История отечественного государства и права

Конституция СССР 1936 г.


Руководящая роль Коммунистической партии. Главным направлением развития политической системы стало усиление роли партийного аппарата и сосредоточение в его руках реальной власти.

Правящая Коммунистическая партия не ограничивалась замещением своими членами руководящих должностей, а функционировавшая на местах параллельная система территориальных партийных органов дублировала государственные органы власти. Первым лицом в каждой административной территориальной единице был первый секретарь соответствующего партийного комитета, в качестве второго лица выступал глава местного органа государственной власти, в состав парткомов входили руководители важнейших местных хозяйств, административно-политических учреждений (ГПУ, милиции, прокуратуры, сельхозуправления, банка, профсоюза), директора крупнейших заводов и т.д.

Руководители и члены партийных комитетов формально избирались на партийных съездах и конференциях своих парторганизаций, так же как и члены исполкомов областей и районов на местных съездах Советов (до 1937 г.). а затем на сессиях Советов. Однако они подлежали утверждению в ЦК партии, так как входили в соответствующую «номенклатуру» ЦК или обкома партии, т.е. фактически назначались «сверху» и отвечали за свою работу перед ЦК, а не перед своими избирателями.

Важнейшие политические и управленческие решения принимались в партийном порядке и только затем «оформлялись в советском порядке» в виде актов органов государственной власти.

Ускорению процесса бюрократизации партийного аппарата способствовала и ликвидация но решению XVII съезда ВКП(б) в 1934 г. главного контрольного органа — Центральной контрольной комиссии — Рабоче-крестьянской инспекции, обладавшей реальными контрольными полномочиями, и замена ее комиссиями партийного и советского контроля с весьма ограниченной компетенцией проверки исполнения решений вышестоящих органов.

По мере увеличения числа вступающих в строй промышленных предприятий и иных индустриальных объектов, а также развертывания учреждений науки, образования, социальной сферы усложнялись функции управления производством и социальными процессами. Государственный аппарат, унаследовавший пороки традиционной российской бюрократии (волокиту, коррумпированность и т.д.), был слишком неповоротлив. Поэтому правящая партия, не ограничиваясь решением принципиальных вопросов государственного строительства, экономической и социальной политики и проведением кадровой политики, все больше брада на себя задачи непосредственной организации производства, что вело к дальнейшему «слиянию» партийного и государственного аппарата. В связи с этим во второй половине 1930-х и начале 1940-х гг. была проведена реорганизация партийного аппарата.

В его составе были учреждены должности секретарей ЦК компартий союзных республик и обкомов ВКП(б) по отраслям промышленности, транспорту, связи и т.д.. а также созданы соответствующие отделы. Аналогичные отделы по промышленности, транспорту, связи и т.д. были созданы и в аппарате ЦК ВКП(б).

Все это вело к дальнейшему слиянию партийного, государственного, хозяйственного управления и управления социальной сферой, к «огосударствлению» правящей партии и соответственно к трансформации государства в своеобразное «партийное» государство.

Вовлечение партийного аппарата непосредственно в организацию производства и его управление потребовало и нового типа партийных работников-профессионалов: инженеров, агрономов, ученых. военных, квалифицированных рабочих и т.д.

После XVII съезда ВКП(б) Сталину удалось, наконец, сформировать политбюро ЦК целиком из своих сторонников, что дало ему полноту власти в правящей партии и в стране и позволило приступить к широкомасштабной реформе в партии. Прежде всего Сталин стремился вытеснить старых большевиков «за небольшими исключениями» с руководящих партийных и государственных постов и заменить их молодыми кадрами новой, уже советской научно- технической интеллигенции (такими, как Косыгин, Вознесенский, Тевосян, Малышев, Ванников, Устинов и др.), назначенными на высокие должности в 1939 году, т.е. теми кто вынес на своих плечах тяготы войны и послевоенного восстановления народного хозяйства.

Изменение социального состава правящей партии, заполнение ее рядов, в том числе и высших эшелонов, прагматично настроенной новой, воспитанной уже при советской власти инженерно-технической интеллигенцией ускорили переход правящей партии на национально-патриотические позиции защиты государственных и геополитических интересов России, существовавшей в то время в границах и в форме Союза ССР.

Социалистические идеалы всеобщего равенства и социальной справедливости, а также национально-патриотические идеи защиты Отечества, укрепления его индустриальной мощи и обороноспособности находили глубокий отклик в общественном сознании народа.

Новая идеологическая концепция, подчеркивавшая русские национально-патриотические традиции и защиту государственных интересов России, получила свое отражение и в кадровой политике. Кадровая политика была направлена на удаление из кадров аппарата партийного, государственного и хозяйственного управления (особенно военно-промышленного комплекса), а также командного состава вооруженных сил, органов безопасности лиц, так или иначе причастных к идейно-политической борьбе различных группировок внутри правящей партии, а также так называемых «представителей иностранных государств» и лиц, имевших родственников за границей.

Это, безусловно, грубо нарушало положения Конституции о равноправии граждан независимо от расы, национальности и цвета кожи. Однако тогдашнее руководство правящей партии и государства считало, что повышение этнической однородности и политико-идеологического единообразия является важным условием усиления прочности Советского государства и его вооруженных сил, их готовности к отражению иностранной агрессии.

Под контролем ВКП(б) действовали комсомол и профсоюзы, которые рассматривались как основные «приводные ремни» от партии к массам.

С ликвидацией в 1934 г. Наркомата труда СССР значительная часть его функций была передана профсоюзам (государственная инспекция безопасности труда, пенсионный фонд, выплата пособий по болезни, беременности и родам и т.д.). Это привело к своеобразному «огосударствлению» профсоюзов, превращению их центрального органа — ВЦСПС в подобие министерства труда.

Статья 126 Конституции СССР 1936 г., перечисляя общественные организации, право на объединение в которые предоставлялось гражданам, фактически определяла структуру политической системы общества, которая носила жесткий, замкнутый характер. Перечень элементов этой системы носил исчерпывающий характер: ВКП(б) как руководящая сила, ядро всех общественных и государственных организаций, профсоюзы, кооперативные объединения, организации молодежи, спортивные и оборонные организации, культурные, технические и научные общества (обращает на себя внимание отсутствие в этом перечне общественно-политических организаций).

Таким образом, в 1930-е гг. партийный аппарат фактически слился с государственным аппаратом и аппаратом общественных организаций, а также профсоюзов и комсомола в единую партийно-государственную управленческую систему, построенную по иерархическому принципу, в виде своеобразной пирамиды, те реальная власть сосредоточивалась на самом верху в руках узкой группы лиц — Политбюро ЦК ВКП(б), а затем и одного Сталина. Эта управленческая система полностью контролировалась ЦК ВКП(б).

Подготовка к принятию новой Конституции СССР. XVII съезд правящей Коммунистической партии в 1934 г. принял решение о подготовке новой Конституции СССР.

Каковы же были причины, побудившие принять такое решение? Главная из них состояла в том. что реформы государственного управления экономикой — создание планово-распорядительной экономики и переход к административно-командным методам управления экономикой и социальными процессами, реформы политической системы требовали своего теоретического обоснования и конституционного оформления. Нужны были меры как экономического, так и политического характера, которые бы дали населению какое-то осязаемое облегчение, чтобы лозунг о победе социализма мог быть им реально воспринят. Среди этих мер можно отметить решения о резком сокращении экспорта хлеба и переброске этого хлеба на внутренний рынок, отмену в связи с этим с 1 января 1935 г. карточной системы и разрешение свободной торговли продовольствием на колхозных рынках и промтоварами. А также решение XVII съезда правящей партии, а затем и пленумов ЦК (ноябрьского 1934 г. и февральского 1935 г.) о подготовке новой Конституции.

Фактор, повлиявший на решение о подготовке проекта новой Конституции, связан и с международным положением СССР. Для того чтобы на Западе с нами разговаривали, нужно было изменить представление о нашей стране, придать ей демократический характер. Этому и должно было способствовать принятие новой Конституции, в которой были бы отменены ограничения прав граждан по классовому принципу и содержался бы набор прав и свобод граждан, отвечавших мировым демократическим стандартам.

Таковы факторы, предопределившие необходимость разработки проекта Конституции СССР 1936 г.

Работа по подготовке проекта новой Конституции СССР началась в феврале 1935 г. В соответствии с решением февральского пленума ЦК ВКП(б) VII Всесоюзный съезд Советов 6 февраля 1935 г. предложил ЦИК СССР создать конституционную комиссию. Такая комиссия была образована в составе 31 человека под председательством И.В. Сталина. На своем первом заседании комиссия образовала 12 подкомиссий по различным разделам будущей Конституции. Действовавшая до 5 декабря 1936 г. Конституция СССР 1924 г. представляла собой договор об условиях вхождения советских республик в Союз. Конституционная комиссия встала на путь подготовки принципиально нового документа — единой общегосударственной Конституции, охватывающей все стороны государственной жизни, т.е. практически отошла от договорного характера, свойственного Конституции СССР 1924 г.

Предложения подкомиссий и отдельных членов конституционной комиссии были обобщены рабочей группой, которая и составила «черновой набросок Конституции», на основе которого после обсуждения у Сталина был разработан «первоначальный проект Конституции». Этот проект также обсуждался на совещаниях у Сталина в апреле 1936 г. и тщательно им редактировался.

На заключительном этапе разработки проекта Конституции — на пленарном заседании конституционной комиссии 15 мая 1936 г. — Сталин вносит в него еще ряд изменений, после чего проект был окончательно утвержден комиссией.

Одобренный пленумом ЦК ВКП(б) и Президиумом ЦИК СССР проект Конституции был опубликован для всенародного обсуждения, которое продолжалось почти полгода. В нем участвовали многие миллионы людей, вносивших свои предложения и дополнения в проект Конституции. 5 декабря 1936 г. Чрезвычайный VIII Всесоюзный съезд Советов принял новую Конституцию и ввел ее в действие.

Конституция СССР 1936 г. о государственной политической и экономической основе страны. Конституция официально провозгласила победу социализма в СССР. Отсюда вытекало конституционное положение о том, что экономическую основу СССР составляют социалистическая система хозяйства и социалистическая (т.е. обобществленная) собственность на орудия и средства производства в двух ее основных формах: государственной (общенародной) и колхозно-кооперативной, хотя признавалась и личная собственность граждан и даже частная собственность, но только мелкая, основанная на личном труде.

Причем государственная собственность на землю, ее недра, воды, леса и т.д. стала рассматриваться как собственность общесоюзная, право распоряжения которой принадлежало органам Союза ССР.

Максимальное огосударствление собственности на основные средства производства и концентрация ее в руках союзных органов обусловлены были сформировавшейся в 1930-е гг. планово-распределительной организацией экономики (о чем уже шла речь выше), характерной чертой которой была крайняя централизация управления во всех сферах государственной, хозяйственной, общественной жизни.

Конституция серьезно расширила бюджетные права Союза ССР, именно союзные органы аккумулировали в своих руках бюджетные средства, а затем распределяли их, определяя общесоюзные статьи расходов и долю каждой республики в общесоюзном бюджете.

Закрепляла Конституция и переход основной массы промышленных предприятий, которые управлялись общесоюзными промышленными наркоматами, в непосредственное ведение Союза ССР. Аналогичная централизация была закреплена в Конституции и в области сельского хозяйства (созданы союзные наркоматы земледелия, зерновых и животноводческих совхозов). Централизовано было по Конституции в союзном масштабе управление юстицией, высшим образованием, искусством, наукой.

Расширение прав органов власти и управления Союза ССР и соответственно сужение прав союзных республик охватывали весьма широкий спектр вопросов. Еще с конца 1920-х гг. значительно усилилось общесоюзное законотворчество: практически почти все хозяйственное, финансовое, трудовое, уголовное, процессуальное законодательство стало общесоюзным. Издание законов союзными республиками резко сократилось. Конституция закрепила эту практику и установила, что даже издание уголовного и гражданского кодексов было отнесено к компетенции Союза ССР, тогда как раньше к ведению Союза относилось только издание общесоюзных Основ законодательства, а кодексы издавались в республиках с учетом их специфики. Правда, общесоюзные уголовный и гражданский кодексы так и не были созданы.

Лишены были Конституцией союзные республики и права законодательной инициативы в отношении общесоюзных актов. Если раньше республиканские органы власти могли представлять проекты законов непосредственно законодательным органам Союза, то с изданием Конституции 1936 г. они могли вносить их лишь в СНК СССР, с тем чтобы в Верховный Совет они вносились уже от имени Правительства СССР. Таким образом, СНК СССР стал контролировать законотворческую работу союзных республик.

Конституция СССР 1936 г. формально тоже определяла исключительную компетенцию Союза ССР (оборона, внешняя политика, внешняя торговля, управление транспортом, связью, промышленностью союзного подчинения, законодательство о союзном гражданстве и правах иностранцев, о судоустройстве, уголовный и гражданский кодексы) и исключительную компетенцию республик, но соответствующего механизма, способного оградить права и интересы республик, не было.

Конституция СССР 1936 г. изменила установленное предшествующей Конституцией равновесие прав Союза и союзных республик. В ней также провозглашался принцип приоритета союзного закона перед республиканскими. Но, сохранив (и усилив) право союзных органов отменять противоречившие союзному законодательству акты республик, она лишила республики права обжаловать неконституционные акты и распоряжения союзных ведомств и приостанавливать их действие на своей территории. Лишен был еще с 1933 г. функций конституционного надзора и Верховный суд СССР.

Одновременно Конституция СССР 1936 г. сузила и представительство союзных республик в общесоюзных органах, а следовательно, и их возможности участвовать в выработке общесоюзной политики и ее реализации. Конечно, Конституция СССР 1936 г. сохранила представительство союзных республик в Президиуме Верховного Совета СССР (председатели президиумов верховных советов каждой союзной республики являлись одновременно и заместителями Председателя Президиума Верховного Совета СССР). Сохранилась и двухпалатная структура высшего законодательного органа — Верховного Совета СССР: одна палата — Совет Союза — избиралась всем населением страны пропорционально численности населения (один депутат от 300 тыс. человек), а другая — Совет Национальностей — состояла из представителей союзных, автономных республик и других национально-государственных образований.

Члены Совета Национальностей также должны были избираться гражданами союзных и автономных республик, автономных областей и национальных округов по норме: по 25 депутатов от каждой союзной республики, по 11 депутатов от каждой автономной республики, по пять депутатов от каждой автономной области и по одному депутату от каждого национального округа независимо от численности их населения. Но учитывая, что функции Верховного Совета СССР и его Президиума в основном сводились к «оформлению в советском порядке» заранее подготовленных управленческим аппаратом решений, цена такому представительству была невелика.

А вот из Совнаркома СССР (куда раньше входили по должности председатели совнаркомов союзных республик) и из Верховного суда СССР (в который также раньше по должности входили председатели верховных судов союзных республик) представители союзных республик в соответствии с Конституцией СССР 1936 г. были исключены.

Если подвести итог всему сказанному выше, то налицо мощная тенденция к бюрократической централизации и непомерному расширению полномочий Союза за счет существенного сужения прав союзных республик, что практически вело даже не к «автономизации» союзных республик, а к фактическому унитаризму.

Конечно, в Конституции СССР 1936 г. сохранялись формулировки о суверенитете союзных республик, о наличии у каждой из них своей конституции, о запрете изменять границы без ее согласия, о праве выхода каждой союзной республики из состава Союза как главной гарантии добровольности объединения в Союз и суверенных прав республик, хотя ни в Конституции, ни в текущем законодательстве не определялся порядок реализации права на выход, ибо всем было ясно, что это лишь пропагандистский штамп. Ведь за спиной официальной федеративной государственной структуры стояла сугубо централизованная с жесткой дисциплиной партийная структура правящей партии, где ЦК нацкомпартий были напрямую подчинены ЦК ВКП(б) и действовали на правах обкомов. Именно железная партийная структура и идеологическое единство скрепляли советскую федерацию, составляя ее «стержень».

Одни из важнейших положений Конституции явилась реорганизация системы органов советской власти. Во-первых, изменялось само наименование Советов. Если ранее они именовались Советами рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов, то теперь стали называться Советами депутатов трудящихся. Но главное новшество состояло в замене съездов Советов (от районного до всесоюзного) и действовавших в промежутках между съездами исполкомов постоянными Советами, работавшими в сессионном порядке весь срок от выборов до выборов (т.е. два года). Следовательно, в новой Конституции государственная власть переходила к Советам как выборным органам представительной демократии, а исполкомы из органов власти превращались формально в исполнительно-распорядительные органы, избиравшиеся соответствующими Советами на своих сессиях и подконтрольные им.

Одновременно исполкомы местных Советов были подчинены вышестоящим исполкомам, т.е. были в двойном подчинении. Следовательно, решения исполкомов могли быть изменены или отменены вышестоящими исполкомами. Они могли быть опротестованы прокурорами. Однако постановления Советов как представительных органов не могли отменяться вышестоящими исполкомами. Не могли они и опротестовываться прокуратурой. Их отменить или изменить мог только вышестоящий Совет. Этим подчеркивался приоритет представительных органов.

Система постоянных Советов составляла своеобразную «пирамиду» Советов во главе с Верховным Советом СССР, состоявшим из двух равноправных палат: Совета Союза и Совета Национальностей. Роль коллективного главы государства осуществлял Президиум Верховного Совета СССР, включавший в свой состав Председателя, его заместителей (по числу союзных республик, поскольку каждый из них был председателем президиума верховного совета соответствующей союзной республики), членов Президиума и секретаря.

Верховный Совет формировал правительство — Совет народных комиссаров (СНК) СССР, — ответственное перед Верховным Советом и его Президиумом, избирал состав Верховного суда СССР и назначал Прокурора СССР.

В Конституции устанавливалось, что именно Верховному Совету СССР принадлежит вся полнота государственной власти в стране. Только он мог издавать законы. Теперь Президиум Верховного Совета СССР в промежутках между сессиями мог издавать указы, но они считались подзаконными актами и подлежали утверждению Верховным Советом СССР на его ближайшей сессии. Подзаконными считались и акты СНК. Полновластие Верховного Совета СССР подчеркивалось предоставлением ему права создавать следственные и ревизионные комиссии по любому вопросу, по которому он сочтет это необходимым.

Авторитет Советов Конституция подкрепляла введением всеобщего, равного, прямого избирательного права при тайном голосовании. В Конституции СССР 1936 г. впервые в советском конституционном законодательстве получила некоторое отражение идея разделения властей, хотя марксистское государствоведснис в то время и отрицало эту идею, считая ее присущей лишь буржуазной демократии. В самом деле, законодательная власть была сосредоточена исключительно в Верховном Совете, исполнительная — в Совнаркоме (правительстве) СССР, а высшая судебная власть — в Верховном суде СССР. Суд был объявлен независимым и подчиненным только закону.

Все это выглядело в глазах общественного мнения как внутри страны, так и особенно за рубежом весьма привлекательными. В действительности никакого «разделения властей», конечно, не было. В условиях однопартийной системы и монополии Коммунистической партии на политическую власть его и не могло быть, тем более что именно в Конституции СССР 1936 г. руководящая роль ВКП(б), которая ранее существовала фактически, впервые была закреплена в конституционном порядке в ст. 126.

Конституция СССР 1936 г. о правах и свободах граждан. Наиболее существенному обновлению подвергся раздел Конституции, трактовавший права и свободы граждан.

Во-первых, был осуществлен переход к регулированию прав и свобод граждан в союзной Конституции и общесоюзном законодательстве, тогда как раньше оно осуществлялось конституциями и законодательством союзных республик, хотя и в Конституции СССР 1924 г. указывалось, что граждане союзных республик являются одновременно и гражданами Союза ССР, что предопределяло единство прав и обязанностей граждан всех союзных республик.

Во-вторых, в Конституции СССР 1936 г. более последовательно проводился в жизнь принцип равноправия граждан. В ст. 135 говорилось об их равноправии, независимо от расовой и национальной принадлежности, вероисповедания, образования, оседлости, социального происхождения и прошлой деятельности. Хотя эта статья касалась прежде всего права участвовать в выборах, однако на практике она толковалась расширительно применительно к правовому статусу граждан в целом.

В Конституции СССР 1936 г. впервые провозглашена общая норма о равноправии во всех отношениях женщины и мужчины. Дело в том, что в конституциях союзных республик, где эта проблема решалась до 1936 г., говорилось о равенстве прав граждан обоего пола лишь применительно к избирательному праву. О равенстве прав женщины и мужчины в различных сферах общественной жизни, как правило, говорилось в различных кодексах (например, земельном, семейном и т.д.) и текущем законодательстве.

Принцип равноправия все же не был доведен в Конституции 1936 г. до конца. Возьмем вопрос о правовом равенстве городского и сельского населения (основную массу которого составляло крестьянство). Как известно, городское население имело паспорта, а сельское их не имело, и было фактически прикреплено к колхозам. Если рабочие и служащие пользовались различными социальными благами (пенсиями по старости, женщины — декретными отпусками по беременности и родам и т.д.), то крестьяне фактически были лишены всего этого, так как на них не распространялось на пенсионное законодательство, ни многие другие социальные гарантии. Однако, несмотря на все еще сохранявшиеся элементы неравноправия и дискриминации, в Конституции СССР 1936 г. был сделан существенный шаг к установлению в стране равноправия граждан.

Конституция СССР 1936 г. значительно расширила перечень провозглашаемых в конституционном порядке прав и свобод. Впервые Конституция говорила о неприкосновенности личности, жилища и охране тайны переписки, что должно было гарантироваться тем, что аресты, обыски, выемки корреспонденции могли производиться лишь с санкции прокурора или по решению суда. Насколько эти гарантии соблюдались, будет сказано ниже. Провозглашалась и свобода совести, которая понималась лишь как свобода отправления религиозных культов, при свободе атеистической пропаганды, что ставило верующих в неравное положение с атеистами. Конечно, свобода совести предполагает в широком ее понимании и свободу политических убеждений. Но в условиях монополии ВКП(б) на политическую власть и идеологию о свободе политических убеждений не могло идти и речи.

Что касается политических прав и свобод, то их перечень, зафиксированный в Конституции, вполне соответствовал существовавшим в то время мировым демократическим стандартам: свобода слова, печати, собраний и митингов, уличных шествий и демонстраций, наконец, право объединения в общественные организации, профсоюзы, кооперативные объединения, спортивные, оборонные, культурные, технические и научные общества (ст. 126 Конституции).

Вместе с тем в тексте Конституции содержались и ограничительные условия предоставления политических прав. Они предоставлялись не вообще, а лишь в соответствии с интересами трудящихся и в целях укрепления социалистического строя. Обращает на себя внимание тот факт, что, упоминая о материально-технических гарантиях перечисленных прав и свобод (предоставление типографий, запасов бумаги, общественных зданий и т.д.), которыми, кстати говоря, распоряжался партийно-государственный управленческий аппарат, в Конституции практически не говорится о юридических гарантиях.

Важнейшее значение в Конституции СССР 1936 г. придавалось социально-экономическим и социально-культурным правам личности (именно личности, ибо эта категория прав, как и личные права, распространялась не только на граждан, но и на иностранцев и лиц без гражданства). Конституция утверждала права на труд, отдых, образование, социальное обеспечение в старости, а также в случае болезни и потери трудоспособности. Следует отметить, что если гарантии политических и личных прав были весьма относительны и практика свидетельствует об их массовых нарушениях, то социально-экономические и социально-культурные права были реальны и их осуществление обеспечивалось государством по мере его возможностей.

Наконец, в Конституции СССР 1936 г. гораздо подробнее, чем в предыдущих конституциях, были изложены обязанности граждан. Если в конституциях союзных республик, принятых в 1920-е гг., говорилось об обязанности трудиться и воинской обязанности, то в Конституции СССР 1936 г. закреплялись обязанности исполнять законы, блюсти дисциплину труда, честно относиться к общественному долгу, уважать правила социалистического общежития, беречь общественную собственность. Особо подчеркивалось, что защита Отечества есть священный долг каждого гражданина СССР.

Принятие новой Конституции СССР повлекло за собой необходимость подготовки новых конституций союзных и автономных республик, каковые и были приняты в 1937 г. Практически повторяли те разделы общесоюзной Конституции, которые имели отношение к союзным и автономным республикам.

Проведение выборов в Советы. Сразу же после принятия новой Конституции СССР началась подготовка к проведению выборов в новые предусмотренные Конституцией Советы всех степеней, начиная с Верховного Совета СССР и кончая местными Советами. В июле 1937 г. очередная сессия ЦИК СССР (который продолжал свою работу впредь до выборов нового Верховного Совета) утвердила Положение о выборах в Верховный Совет СССР. Если ранее выборы были не всеобщими, не равными, не прямыми, а многостепенными при открытом голосовании, то в соответствии с новой Конституцией и Положением они стали всеобщими, равными, прямыми при тайном голосовании.

Правом избирать и быть избранными пользовались все граждане СССР с 18-летнего возраста. Право выдвижения кандидатов в депутаты предоставлялось как партийным, комсомольским, профсоюзным и иным общественным организациям, так и общим собраниям трудящихся по предприятиям, учреждениям, колхозам и совхозам. Число выдвигаемых кандидатов в депутаты Положение о выборах не ограничивало. Выборы должны были проводиться по мажоритарной системе. Избранным считался кандидат, получивший абсолютное большинство голосов, т.е. больше половины всех голосов, поданных по округу и признанных действительными.

Таким образом, как Положение о выборах в Верховный Совет СССР, так и принятые позже Положения о выборах в верховные советы союзных и автономных республик и в местные Советы не исключали возможности их проведения на альтернативной основе. Коммунистическая партия (как об этом уже говорилось в разделе о политической системе) полностью контролировала профсоюзы и общественные организации и вполне могла не допустить выдвижения нежелательных кандидатов. Однако не исключалось выдвижение нежелательных кандидатов на собраниях трудящихся.

Безусловно, шансы правящей партии на победу на выборах были неоспоримы, но партийное руководство стремилось показать всему миру максимальную поддержку режиму со стороны избирателей в условиях всеобщих выборов с тайным голосованием. Для обеспечения такой поддержки, чтобы не разбивать голоса Ждановым быта выдвинута идея блока коммунистов и беспартийных, что бы в каждом избирательном округе от блока был выдвинут один кандидат. Так фактически сложилась система «один кандидат — один депутат», хотя ни в Конституции, ни в Положении о выборах такая система не предусматривалась.

Среди 1143 депутатов, избранных 12 декабря 1937 г., было 465 рабочих, 330 крестьян, 348 представителей интеллигенции.

Собравшись на свою первую сессию 12 января 1938 г., Верховный Совет СССР сформировал Президиум Верховного Совета, Правительство (СНК СССР), избрал Верховный суд СССР и назначил Прокурора СССР. В июне 1938 г. состоялись выборы в верховные советы союзных и автономных республик и соответственно были сформированы органы власти и управления этих республик. А 24 декабря 1939 г. состоялись выборы в краевые, областные, окружные, районные, городские, сельские и поселковые Советы, что завершило формирование системы органов власти и управления на базе новой Конституции.

Административно-территориальная реформа. Почти сразу после принятия Конституции СССР 1936 г. начался второй этан административно -территориальной реформы. Суть ее состояла в разукрупнении краев и областей, созданных на первом этапе реформы. Сложившиеся во второй половине 1920-х гг. в ходе укрупнения губернии края и области представляли собой огромные административно-хозяйственные комплексы.

В связи со строительством в ходе индустриализации большого числа промышленных предприятий, а также с тем, что управление сельскохозяйственным производством с утверждением колхозного строя ложилось на областное и краевое руководство, краевые и областные объединения стали трудноуправляемыми. Отсюда и необходимость их разукрупнения, а также создания областей в тех республиках, где их ранее не было (в Белорусской, Узбекской, Киргизской, Таджикской и Туркменской союзных республиках).

В результате количество краев и областей в 1938 г. возросло до 67, а к 1941 г. — до 107. Разукрупнялись и районы: их численность в 1938 г. возросла до 3463 и в 1941 г. — до 4007. Соответственно возросла и численность партийно-советского управленческого аппарата.

Рост управленческого аппарата и его бюрократизация весьма остро ставили вопрос о контроле за его деятельностью. В 1940 г. на базе Комиссии советского контроля был образован Наркомат госконтроля СССР, задачей которого являлся контроль не только за исполнительной дисциплиной, но и за расходованием материальных и денежных ресурсов.

К каждому ведомству (в том числе и силовым, включая армию и флот) были прикреплены главные контролеры. Нарком госконтроля СССР был наделен широкими полномочиями, вплоть до отстранения от должности и предания суду виновных должностных лиц.

Isfic.Info 2006-2018