Общая теория юридической ответственности

Содержание правоотношений юридической ответственности, возникающих в связи с юридическим фактом правонарушения


Как уже отмечалось, с момента совершения правонарушения возникает правоотношение ответственности, содержанием которого являются взаимные права и обязанности его участников и реальное поведение участников общественного отношения, сложившееся под воздействием прав и обязанностей. Теоретическая основа конструкции охранительных правоотношений ответственности была заложена С. Ф. Кечекьяном в конце пятидесятых годов.

Суть ее сводится к тому, что права и обязанности субъектов таких отношений ограничиваются правом и обязанностью государства назначить наказание и привести приговор в исполнение и обязанностью субъекта понести наказание, претерпеть все последствия, предусмотренные законом. «Отношение юридической ответственности — это возникшее в результате правонарушения специфическое правовое отношение между правонарушителем и компетентным органом с целью реализации обязанности правонарушителя отвечать за совершенное им деяние»,— считает Л. В. Головкин.

Позиция Л. В. Головкина, исключающего из содержания отношений ответственности материально-правовые права правонарушителя во многом была обусловлена существовавшим тогда уровнем развития теории охранительных правоотношений.

Развитие теории охранительного правоотношения привело к тому, что в его содержание стали включать не только обязанности, но и права правонарушителя. В содержание отношений ответственности включают: право на применение именно того воздействия, которое предусмотрено нарушенной им правовой нормой; право на изменение статуса в объеме, определенном законом; право требовать соответствия решения нормам уголовного права; право на охрану от преступных посягательств; на несение уголовной ответственности только за общественно опасное деяние и только по статье уголовного кодекса, предусматривающей это преступление.

Т. В. Кленова отмечает, что «основное право преступника — это его право на законное и справедливое решение вопроса об уголовной ответственности и наказании». «При этом в содержание уголовно-правового отношения входят как первоначальные права и обязанности (складывающиеся по поводу назначения наказания и освобождения от уголовной ответственности и наказания), так и последующие (складывающиеся по поводу освобождения от отбывания наказания и погашения или снятия судимости». Поэтому вопреки мнению Б. Т. Базылева, преступника нельзя назвать пассивной стороной правоотношения, которая только обязана претерпевать различные лишения.

Аналогичные материально-правовые права можно увидеть в содержании правоотношений дисциплинарной, налоговой, финансовой, административной ответственности. Налоговый правонарушителе имеет право на привлечение к ответственности за совершение налогового правонарушения только по основаниям, которые предусмотрены Налоговым кодексом (ст. 108 НК РФ).

Налоговый правонарушитель имеет право на учет обстоятельств, смягчающих и отягчающих ответственность за совершение налогового правонарушения (ст. 112 НК РФ). Работник имеет право на применение только одного дисциплинарного взыскания за допущенное дисциплинарное правонарушение (ст. 193 ТК РФ).

Работник имеет право на досрочное снятие дисциплинарного взыскания (ст. 194 ТК РФ). Работник имеет право на привлечение к ответственности только по основаниям, указанным в законе или ином нормативно-правовом акте (ст. 192 ТК РФ). Перечень субъективных прав, входящих в содержание правоотношения ответственности, можно продолжить.

Правонарушитель не только обязан претерпеть неблагоприятные последствия, предусмотренные санкцией правовой нормы, но и имеет соответствующие права. Причем эти права, входящие в содержание правоотношения ответственности, — материально-правовые, а не процессуальные. Субъективные процессуальные права входят в содержание процессуальных отношений. Правонарушитель — активная сторона правоотношения. Он имеет право требовать не только соответствующего наказания и применения соответствующей нормы, но и освобождения от ответственности в случае наличия на то оснований.

Правонарушитель добровольно и самостоятельно может ликвидировать вредные последствия правонарушения или принять меры к недопущению их дальнейшего развития. Данные права правонарушителя материально-правовые, а его поведение протекает в рамках возникших отношений ответственности и направлено на их изменение либо прекращение. Правомерное поведение субъекта правоотношения ответственности может выступать в качестве юридического факта, влекущего изменение содержания обязанностей в сторону их смягчения.

Нельзя согласиться с мнением М. Д. Шиндяпиной о том, что «правонарушитель не может по своей воле изменить или прекратить развитие последнего» (правоотношения ответственности). В случае добровольного отказа от доведения преступления до конца правоприменитель обязан не возбуждать уголовное дело, а лицо, совершившее покушение, не подлежит уголовной ответственности (ч. 2 ст. 31 УК РФ).

Именно лицо, совершившее покушение, своими волевыми действиями прекращает правоотношение ответственности, а уполномоченные государственные органы только констатируют факт прекращения правоотношения. Добровольный отказ от доведения преступления до конца — это юридический факт, влекущий прекращение правоотношения. Хотя правоотношение ответственности — это властеотношение, воля и поведение правонарушителя не являются безразличными для другой стороны правоотношения и не могут не влиять на изменение содержания этого правоотношения или его прекращения.

В связи с тем, что правам правонарушителя корреспондируют соответствующие обязанности уполномоченных органов, они выступают реальной гарантией законной и обоснованной реализации Юридической ответственности.

В самом обобщенном виде обязанности правонарушителя сводятся к обязанности претерпеть осуждение (порицание), наказание (или иные меры юридической ответственности), состояние наказанности. В таком виде обязанности правонарушителя появляются с момента совершения правонарушения. В результате целенаправленной деятельности правоприменителя обязанность конкретизируется в правоприменительном акте (правоприменительный акт содержит не только осуждение (оценку) деяния), где вполне определенно указываются вид наказания (взыскания), временные пределы правоотношения ответственности.

К числу субъективных прав (обязанностей) государства относят: обязанность квалифицировать деяние по соответствующей статье закона; обязанность назначить меру ответственности в пределах санкции нормы права с учетом характера и степени общественной опасности деяния; право освобождать лицо от ответственности и наказания; право принимать решение об ответственности, о наказании, либо об освобождении от ответственности; обязанность подвергнуть преступника осуждению, наказанию и судимости; обязанность освободить от ответственности или наказания (именно обязанность, поскольку в некоторых случаях правоприменитель не только имеет право освободить субъекта от ответственности, но и обязан это сделать). В гражданско-правовой литературе данное право рассматривают как право кредитора требовать уплаты санкций. Позиция В. А. Хохлова сводится к рассмотрению гражданско-правовой ответственности через понятие права требования кредитора.

Само фактическое поведение участников общественных отношений, складывающихся под воздействием прав и обязанностей, нельзя не включать в содержание правоотношения ответственности. Содержанием длящегося отношения ответственности является и поведение его участников, соответствующее их субъективным правам и юридическим обязанностям.

Правовая регламентация поведения субъектов, составляя форму конкретного отношения ответственности, выражает лишь государственную волю. Чтобы форма правоотношения наполнилась фактическим содержанием, нужно волевое поведение субъектов, соответствующее волеизъявлению государства. «В целом правовое отношение представляет собой единство юридической формы (взаимной связи прав с обязанностями) и социального содержания (взаимных фактических действий сторон, участников данной связи)», — отмечает Б. Т. Базылев.

Трудно согласиться с мнением И. С. Ретюнских, что «реализация прав и обязанностей участников этого правоотношения в суде, когда преступление и лицо, виновное в его совершении, отрицательно оцениваются от имени государства в обвинительном приговоре в целях восстановления социальной справедливости, исправления осужденного и предупреждения преступлений, означает в то же время и реализацию уголовной ответственности».

Получается, что с осуждением правонарушителя уголовная ответственность полностью реализуется и исчерпывает свое содержание. Осуждение — лишь один из этапов, характеризующий фактическое поведение участников рассматриваемых отношений. Суд от имени государства порицает правонарушителя, а правонарушитель претерпевает это порицание. Само поведение участников в процессе исполнения наказания или иных мер юридической ответственности характеризует следующий этап развития отношений ответственности.

Как уже отмечалось выше, несмотря на то, что с момента вступления в силу приговора суда (или иного решения) возникают уголовно-исполнительные (исполнительные) правоотношения, материально-правовое отношение ответственности не прекращается. Динамика отношений ответственности не может быть одномоментной и выражаться только в факте осуждения (порицания). Лишь в некоторых случаях, когда одновременно с осуждением происходит освобождение субъекта от наказания, возможно прекращение отношения ответственности именно в момент осуждения.

Движение отношения ответственности, его временная длительность зависят от многих факторов: вида юридической ответственности; конкретной меры ответственности; поведения правонарушителя в период несения неблагоприятных последствий. Действительно, некоторые отношения исчерпывают свое фактическое содержание порицанием и исполнением обязанности.

Например, отношения, связанные с предупреждением, выносимым Президентом РФ представительному органу субъекта РФ или высшему должностному лицу субъекта РФ в соответствии с ФКЗ РФ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов», исчерпываются предупреждением и претерпеванием осуждения, содержащегося в этом предупреждении. Если лицу назначается наказание в виде пожизненного лишения свободы, то, соответственно, наступление смерти осужденного станет юридическим фактом, прекращающим эти отношения.

Вопрос о стадиях правоотношений юридической ответственности является наиболее спорным. Некоторые ученые стадии правоотношения ответственности связывают не только с этапами развития материально-правового отношения ответственности, но и с этапами развития процессуальной деятельности. Например, считается, что первая стадия — это нереализованная ответственность, вторая — привлечение к ответственности, третья — назначение наказания, четвертая — ее исполнение.

Привлечение к ответственности в том смысле, который вкладывается авторами в этот термин, подразумевает процессуальную деятельность, связанную с вынесением и предъявлением обвинительного заключения, но вся эта деятельность протекает в рамках процессуальных, а не материальных отношений и по своей сути означает этапы развития процессуального отношения.

М. Д. Шиндяпина, отмечая материально-правовой характер отношений ответственности при характеристике их стадий вступает в противоречие сама с собой. Так, первая стадия юридической ответственности начинается с момента совершения правонарушения и длится до обнаружения его компетентными органами государства или должностными лицами (возникновение юридической ответственности).

Вторая стадия начинается с обнаружения правонарушения и заканчивается вступлением в законную силу акта применения права (конкретизация ответственности). На второй стадии происходит получение и оценка фактов, доказывающих или опровергающих факт совершения правонарушения, а правонарушитель на данной стадии ограничивается в свободе передвижения. Вот тут и возникает противоречие.

Получение доказательств происходит в рамках процессуальных отношений, в рамках этих же отношений к правонарушителю применяются и меры пресечения. Третья стадия — стадия реализации юридической ответственности. Начинается она с момента вступления правоприменительного акта, признающего факт совершения правонарушения, в законную силу. Исполнение наказания есть окончание стадии реализации юридической ответственности.

Б. Т. Базылев, М. В. Заднепровская, расходясь во мнениях по поводу количества стадий юридической ответственности, связывают их с развитием материально-правового отношения ответственности. Правоотношение юридической ответственности возникает в момент начала совершения правонарушения. Именно начала, так как действующее законодательство устанавливает ответственность не только за оконченное правонарушение, но и за покушение на него.

Первая стадия юридической ответственности — это ее возникновение. Вся последующая деятельность правоохранительных органов (возбуждение уголовного или административного дела, применение мер пресечения, мер обеспечения иска, привлечение в качестве обвиняемого, рассмотрение дела в суде) происходит в рамках процессуальных отношений. Движение процессуального отношения обусловливает возникновение новых юридических фактов, которые приводят в движение материально-правовое отношение ответственности. Вынесение акта применения права играет двоякую роль.

Во-первых, это юридический факт, обусловливающий динамику ответственности и конкретизирующий обязанности компетентных органов и правонарушителя. Во-вторых, сам акт применения права содержит порицание, отрицательную оценку, что само по себе уже означает реализацию обязанности понести порицание (осуждение).

Собственно поэтому динамика правоотношения ответственности начинается с момента порицания правонарушителя и длится до тех пор, пока не исчерпают себя в фактическом поведении сторон правоотношения их уже конкретизированные в акте применения права обязанности. Вторая стадия юридической ответственности — это ее динамика, которая начинается в момент осуждения и длится вплоть до прекращения отношений ответственности.

Как содержание регулятивных отношений ответственности, так и содержание охранительных отношений ответственности имеют свой субъективный аспект. А. В. Василевский отмечает, что субъективный аспект заключается в восприятии мер негативной юридической ответственности. Субъективное содержание охранительного правоотношения ответственности характеризуется не только восприятием, но и осознанием, и волевым отношением, имеющим определенные мотивы и эмоциональную окраску.

Правонарушитель должен осознать возникшие у него обязанности и выработать к ним определенное отношение. Само поведение правонарушителя, претерпевающего неблагоприятные последствия правонарушения, основывается на волевых и интеллектуальных психических процессах, которые и определяют субъективное содержание охранительного правоотношения юридической ответственности.

Итак, правомерное поведение — фактическое содержание регулятивного отношения ответственности. Это результат действия ответственности и выражение свободы и ответственности. Правомерное поведение — не просто дозволенное поведение, но и ответственное, и в таком качестве одобряемое или поощряемое обществом и государством.

В правомерном поведении выражаются устойчивые взаимосвязи между государством и гражданами, между гражданами, между юридическими лицами. В нем отражается единство правовой нормы, устанавливающей ответственность, и фактического содержания регулятивного правоотношения.

Субъективное содержание регулятивного правоотношения ответственности обладает следующими признаками: позитивным психическим отношением, мотивом, целью, эмоциональным состоянием лица. Позитивное психическое отношение включает в себя сознание, волю, мотивы. Интеллектуальный элемент составляет осознание правовых и моральных норм (осознание значимости своего поведения). Волевой элемент означает способность субъекта осознавать нормы и руководить своими действиями.

Isfic.Info 2006-2017