История отечественного государства и права

Милиция СССР в период НЭПа


Весь рассматриваемый период милиция находилась в ведении наркоматов внутренних дел союзных и автономных республик. В РСФСР организационная структура и основные задачи милиции были определены Положением об НКВД от 23 мая 1922 г. В составе НКВД РСФСР имелось Главное управление рабоче-крестьянской милиции, на местах — губернские, уездные и районные управления милиции, входившие в состав отделов управления исполкомов соответствующего уровня (они являлись местными органами НКВД).

Начиная с 1922—1923 гг. штатная численность милиции последовательно сокращалась, структура ее упрощалась (например, в 1923 г. вместо трех управлений — организационно-административного, главного управления милиции, отдела уголовного розыска — было создано Центральное административное управление НКВД РСФСР), содержание было передано на местные бюджеты, что повлекло уменьшение штатной численности милиции, наблюдавшееся до конца 1920-х гг.

Последовательное сокращение штатов государственной (уездно-городской) милиции вызвало к жизни создание в 1924 г. ведомственной милиции, отличавшейся от общей милиции тем, что она содержалась за счет средств обслуживаемых объектов (предприятий, учреждений, организаций). К концу 1920-х гг. было разрешено создавать ведомственную милицию, содержавшуюся за счет дачных товариществ, домовых комитетов и т.д. К этому времени численность ведомственной милиции превысила численность государственной милиции. С 1926 г. действовал ведомственный уголовный розыск, создававшийся на тех же принципах, что и ведомственная милиция.

Существенное сокращение штатов милиции пытались компенсировать привлечением к охране общественного порядка и борьбе с преступностью самого населения. В сельской местности с 1924 г. это осуществлялось через сельское исполнительство (по организации ставшее одним из видов повинности), а в городах — через общества содействие милиции, возникшие в 1928 г. в промышленных центрах Урала.

Принимавшиеся меры организационного укрепления милиции, совершенствования правового регулирования ее деятельности не приносили желаемых результатов из-за низкого уровня материального обеспечения работников милиции, необеспеченности жильем, тяжелых условий работы. В результате текучесть личного состава милиции в середине 1920-х гг. в ряде губерний достигала 400%, т.е. в течение года кадры менялись четыре раза. Острейшая нехватка ресурсов не позволяла обеспечить отбор в органы внутренних дел людей, отвечавших необходимым требованиям. Эта же причина делала невозможным создание школьно-курсовой сети, адекватной потребностям практики. Единственный в тех условиях источник пополнения рядов органов внутренних дел сколько-нибудь квалифицированными сотрудниками — привлечение старых специалистов, бывших работников МВД, полиции — практически не использовался из-за крайней политизации подхода к решению данного вопроса.

В 1920-е гг. действовало правило, согласно которому на работу в милицию могли приниматься лишь тс, служившие ранее в полиции и жандармерии лица, которые были восстановлены в правах гражданства. Президиум ВЦИК обращал особое внимание губисполкомов на максимальную осторожность при решении вопросов о восстановлении в правах гражданства указанных лиц, ибо «каждая ошибка в этом отношении будет дискредитировать Советскую власть в глазах широких трудящихся масс. Ввиду этого к более или менее ответственной советской работе могут быть допускаемы те из лиц, служивших в полиции при царском режиме, в отношении которых уже состоялось постановление Президиума ВЦИК о восстановлении их в правах гражданства».

В результате вместо привлечения «старых специалистов» стала проводиться линия на их выявление и увольнение из органов внутренних дел. Общее число бывших служащих полиции оказалось ничтожным. Так, в 1922 г. в уголовном розыске Крыма из 78 сотрудников уголовного розыска только один ранее работал в полиции. На 1 октября 1924 г. в РСФСР (данные по 43 губерниям и областям) в уголовном розыске было 79 бывших служащих полиции, что составляло 1.7% личного состава. Еще более поразительны данные о характере их занятий: среди административного (руководящего) состава бывшие полицейские составляли 1%; инспектора и агенты уголовного розыска — 1,7; канцелярские служащие — 1,4; а среди вспомогательного состава (сторожа, курьеры, дворники и т.п.) — 3%.

Конечно, эффективность деятельности таких аппаратов не могла быть высокой и не могла удовлетворять ни государство, ни граждан. Данное обстоятельство явилось одной из причин появления различных проектов реорганизации милиции с передачей ее в ведение Наркомюста, ОГПУ, военного ведомства и т.д., а по инициативе руководства НКВД РСФСР с 1928 г. начала реализовываться идея свертывания штатных органов милиции и введения всеобщей милиционной повинности.

Неудовлетворительное состояние кадров органов внутренних дел и основные причины этого хорошо понимались на самом высоком уровне. Об этом можно судить по одному из постановлений Оргбюро ЦК РКП(б) (апрель 1923 г.): «Обязать губкомы всемерно стремиться к искоренению наблюдающегося отвлечения внимания милиции от прямого своего долга на изыскание побочного заработка на почве их необеспеченности и связанных с этим проявлений взяточничества и иных преступлений по должности, путем всемерного улучшения материального положения строевого состава милиции, дабы реально приблизить размеры получаемого ими содержания к прожиточному минимуму...».

Однако как раз в этом направлении было сделано явно недостаточно. Укрепить кадры милиции пытались другими мерами, и прежде всего это были партийные мобилизации, выдвиженчество («рабочих от станка, крестьян от сохи», как говорилось в печати), чистки личного состава милиции. В рассматриваемый период были проведены две общегосударственные чистки: в 1922—1923 гг. было уволено около 20% проверенных, в 1929—1930 гг. «вычищено» около 15% состава.

Isfic.Info 2006-2018