Валютное право

Экономический и валютный союз как высшая форма экономической интеграции государств


Экономический и валютный союз (кратко ЭВС) или, более правильно, «экономический и денежный союз» (англ. Economic and Monetary Union, EMU; франц. union conomique et montaire, UEM) представляет собой наиболее высокую форму, которой достигают современные интеграционные процессы между государствами в экономической сфере.

Европейская и в целом международная экономическая интеграция — сложный, многогранный и отчасти противоречивый процесс.

Интеграция может приводить не только к росту общего благосостояния интегрирующихся государств за счет сокращения таможенных и иных барьеров, усиления международного разделения труда, снижения цен на товары и услуги, но и к создавать угрозы для каждого из них: чрезмерная утечка капиталов, бесконтрольная миграция рабочей силы, перенос производств в другие страны с более низкими налогами, взносами на социальное обеспечение, требованиями финансовой отчетности и т.д.

По этой причине экономическая интеграция проводится государствами постепенно, путем перехода от более осторожных и слабых форм к более развитым и продвинутым формам. Мировая практика выработала множество различных форм экономической интеграции, в том числе промежуточных и комплексных, сочетающих в себе элементы нескольких разных форм.

Традиционно экономическая интеграция начинается с сокращения вплоть до полного устранения препятствий товарообороту (движению товаров) между государствами. Результатом выступают такие ее формы, как зона свободной торговли и таможенный союз.

Создание зоны свободной торговли (англ, free trade area; франц. zone de libre-change) предполагает отмену таможенных пошлин и других сборов на товары, перемещающиеся между государствами — участниками интеграционной организации. Однако подобная отмена затрагивает только товары, произведенные в государствах- участниках, и не применяется к товарам из третьих стран, импортируемым в какое-либо из них.

Данное ограничение обусловлено тем, что в рамках зоны свободной торговли каждое государство-участник сохраняет свой собственный таможенный тариф. Поэтому товар из третьей страны, ввезенный в одно из государств-участников, при перемещении в другое государство-участник вновь подвергается таможенным процедурам в соответствии с таможенным законодательством последнего.

Для устранения подобного препятствия с перспективой полной отмены таможенного контроля на общих границах государствам- участникам необходимо унифицировать таможенные режимы в торговле с третьими странами и ввести общий таможенный тариф. Такой шаг переводит их на следующую, более высокую форму интеграции — таможенный союз (англ, customs union; франц. union douaniere). Таможенный союз, таким образом, есть не что иное, как зона свободной торговли, дополненная общим таможенным тарифом в отношении товаров, импортируемых из третьих стран.

Интеграция в формах зоны свободной торговли и таможенного союза имеет своим объектом исключительно или преимущественно один сектор хозяйственной жизни — торговлю товарами как материальными результатами производственной деятельности. Этот сектор является важным, но не единственным в экономике. Принципиальное значение имеют также рынки наемного и ненаемного труда (рабочей силы и предпринимателей), рынок услуг, рынок капиталов.

Если государства-участники решаются на взаимное открытие границ для всех субъектов и результатов экономической деятельности, т.е. фактически на слияние национальных хозяйств в единое экономическое пространство, интеграция между ними переходит на принципиально более высокую ступень. Традиционным и общепринятым наименованием соответствующей ей формы служит общий рынок (англ, common market; франц. march commun). Однако в современных интеграционных объединениях в качестве синонимов широко используются другие выражения, в частности, единый для всех государств-участников «внутренний рынок» или просто «единый рынок» (напомним, что в современном праве Европейского союза внутренний рынок ЕС является главным официальным, а единый рынок ЕС — дополнительным, преимущественно политическим обозначением бывшего общего рынка ЕЭС).

Хотя общий рынок справедливо относится к числу высших форм экономической интеграции, его создание не завершает собой интеграционный процесс. Препятствием к достижению полного единства является сохранение в государствах-участниках разных денежных единиц (национальных валют). Это порождает для их граждан и юридических лиц, вступающих в трансграничные отношения, дополнительные издержки и риски: издержки на проведение обменных операций, валютные риски в связи с колебаниями валютных курсов и др.

Для достижения полного экономического единства государствам-участникам необходимо перейти к единой денежной единице (валюте), успешное функционирование которой в свою очередь требует проведения ими единой или, как минимум, скоординированной экономической политики в отношении всей зоны применения этой валюты. Реализация подобных мероприятий означает достижение международной экономической интеграцией своей высшей формы — экономический и валютный союз.

Таким образом, экономический и валютный союз как высшая форма экономической интеграции означает проведение государствами согласованной экономической политики — экономический союз, с одновременным введением общей для них денежной единицы (единой валюты) — валютный союз.

Охарактеризованные выше основные формы экономической интеграции образуют ступени своеобразной лестницы, подъем по которой означает продвижение государств ко все большему экономическому единству. Они широко используются сегодня в разных частях Земного шара, причем одна форма нередко служит предпосылкой для перехода к другой, более продвинутой.

В некоторых региональных объединениях за пределами Европы процессы экономической интеграции ограничиваются созданием зоны свободной торговли. Примером может служить Североамериканское соглашение о свободной торговле 1992 г., учредившее зону свободной торговли между Канадой, США и Мексикой (НАФТА). В 2003 году был подготовлен масштабный проект соглашения о создании «Зоны свободной торговли Америк» (т.е. Северной Америки и Южной Америки вместе взятых). Данный проект, инициированный США, однако, не получил реализации вследствие возражений ряда южноамериканских государств.

Исторически первым примером таможенного союза считается таможенный союз северогерманских государств во главе с Пруссией (Zollverein), создание которого в 1834 г. послужило одной из предпосылок для формирования в 1871 г. единого немецкого государства (Германской империи, в настоящее время ФРГ). Аналогичные союзы впоследствии создавались в других частях планеты, например Центрально-африканский таможенный и экономический союз (1964), Андский пакт в Латинской Америке (1969).

Создание общего рынка предусмотрено или проектируется, например, в таких интеграционных соглашениях и организациях, как южноамериканский общий рынок — МЕРКОСУР (Договор об учреждении общего рынка между Республикой Аргентина, Федеративной Республикой Бразилия, Республикой Парагвай и Восточной Республикой Уругвай 1991 г.), единый рынок и единая экономика Карибского сообщества — КАРИКОМ (Договор об учреждении Карибского сообщества, включая единый рынок и единую экономику КАРИКОМ 1973 г. в редакции 2001 г.), формирующийся единый рынок Ассоциации государств Юго-Восточной Азии — АСЕАН (Рамочное соглашение по интеграции приоритетных секторов 2004 г.), общий рынок, создаваемый между восточноафриканскими государствами (Договор об учреждении Восточноафриканского сообщества 1999 г.) и др.

Образование по примеру ЕС экономического и валютного союза также провозглашено стратегической целью ряда интеграционных объединений. Подобная цель, например, зафиксирована в Экономическом соглашении 2001 г. между государствами Персидского залива (создание экономического и валютного союза, включая «унификацию валют» и «достижение высокого уровня гармонизации между государствами-членами по всем направлениям экономической политики»).

Единственным реально функционирующим за пределами Европы экономическим и валютным союзом с единой денежной единицей является экономический и валютный союз африканских государств — бывших колоний Франции (Договор о Западноафриканском экономическом и валютном союзе 2003 г., Договор о Западноафриканском валютном союзе 2007 г., составной частью которого является Устав Центрального банка западноафриканских государств, и др.). Функционирующая в его рамках денежная единица, в отличие от евро, является не новой наднациональной валютой, а наследницей денежной единицы бывшей метрополии, называемой сегодня «франк CFA».

Поэтапный процесс интеграции (в том числе экономической интеграции), как уже сказано, характерен и для Европейского союза. После создания «общего рынка угля и стали» ЕОУС, который охватывал только две отрасли промышленности (на основании Договора об учреждении Европейского объединения угля и стали 1951 г.), в общеэкономическом контексте сначала был сформирован таможенный союз ЕЭС, объединивший с 1968 г. государства-члены в единую таможенную территорию (на основании Договора об учреждении Европейского экономического сообщества 1957 г., ныне Договор о функционировании Европейского союза).

К 1968 году также были введены в действие многие элементы общего рынка ЕЭС (в частности, свобода передвижения работников). Однако в полной мере эту цель удалось достичь к 31 декабря 1992 г., когда на основании поправок Единого европейского акта 1996 г. совокупная территория государств-членов официально превратилась в единый внутренний рынок ЕС, т.е. «пространство без внутренних границ, в котором согласно положениям Договоров обеспечивается свободное передвижение товаров, лиц, услуг и капиталов» (ст. 8 А Договора о ЕЭС, ныне ст. 26 ДФЕС).

Внутренний рынок ЕС включил в себя таможенный союз и в свою очередь послужил основой для формирования экономического и валютного союза. ЭВС в рамках Европейского союза можно считать сформированным с 2002 г., когда единая денежная единица евро была введена в наличный оборот.

В отличие от правоположений, регулирующих таможенный союз и единый внутренний рынок, нормы права ЕС в области экономического и валютного союза в полной мере распространяются не на все государства-члены. Часть государств-членов в силу нежелания или экономической неготовности получили изъятие из правил ЭВС. Эти изъятия касаются прежде всего неперехода на евро и сохранения своей национальной валюты (отсюда общее наименование подобных государств-членов в учредительных документах ЕС — «государства- члены, подпадающие под изъятие»).

Завершив процесс экономической интеграции на своей территории (с учетом упомянутых изъятий), Европейский союз в настоящее время все более активно стремится развивать ее с другими странами планеты, в том числе неевропейскими. Результатом является заключение интеграционных соглашений, предусматривающих формирование между Европейским союзом, с одной стороны, и третьими странами, с другой стороны, зон свободной торговли, таможенных союзов и даже отдельных элементов общего рынка и экономического и валютного союза.

Примерами могут служить Соглашение о свободной торговле между Европейским союзом и его государствами-членами, с одной стороны, и Республикой Корея, с другой стороны, 2010 г., которое не только предусматривает постепенную ликвидацию таможенных пошлин во взаимной торговле товарами, но и меры по взаимной интеграции в других секторах экономики (в области трансграничного предоставления услуг и т.д.), или подписанное еще в 1963 г. и вступившее в силу в 1964 г. Соглашение о создании ассоциации между Европейским экономическим сообществом и Турцией, на базе которого между ЕЭС (ныне ЕС) и Турцией был образован таможенный союз.

Наиболее важным примером международных договоров Европейского союза с третьими странами, предусматривающих распространение на них многих элементов общего (ныне внутреннего) рынка ЕС, является Соглашение о Европейском экономическом пространстве между ЕС и Исландией, Норвегией, Лихтенштейном, подписанное в 1992 г. и вступившее в силу в 1994 г. На основании Соглашения о Европейском экономическом пространстве на страны — контрагенты Европейского союза распространено действие основных свобод внутреннего рынка ЕС (свобод передвижения товаров, лиц, услуг и капиталов) в обмен на обязательство этих стран производить рецепцию в свое внутреннее законодательство соответствующих норм права ЕС (в том числе содержащихся во вновь принимаемых правовых актах институтов Союза). В то же время Исландия, Норвегия и Лихтенштейн сохранили свой собственный таможенный тариф на товары из других стран, поэтому в области товарооборота между ними и ЕС действует режим зоны свободной торговли, а не таможенного союза.

Наконец, практике взаимоотношений ЕС с третьими странами известно распространение на них элементов экономического и валютного союза путем официального включения отдельных государств, не входящих в ЕС, в зону евро. Правовой основой для такого включения выступают специальные международные договоры, называемые денежные соглашения (или «денежные конвенции»), которые подписываются с заинтересованными третьими странами.

В настоящее время денежные соглашения заключены между Европейским союзом и четырьмя малыми государствами Западной Европы — Андоррой, Ватиканом, Монако и Сан-Марино:

  1. Денежное соглашение между Европейским союзом и Княжеством Андорра 2011 г.;
  2. Денежное соглашение между Европейским союзом и государством и городом Ватикан 2009 г., заменившее собой с 2010 г. аналогичное соглашение, подписанное 2001 г.;
  3. Денежная конвенция между Правительством Французской Республики от имени Европейского сообщества и Правительством Его Светлости Князя Монако 2001 г. (в 2011 г. было принято решение о начале переговоров в целях подготовки нового денежного соглашения ЕС и Монако);
  4. Денежная конвенция между Итальянской Республикой от имени Европейского сообщества и Республикой Сан-Марино 2001 г.

На основании денежных соглашений Ватикан, Монако и Сан-Марино официально уполномочены использовать евро в качестве своей денежной единицы с обязательством применять и соблюдать на собственной территории нормы права ЕС, регулирующие евро.

Как и государствам — членам Европейского союза, странам — участницам денежных соглашений с ЕС предоставлено право осуществлять чеканку монет евро, хотя и в очень небольших пределах (например, Сан-Марино на сумму около 2 млн. евро в год).

С другой стороны, страны — участницы денежных соглашений с ЕС не получают никаких прав на участие в принятии решений по вопросам денежной политики ЕС, в том числе в назначении руководства Европейского центрального банка. Эти права зарезервированы за государствами — членами Европейского союза и их уполномоченными представителями в институтах, органах, учреждениях ЕС.

Isfic.Info 2006-2017