История отечественного государства и права

Для диагностики и ремонта техники Liebherr обратитесь в Liebherr-service24.

www.liebherr-service24.ru

Тюремная система России в девятнадцатом веке


В изучаемый период она получила дальнейшее развитие. В первой половине XIX в. в связи с развернувшимся среди передовой части русского общества революционным и общественно-политическим движением особенно «густо населенными» оказались политические тюрьмы. В частности, в Петропавловской и Шлиссельбургской крепостях содержались декабристы и петрашевцы. Кроме того, для содержания главным образом опасных государственных преступников в Сибири создаются каторжные тюрьмы. Главной среди них считалась Нерчинская. На пути к каторжным тюрьмам были построены пересыльные тюрьмы.

Система общеуголовных мест заключения стала более сложной и разветвленной. «Свод учреждений и уставов о содержащихся под стражею и о ссыльных» 1832 г. устанавливал три группы общеуголовных мест лишения свободы:

  1. помещения «на съезжих дворах, при Управе благочиния, при присутствии полиции, при городническом правлении»;
  2. тюремные замки, или остроги, в губернских городах;
  3. смирительные и работные дома.

Основным местом лишения свободы в системе общеуголовных тюрем являлся губернский острог. Он находился в каждом губернском городе и предназначался для лиц, совершивших крупные уголовные преступления.

В 1823 г. в системе мест лишения свободы появляются военно-арестантские роты, первоначально служившие местом заключения для военнослужащих, совершивших преступления. Затем вследствие обострения классовой борьбы в стране, роста крестьянских волнений, подъема общественно-политического движения среди интеллигенции военно-арестантские роты были превращены в места лишения свободы, предназначенные для гражданского населения. Более того, они стали занимать основное место в системе общеуголовных тюрем.

Не случайно в «Уложении о наказаниях уголовных и исправительных» 1845 г. среди наказаний, предусматривавших лишение свободы, на первое место поставлено заключение в арестантские роты. Весьма характерным было и то, что арестантские роты предназначались не только для приговоренных судом. Сюда же по воле помещика, без всякого суда могли быть направлены крепостные крестьяне. Полиция могла заключать в арестантские роты беглых и бродяг. В середине XIX в. арестантские роты имелись в большинстве губернских городов России.

Создание арестантских рот являлось одним из проявлений реакционной внутренней политики царя Николая I, который больше всего боялся революции и стремился превратить всю страну в одну каторжную казарму.

Кроме государственных тюрем, в России с очень давних времен существовали монастырские тюрьмы. Источники свидетельствуют о том, что еще в XV в. монастыри на севере Русского государства служили местом заточения «еретиков» и других лиц, совершивших религиозные я другие особо опасные преступления. Дореволюционный русский исследователь истории монастырский тюрем М. Колчин писал, что «ссылались туда бунтовщик, государственный преступник и пьяный монах, религиозный сектант и разгулявшийся не в меру отеческий сынок, знатный вельможа и не помнящий родства бродяга».

Особенную известность приобрели тюрьмы в Соловецком и Суздальском (Спасо-Евфимьевском) монастырях. Монастырские тюрьмы, как правило, были подземными. Помещение в монастырскую тюрьму являлось одним из самых тяжких видов тюремного заключения. Многие заключенные монастырских тюрем оказывались заживо похороненными в каменных и земляных мешках этих тюрем.

В XIX в. в России возникают долговые тюрьмы, которые находились при Управах благочиния. Долговая тюрьма (в просторечии она называлась «ямой») предназначалась для содержания несостоятельных должников. Последние находились в «яме» до тех пор, пока кто-либо из их родственников не расплачивался с кредитором или пока кредитор, посадивший должника, не прекращал оплачивать его ежедневное содержание.

Управление тюремной системой в России и в XIX в. не было централизованным, тюрьмы находились в ведении разных органов. При этом тюремное управление не было отделено от полицейского. И тюрьмами, и полицией управляли одни и те же органы. Политические тюрьмы находились в ведении III отделения Императорской канцелярии. Общеуголовные тюрьмы были первоначально в ведении департамента исполнительной полиции министерства внутренних дел, монастырские подчинялись Святейшему Синоду.

В губерниях тюрьмами управляли губернаторы. В самих местах заключения (в частности, в острогах) имелись смотрители из полицейских чинов, в распоряжении которых находилась команда надзирателей.

В 1832 г. на основе обобщения имевшихся нормативно-правовых актов, практики деятельности различных мест лишения свободы и достижений отечественной и зарубежной пенитенциарной науки был издан «Свод учреждений и уставов о содержащихся под стражей и о ссыльных» — первый документ общероссийского тюремного законодательства. Его особенностью было то, что количество статей о ссыльных в нем, в 4 раза превышало число статей о содержащихся под стражей. Такое соотношение являлось наглядным свидетельством того, что законодателя со времен Соборного Уложения 1649 г. ссылка в различных ее видах всегда интересовала больше, чем тюремное заключение.

Конец второго десятилетия XIX в. занимает особое место в истории русской тюрьмы, что было связано с настроениями тогдашнего общества. Война с Наполеоном, походы за границу, знакомство с политическими и религиозными организациями за рубежом привели к образованию наряду с первыми ячейками будущих декабристов различных кружков и обществ, часто религиозно- мистического толка, и здесь особое место занимали не политические идеи, а задачи нравственного самоусовершенствования, одним из средств которого считалась благотворительность.

В 1819 г. после осмотра мест заключения представителями Английского тюремного общества и доклада их царю Александру I тот утвердил в России «Попечительное о тюрьмах общество», задачи которого определялись как «нравственное исправление преступников» и «улучшение состояния заключенных за долги и по другим делам людей». Назывались пять средств исправления: ближайший и постоянный надзор за заключенными; размещение их по роду преступлений и обвинений; наставление их в правилах христианского благочестия и доброй нравственности; занятие их приличными упражнениями; заключение провинившихся или буйствующих в уединенное место.

«Попечительное о тюрьмах общество» было создано русским дворянством и состояло преимущественно из крупных помещиков и высших иерархов русского православного духовенства — митрополитов, архиепископов и т.д. Его члены отбирались самим царем из числа кандидатов, которые выдвигались дворянством. Президент общества назначался императором, как правило, из крупных полицейских чинов; в частности, президентом Общества был вице-полицмейстер Петербурга.

Деятельность Общества находилась под строгим контролем царского правительства. Александр I лично ознакомился с проектом Устава общества и трижды вносил в него исправления, которые уничтожали всякие зачатки его самостоятельности.

Членам Общества разрешалось посещать места заключения в любое время. Это явилось первой попыткой установить общественный контроль за положением в тюрьмах. Деятельность общества способствовала установлению нормальной тюремной дисциплины, распорядка дня. Был запрещен свободный вход в тюрьму для раздачи милостыни арестантам, установлены три дня в неделю для поселения их родственниками, запрещены отлучки арестантов из долговой тюрьмы. Принимались меры для искоренения праздности в тюрьмах, вводились часы занятия, часы работы и отдыха. Началось обучение арестантов ремеслам и работе. Петербургское общество ввело вместо передвижений узников в кандалах по городу перевозку их в специально оборудованных экипажах. По инициативе членов Общества был значительно снижен вес оков, надеваемых на арестантов (о том, чтобы их совсем отменить, Общество и не помышляло). Было также введено единое форменное арестантское платье, образец которого утвердил сам Александр I. Итоги работы Общество освещало в ежегодных печатных отчетах.

В целом деятельность Общества ограничивалась благотворительными мероприятиями и религиозным воздействием на заключенных (его представители распространяли среди них книги религиозного содержания) и каких-либо существенных изменений в состояние мест заключений России не принесла.

Характерно, что когда в 1851 г. Общество было причислено к Министерству внутренних дел, а обязанности президента были возложены на министра внутренних дел, прилив частной благотворительности стал быстро падать.

Положение тюрем в России, как и прежде, оставалось чрезвычайно бедственным: теснота, грязь, сырость, ветхость зданий — вот характерная картина для России в первой половине XIX в. Этого не могло скрыть даже царское правительство. В официальном правительственном издании говорилось: «Антисанитарное состояние тюрем являлось почти общим правилом; некоторые здания, в буквальном смысле, представляли картину разрушения».

Сами царские чиновники называли тюрьмы в России «школами порока», «академиями преступлений», в которых «хорошему человеку достаточно пробыть три дня, чтобы окончательно испортиться».

Заключенные содержались в общих помещениях без различия тяжести совершенного ими преступления, осужденные находились вместе с подследственными, мужчины вместе с женщинами. Вальтер Венинг, обследовавший в 1817 г. тюрьмы, писал, что нашел тюрьмы в России «неспособными к помещению человечества: мужчины и женщины, виновные и невиновные, молодые и старые, все вместе толкались в одной комнате, если же где и имелись две комнаты, то между ними существовали сообщения... все комнаты были подземные, сырые, темные, без кроватей; воздух в них дурной; люди все были праздны и жаловались на недостаток хлеба».

Такое положение тюрем в царской России, конечно, не было случайным. Тюремные учреждения являлись важным средством подавления проявлений классовой борьбы, и царизм, естественно, не заботился о том, чтобы благоустроить их, упорядочить в них режим, отпускать достаточно средств на содержание заключенных. Переполненность тюрем объяснялась в значительной мере произволом судебной и административной власти, а также всевластием помещиков, которые могли за малейшую провинность «упрятать в острог» любого крепостного. Положение заключенных определялось их сословной принадлежностью. Заключенные из числа привилегированных сословий содержались совершенно в иных условиях, чем прочие. И это законодательно закреплялось. В начале XIX в. был издан специальный правовой акт, который, требовал от администрации тюрьмы, чтобы заключенные из дворян не находились в одних помещениях с заключенными из трудящихся. В зависимости от классовой принадлежности для заключенных устанавливались различные меры дисциплинарных взысканий. За нарушение тюремной дисциплины предписывалось «благородных сажать в уединенные покои, а разночинцев употреблять в работу по замку и вне очереди для чищения нечистоты и проч. или давая умеренную пищу, хлеб да воду только».

Положение заключенных из среды непривилегированных сословий усугублялось еще и тем, что к ним применялись различные орудия физического воздействия, в частности, по прежнему применялись упоминавшиеся выше рогатки, стулья, цепи и т.д. Отдельные категории заключенных подвергались клеймению. В 1845 г. Государственный Совет осуществил «реформу» клеймения заключенных. Решением Совета прежнее клеймо «Вор» было заменено клеймом «Кат» — «каторжник». Кроме того, накладывались клейма «СК» («ссыльнокаторжный), «СП» («ссыльнопереселенец»), «Б» («беглый»). Варварский средневековый обычай клеймения сохранялся в России до 1863 г.

Таким образом, от проектов начала XIX в. реформировать политический строй и даже ограничить абсолютизм власть перешла к политике активного укрепления самодержавия. Была создана система сверхцентрализованного государственного управления, усиленного контроля за деятельностью государственного аппарата, надзора за обществом, осуществлявшегося императором через свою личную Канцелярию.

Деятельность государственного аппарата, решавшего все экономические, социальные, идеологические проблемы без участия общества, рождала уверенность в его эффективности, прочности государственного, общественного строя. Эта уверенность подкреплялась тем, что Россию первой половины XIX в. не сотрясали революции, государственные перевороты, как это было во многих странах Западной Европы.

Поражение в Крымской войне 1853—1856 гг. показало истинное положение дел, возможности государственного механизма Российской империи. Осознав необходимость проведения реформ власть проводит реорганизацию государственного аппарата. Упраздняются многие секретные комитеты, понижается роль Собственной Его Императорского Величества канцелярии, ослабляется цензура, что было проявлением либерализации внутренней политики. Это позволило привлечь к обсуждению подготовки реформ значительную часть общества, мобилизовав ее на поддержку власти в деле проведения реформ.

Isfic.Info 2006-2018