Криминалистика

Версии при расследовании преступлений, связанных со сбытом наркотиков


При расследовании преступлений, связанных со сбытом наркотиков, выдвигаются версии: об источнике, каналах и системе сбыта, перевозке (контрабанде) наркотиков; о личности сбытчиков; связях сбытчика и скупщика; о цели скупки (нажива, перепродажа) и т.д.

Если подозреваемый известен, но характер произошедшего не ясен, а факты незаконного приобретения, хранения и сбыта наркотиков задокументированы неполно, можно выдвигать наиболее типичные общие версии, зависящие от исходной следственной ситуации.

1. Задержание при перевозке (транспортировке) наркотиков:

  • задержанный — член преступной группировки по незаконным операциям с наркотиками (хищению, заготовке, скупке, переработке и сбыту);
  • подозреваемый — перевозчик, выполняющий отдельные задания организатора, посредника, скупщика или другого члена преступной группы.

2. Задержание после обнаружения наркотиков в жилище (тайнике):

  • подозреваемый приобрел, похитил, изготовил наркотик для сбыта в розницу или оптом;
  • подозреваемый — член преступной группы (перекупщик, производитель, заготовитель, расхититель, посредник) — распространяет и хранит наркотики.

3. Задержание в момент сбыта наркотиков:

  • продавца-расхитителя, изготовителя, скупщика наркотика в местах его произрастания, изготовления или у оптового сбытчика; посредника в преступной группе по сбыту наркотика; сбытчика наркотиков оптом для дальнейшей реализации, имеющего соучастников;
  • покупателя-скупщика наркотиков оптом, сбывающего его в притонах и других местах большими или мелкими партиями; содержателя притона для потребления наркотика;
  • продавца и покупателя — членов одной или разных преступных групп, совершающих сделки систематически; находящихся в родственных, дружеских взаимоотношениях; друг друга не знающих, действующих через посредника.

Если задержанию и обнаружению наркотиков предшествовали оперативно-розыскные мероприятия и личность подозреваемого установлена, то обычно известны и другие обстоятельства преступления. Это способствует выдвижению и проверке вполне конкретных версий.

В случае внезапного задержания подозреваемого при изготовлении, хранении или сбыте наркотиков выдвижение версий усложняется, так как отправным моментом служит лишь факт их обнаружения. Так, при изъятии у подозреваемого опия-сырца, который заготавливают в определенных регионах, выдвигаются версии о вероятном месте и способе его приобретения: сырец похищен в процессе переработки на химфармзаводе (особенно если он обнаружен у работающего там лица); опий собран на незаконных посевах мака; похищенное или собранное сырье перевозится от скупщика к сбытчику, переправляется контрабандным путем и др.

Если наркотик изъят у гражданина, прибывшего из другого региона или страны «ближнего» зарубежья в место его переработки или производства, то выдвигается версия о скупке. При обнаружении, например, гашиша наиболее вероятны версии о его приобретении у изготовителя из собранной им или его сообщниками дикорастущей конопли. Если обнаружены наркотики, изготовленные из некультивируемых в России растений, выдвигаются версии о контрабанде или транзите в другие государства.

При изъятии лекарственных наркопрепаратов следует учитывать их расфасовку (таблетки, порошки, растворы), что может указывать на их хищение с химфармпредприятий, из медицинских учреждений или аптек.

Если изъяты поддельные медицинские рецепты на получение таких препаратов, то выдвигается версия о том, что подозреваемый имеет преступные связи с лечащими врачами.

При нарушении правил хранения, перевозки, выдачи наркотических средств отрабатываются версии о причинах нарушения: слабый контроль руководства за деятельностью сотрудников, незнание соответствующих правил и инструкций, умышленное их нарушение в целях создания излишков, последующего хищения и реализации. Анализируя событие преступления и личность виновного, можно получить сведения и о других обстоятельствах расследуемого уголовного дела.

Проверка выдвинутых версий о причастности гражданина к наркобизнесу осуществляется в зависимости от описанных выше ситуаций. Важное значение здесь имеют вещественные доказательства, обнаруженные при задержании, обыске, осмотре. Поэтому следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия должны быть сориентированы на установление каналов поступления и способов приобретения наркотиков, выявление всех соучастников и членов организованной преступной группы, ее межрегиональных (международных) связей.

Планирование расследования — динамичный процесс, связанный с непрерывным поступлением данных, установлением новых обстоятельств, побуждающих к корректировке плана. Каждое преступление в сфере наркобизнеса имеет особенности, поэтому планирование следственных действий и оперативно-розыскных мер должно быть индивидуальным и своевременным. Так, допрос курьера, задержанного с наркотиками, без проведения обыска по месту его жительства или работы грозит утратой ценных вещественных доказательств, ибо их обязательно заберут сообщники.

В согласованных планах следователя и органа дознания определяются направления оперативно-розыскных мер (без расшифровки источников оперативных сведений). Совместно с оперативным работником следователь формулирует задачи, определяет общие условия их решения негласным путем. В плане должны быть указаны исполнители, определены сроки и место проведения совместных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, их последовательность (задержание, осмотр, обыск, меры по сохранению обнаруженных наркотиков, других вещественных доказательств и следов), порядок действий при личном обыске, освидетельствовании, допросе задержанных и др.

Поступающие от органов дознания оперативные данные облегчают корректировку плана расследования, определение тактики проведения наиболее сложных следственных действий. Эти сведения облегчают поиск необходимых доказательств, способствуют их правильной оценке.

Основная цель планирования — установить способы, место и время совершения преступных действий, каналы поступления, сбыта и реализации наркотиков.

В зависимости от вида (группы) преступлений в сфере наркобизнеса планирование и решение задач по их раскрытию бывает различным. Так, специфика расследования замаскированных хищений наркотиков из медицинских учреждений и химфарм предприятий (ст. 229 УК РФ), их незаконного изготовления, приобретения и сбыта (ст. 228 УК РФ) состоит в том, что при возбуждении уголовного дела оперативным работникам примерно известны лица, причастные к преступлению, в то время как обстоятельства содеянного ясны лишь отчасти. Здесь наиболее трудно выявить все эпизоды преступного события и его признаки.

Выявление хищений, совершаемых лицами, которым наркосредства вверены по роду их служебных функций или под охрану, имеет свою специфику. Такие преступления весьма трудно обнаружить путем официальных проверок, ревизий, инвентаризаций, что объяснимо тщательной маскировкой расхитителями своих действий.

Если установлены нарушения правил производства, приобретения, хранения, учета, отпуска, перевозки или пересылки наркосредств (ст. 228 УК РФ), нужно выяснить, не связано ли это с замаскированными хищениями и не является ли результатом преступной деятельности лиц, передававших или сбывавших наркотики.

Очень важна оперативная разработка, например, сбытчиков наркотиков, осуществляемая с соблюдением правил конспирации. Основная ее цель — выявить связи сбытчиков с оптовыми поставщиками: являются ли они членами наркомафии, в какой степени осведомлены о структуре и составе криминального сообщества или же просто приобретают у поставщиков наркотики оптом и перепродают их наркоманам в розницу.

Isfic.Info 2006-2021