Общая теория юридической ответственности

Юридические факты, влекущие возникновение добровольной формы реализации юридической ответственности


В юридической литературе возникновение добровольной формы реализации юридической ответственности связывают с фактом вступления нормативно-правового акта в законную силу. В большинстве случаев добровольная ответственность реализуется в общерегулятивных правоотношениях, а основание ее возникновения связано с основаниями возникновения общерегулятивных правоотношений. Следовательно, проблема оснований возникновения общерегулятивных правоотношений является одновременно и проблемой возникновения добровольной формы реализации юридической ответственности.

Н. И. Матузов, рассматривая основания возникновения общерегулятивных правоотношений, отмечает: «Эти правоотношения возникают, как принято говорить, "непосредственно из закона", т. е. роль юридического факта в данном случае играет сам закон, его издание. Вместе с тем это именно правоотношения, а не просто фактические отношения, поскольку налицо урегулированность последних правом, их субъекты юридически сопряжены, просматривается достаточно четкая корреляция между правами и обязанностями.

Словом, они имеют правовую природу». Сам факт вступления закона в силу порождает у лиц, на которых он распространяет свое действие, соответствующие права и обязанности. Последние и составляют главную суть правоотношений, именуемых общими. Иной позиции придерживается В. Б. Исаков. По его мнению, возникновение значительного числа общерегулятивных правоотношений связано не только с существованием субъекта, но и с иными фактами (фактическим составом). Например, для возникновения права на труд, образование, материальное обеспечение в старости, необходимо достижение определенного возраста.

В. О. Лучин отмечает, что «основанием возникновения общих конституционных правоотношений служит появление соответствующего субъекта, его конституирование, особое юридическое состояние, в котором он находится».

Необходимо несколько изменить саму постановку вопроса. Важно отметить, с какого момента субъект становится участником общерегулятивных правоотношений. Закон уже рассчитан на существование неопределенного круга субъектов, подпадающих под его действие. Другие субъекты права, которые на момент вступления в законную силу нормативно-правового акта по тем или иным причинам не являлись участниками общерегулятивных правоотношений, становятся их участниками в связи с наступлением самых разнообразных юридических фактов.

Это могут быть юридические факты-события — относительные или абсолютные. Скажем, по достижении возраста четырнадцати лет субъект становится участником общерегулятивных уголовно-правовых отношений, а с 16 лет он начинает участвовать в регулятивных правоотношениях как уголовной, так и административной ответственности. Достижение определенного возраста является в данном случае абсолютным событием, которое включает субъекта в круг регулируемых уголовной ответственностью отношений.

Для возникновения общерегулятивных правоотношений имеют значение юридические факты состояния. Типичный пример — состояние гражданства.

Следует отметить двойственную природу последнего. С одной стороны, гражданство является фактом-состоянием, а с другой — правоотношением. Термин «факт-правоотношение» может создать впечатление, что юридическим фактом служит все правоотношение в целом. На самом деле это не так. Факт-правоотношение отражает правовую связь в обобщенном виде. Поэтому юридическое значение имеет, как правило, сам факт существования (или отсутствия) того или иного правоотношения. Факты-правоотношения, в свою очередь, выступают основаниями возникновения конкретных регулятивных правоотношений ответственности.

Достижение определенного возраста, характеризующего правосубъектность, полностью соответствует сути юридического факта-события, не зависящего от воли лица. Общерегулятивные правоотношения не являются строго индивидуализированными, но и основанием их возникновения выступает особый юридический факт. Поэтому иногда основания возникновения общерегулятивного правоотношения не укладываются в общую теорию юридических фактов.

Волевые действия участников общественных отношений могут включать субъекта в систему общерегулятивных правоотношений, например — акты (действия) государственных органов, направленные на прием в гражданство РФ, и действия физических лиц, направленные на приобретение гражданства. В данном случае основанием возникновения общерегулятивного правоотношения является сложный фактический состав, завершающим элементом которого становится акт приема лица в гражданство РФ. Таким образом, основанием включения субъекта в общерегулятивные правоотношения могут быть не только обособленные юридические факты, но и сложные юридические составы.

Спорным является вопрос о формальной основе общерегулятивных правоотношений, т. е. о том, вступление в законную силу каких нормативно-правовых актов может порождать возникновение общерегулятивных правоотношений. Специалисты в области конституционного права единодушно признают, что общерегулятивные правоотношения возникают на основе норм Конституции РФ.

С ними дискутируют ученые-цивилисты, привыкшие иметь дело скорее с конкретными правоотношениями, возникающими в силу заключения различного рода сделок; не согласен с их позицией и С. Ф. Кечекьян, который отмечает, что «юридический факт не может отождествляться с источником права, служащим основанием возникновения норм права». Мы не отождествляем юридический факт с законом или иным нормативно-правовым актом и считаем, что в качестве основания возникновения общерегулятивного правоотношения ответственности выступает не закон, а факт его вступления в силу.

Многие положения ГК РФ подчеркивают существование общерегулятивных гражданско-правовых отношений, участником которых является любой субъект, обладающий свойством деликтоспособности. Статья 10 ГК РФ гласит: «Не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах». В ст. 209 ГК РФ указывается, что «владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами в той мере, в какой их оборот допускается законом, осуществляются их собственником свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов других лиц».

Из положений ст. 1064 ГК РФ (общие основания ответственности за причинение вреда) следует, что субъекты должны бережно относиться к имуществу других лиц. На участников гражданско-правовых отношений распространяется общее требование о разумности и добросовестности. Таким образом, требования, вытекающие из этих норм, составляют формальную основу функционирования общерегулятивных гражданско-правовых отношений. Для включения субъекта в общерегулятивные гражданские правоотношения достаточно одного события — достижения им соответствующего возраста.

В теории уголовного права распространено мнение, что для возникновения общерегулятивных уголовно-правовых отношений достаточно вступления в силу нормативно-правового акта (уголовного закона). Таким образом, предполагается, что роль юридического факта здесь выполняет событие вступления в силу уголовного закона.

Иной позиции придерживается Н. М. Кропачев, который считает, что «возникновение регулятивных уголовно-правовых отношений основано на уголовном законе, но не происходит непосредственно в момент его вступления в силу. Необходимо различать действие уголовного закона во времени и реализацию закона в правоотношении. Непосредственным основанием возникновения уголовно-правовых отношений могут выступать только юридические факты, конкретные жизненные ситуации, предусмотренные гипотезой правовой нормы».

Сторонники различных позиций могли бы найти компромиссный вариант. Общерегулятивные правоотношения, основанные на общих запретах, таких, как «не убей», «не укради», «не изнасилуй», «не уничтожай чужого имущества» и т.п., возникают в силу прямого указания закона, а субъект оказывается включен в эти правоотношения с момента вступления нормативно-правового акта в законную силу. Возникновение других уголовно-правовых отношений, которые основаны не на общих запретах, обусловлено конкретными юридическими фактами.

Но тогда возникает вопрос: а являются ли эти правоотношения общерегулятивными? Они являются относительно определенными или конкретными. Скажем, обязанности, вытекающие из ст. 185, 186 УК РФ (не превышать служебных полномочий, не злоупотреблять служебными полномочиями), распространяются только на должностных лиц. Субъект становится участником этих правоотношений с момента обретения им статуса должностного лица.

Большинство юридических фактов, влияющих на возникновение общерегулятивных, относительных или конкретных правоотношений уголовной ответственности, так или иначе связаны с признаками, характеризующими правосубъектность. Наступление конкретных юридических фактов дополняет или изменяет признаки, характеризующие правосубъектность.

Еще раз отметим, что для возникновения конкретного правоотношения необходима соответствующая предпосылка. «Все индивидуализированные правовые связи в конечном счете имеют источником своего регулирования конституционные нормы государства». В качестве таковой выступает юридический факт-правоотношение. Наличие общерегулятивного правоотношения является необходимой основой возникновения конкретного регулятивного правоотношения.

Правопрекращающие факты — это по большей части акты реализации субъективных прав и обязанностей, акты, при помощи которых правовое регулирование достигает своих целей. В связи с этим возникает вопрос о моменте прекращения общерегулятивных правоотношений. Н. И. Матузов отмечает, что общерегулятивные правоотношения, складывающиеся между государством и налогоплательщиком, наиболее стабильные и постоянные (длящиеся). В другой работе он пишет, что «конституционные нормы при их прямом действии могут порождать как общие, так и конкретные правоотношения.

Первые возникают с момента вступления в силу указанных норм и существуют постоянно (как правоотношения состояния)». Это действительно так: трудно представить себе государство, в котором отношения по сбору налогов носили бы временный, а не постоянный характер. Подобные отношения будут существовать ровно столько, сколько существует само государство. Признаки, характеризующие правосубъектность лица, не являются неизменными и влияют на участие субъекта в общерегулятивных правоотношениях.

Например, факт-событие достижения пенсионного возраста (при условии, что субъект прекратил трудовую деятельность) исключает его из общерегулятивных правоотношений по уплате налогов. Общерегулятивные правоотношения являются постоянными, но является ли субъект включенным в эти отношения или выбывает из них, зависит от конкретных юридических фактов. Если же абстрагироваться от вопроса, когда тот или иной субъект становится участником общерегулятивных правоотношений, то следует согласиться с Н. И. Матузовым в том, что «их длительность равна длительности действия самого закона».

Субъектами общерегулятивных правоотношений выступают не только физические лица, но и организации. Обязанность всех юридических лиц соблюдать предписания правовых норм закреплена в Конституции РФ. Факт принятия Конституции делает всех юридических лиц участниками общерегулятивных правоотношений. Это относится ко всем юридическим лицам, которые существовали до момента принятия Конституции.

Согласно Федеральному закону от 8 августа 2001 г. «О государственной регистрации юридических лиц» юридическое лицо считается образовавшимся с момента его государственной регистрации. Таким образом, факт государственной регистрации включает юридическое лицо в общерегулятивные правоотношения. Факт государственной регистрации служит завершающим элементом в сложном фактическом составе. Ведь государственной регистрации предшествуют правомерные действия лиц, желающих зарегистрировать юридическое лицо.

Соответственно, решение о ликвидации юридического лица (добровольной или принудительной) становится уже тем фактом, который исключает юридическое лицо из общерегулятивных правоотношений. Но и в этом случае имеет место не простой юридический факт, а сложный фактический состав, поскольку решению о ликвидации должен предшествовать ряд действий, которые предусмотрены в действующем законодательстве.

Определенные события могут порождать и прекращать не только общие конституционные, но и конкретные правоотношения. Среди таких событий можно отметить рождение (ст. 17, ч. 2) или смерть физического лица (ст. 35, ч. 4), достижение лицом установленного возраста (ст. 60; ст. 81, ч. 2; ст. 97, ч. 1), наступление или истечение определенного срока (ст. 81, ч. 2 и 3; ст. 99, ч. 4); стойкую неспособность Президента РФ (ст. 92, ч. 2).

Ряд уголовно-правовых обязанностей реализуется в конкретных регулятивных правоотношениях, и их возникновение связано с конкретными жизненными событиями. Обязанность оказать помощь у капитана судна возникает в случае конкретного происшествия (ст. 270 УК). Обязанность по воспитанию возникает в случае рождения ребенка (ст. 156 УК). В ряде случаев основанием возникновения правоотношения становятся акты государственных органов. Например, уголовно-правовая обязанность уплачивать средства на содержание несовершеннолетних детей или нетрудоспособных родителей появляется по решению суда (ст. 157 УК).

Особое значение юридические факты имеют для возникновения воздействия от норм, предусматривающих специальные правила поведения. Для приведенных выше примеров характерно то обстоятельство, что возникновение уголовно-правовых обязанностей основано на обязанностях, предусмотренных в иных нормативно-правовых актах. Однако это не умаляет их значения в механизме правового регулирования общественных отношений. Уголовно-правовые обязанности включены в систему обязанностей, предусмотренных иными отраслями права.

В качестве основания возникновения некоторых разновидностей регулятивных уголовных правоотношений выступают разнородные юридические составы. Например, можно рассмотреть ст. 265 УК РФ, которая устанавливает ответственность за неоказание капитаном судна помощи терпящим бедствие. Субъектом данного преступления может быть только капитан судна, на которого возложены соответствующие обязанности. Абстрактно данная обязанность появляется у лица с момента его назначения на должность капитана, т. е. необходим юридический факт нахождения лица в соответствующих трудовых отношениях.

На данном этапе происходит развитие фактического состава, которое начинается с момента появления первого факта, предусмотренного его моделью. Реализована эта обязанность должна быть в случае наступления события — факта бедствия, которое терпит другое судно. Таким образом, для возникновения регулятивного правоотношения необходимы юридические факты, предусмотренные нормами трудового права, международного права, и юридический факт, предусмотренный нормой уголовного права. Накопление всех необходимых фактов вызывает правовое последствие — возникновение регулятивных правовых отношений ответственности.

Своими особенностями обладают юридические факты, влекущие возникновение поощрительного правоотношения ответственности, которое напрямую связано с правомерными действиями, направленными на достижение правового результата — поощрения. «Основанием возникновения поощрительных правоотношений являются специально поощряемые правомерные действия, за которые предусматриваются меры морального или материального стимулирования». «Заслуга — фактическое юридическое основание государственного поощрения».

Поощрительное правоотношение, возникающее на основании юридического факта, носит строго индивидуализированный характер. Динамика этого правоотношения связана не только с фактом заслуженного поведения, но и с актом применения права, который выносит компетентный орган. Таким образом, акт применения права здесь выполняет двоякую роль. С одной стороны, он выступает в качестве юридического факта, а с другой — является самостоятельным звеном механизма правового регулирования. Факт заслуженного поведения и акт применения права играют роль фактов, превращающих общерегулятивные правоотношения в конкретные.

Ю. С. Решетов отмечает, что в процессе своего развития общерегулятивные правоотношения могут подвергаться индивидуально-правовому регулированию. В данном случае индивидуально-правовой акт может привести к переходу общерегулятивного правоотношения в разряд конкретных. Подобные индивидуально-правовые акты рассматриваются как юридические факты. На наш взгляд, в поощрительном правоотношении акт применения права является завершающим элементом фактического состава и влияет на развитие динамики этого правоотношения.

Юридические факты, влекущие возникновение поощрительных правоотношений, многообразны. Как и иные юридические факты, они описаны в гипотезе правовой нормы. В большинстве случаев гипотезы поощрительных норм носят относительно определенный характер. Относительно определенные гипотезы поощрительных норм указывают на общие условия, достижение которых может повлечь правовое поощрение.

Так, в Указе Президента РФ от 2 марта 1994 г. «О государственных наградах РФ» указывается, что награждение «орденами Суворова, Ушакова производится за подвиги и отличия в боях по защите Отечества». В Указе Президента РФ от 18 марта 1996 г. «Об утверждении Положения о премиях Президента РФ в области образования» отмечается, что премии присуждаются за внедрение инновационных разработок в сфере образования, за создание эффективных технологий обучения.

Аналогичные относительно определенные гипотезы содержатся в Положении о почетных званиях РФ, утвержденном Указом Президента РФ от 30 декабря 1995 г. В гипотезах поощрительных норм сформулированы лишь оценочные понятия, на которые должны ориентироваться субъекты правоприменительной деятельности. В редких случаях гипотезы поощрительных норм носят абсолютно определенный характер. Например, п. 2 ст. 232 ГК РФ предусматривает, что «лицо, задержавшее безнадзорных домашних животных, имеет право на вознаграждение в соответствии с пунктом 2 ст. 299 настоящего Кодекса».

Итак, норма юридической ответственности — это закрепленное в нормативно-правовом акте, исходящее от государства общеобязательное формально-определенное правило поведения, устанавливающее меру должного и ответственного поведения, за соблюдение которого следует одобрение или поощрение, а за нарушение применяются меры государственно-принудительной формы реализации юридической ответственности.

В санкции нормы юридической ответственности закрепляются меры юридической ответственности, а не иные меры государственного принуждения. Именно этот признак выступает в качестве основного, выделяя нормы юридической ответственности среди других разновидностей правовых норм-правил поведения и законоположений.

Особой разновидностью норм юридической ответственности следует считать поощрительные нормы, в которых закрепляются само правило поведения и меры поощрения за ответственное поведение субъекта.

В основании возникновения добровольной формы реализации юридической ответственности и общерегулятивных правоотношений лежит юридический факт-событие — вступление нормативно-правового акта в законную силу. С этого момента лица, обладающие свойствами правосубъектности, становятся участниками общерегулятивных правоотношений. Включение иных субъектов в круг общерегулятивных правоотношений зависит от самых разнообразных юридических фактов, которые, как правило, характеризуют признаки правосубъектности.

Кроме того, возникновение добровольной формы реализации юридической ответственности может быть связано не только с одним юридическим фактом, но и со сложным юридическим составом (совокупностью юридических фактов).

Isfic.Info 2006-2017