условиях их природного и социального бытия.

Если право вообще, и уголовное в том числе, не удовлетворяет эти потребности (независимо от причин), то оно как социальный регулятор общественных отношений утрачивает свои нравственные и фактические позиции и теряет свой авторитет среди населения, превращаясь в информационный балласт. Удовлетворение же указанных потребностей утверждает уголовное право как необходимый и достаточно эффективный государственно-правовой регулятор отношений между людьми.

Самостоятельность уголовного права не страдает от того, что оно оказывается включенным в систему других общественных регуляторов. Только в их взаимодействии уголовное право и может проявлять свою самостоятельность. Вне их оно теряет свои функции и становится зловещим придатком криминальной стороны жизни общества.

Автономность уголовного права, проявляясь в его содержательных и функциональных элементах, имеет практический смысл прежде всего в установлении признаков, совокупность которых позволяет то или иное деяние, противоречащее требованиям нравственного, социального, правового и т.д. характера (не уголовно-правовым), признать преступлением и потому влекущим наказание. Преступными и наказуемыми подобные деяния признаются лишь в силу того, что они создают опасность нормальному развитию или даже существованию той или иной сферы человеческого, общественного или государственного бытия, т.е. становятся в силу этого общественно опасными.

Вместе с тем, признавая те или иные общественно опасные деяния преступлениями, уголовное право оказывает влияние на особые социальные отношения, возникающие в связи с совершением преступления между виновным в совершении этого преступления и потерпевшим от этого преступления, а через него (или помимо его, если потерпевшего невозможно персонифицировать) с государством в лице его соответствующих компетентных органов (дознания, следствия, суда).

Любое посягательство на субъектов общественных отношений, морально одобряемых и нормативно урегулированных, представляет собой определенную опасность. Однако характер и степень этой опасности могут быть различными. Формы официальной реакции должны быть адекватны опасности посягательства на общественные отношения.

В менее опасных случаях государство (законодатель) ограничивается мерами по восстановлению нарушенных законных прав потерпевшего, если речь идет о нарушении его имущественных прав, способных к восстановлению (гражданско-правовое воздействие); в отдельных (хотя и весьма многочисленных) случаях к нарушителю могут быть применены меры дисциплинарного или административного воздействия. При более опасных посягательствах на общественные отношения действуют уголовно-правовые предписания, предполагающие применение к виновному уголовной ответственности и наказания.

Можно заключить, что уголовное право, учитывая закономерности социального развития человека, общества и государства, устанавливает прежде всего основание и пределы уголовной ответственности за круг деяний, признаваемых уголовным законом преступлениями, и предусматривает возможность применения к лицу, виновному в совершении преступления, определенного наказания.

Приведенное подводит к логическому выводу о том, что уголовное право регулирует и случаи освобождения (при наличии законных на то оснований) от уголовной ответственности и наказания.

Важно при этом отметить, что все эти социально-правовые возможности уголовного права обусловливаются положениями, предопределяющими основание и пределы уголовной ответственности, и подчинены им.

Бесспорным в связи с этим является утверждение, что нормы уголовного права устанавливаются только государством в лице его законодательного органа.

Таким образом, уголовное право есть самостоятельная отрасль единой правовой системы, представляющая собой устанавливаемую высшим органом государственной власти совокупность однородных норм, базирующихся на закономерностях социального развития человека, общества и государства, содержащих описание признаков, позволяющих правоприменителю признавать соответствующее деяние преступлением и определяющих основание и пределы уголовной ответственности и наказания за его совершение, а равно условия освобождения от уголовной ответственности и наказания.

Isfic.Info 2006-2021