Общая теория юридической ответственности

Нормы права, предусматривающие юридическую ответственность


Юридическая ответственность немыслима без правовой нормы, так как объем и мера юридической ответственности предусмотрены нормой права, которая служит ее основой. Норму права определяют как «исходный элемент», «первичную клеточку права». При этом право представляет собой целостное системное образование. Норма права является частью целого, в «то же время каждая из норм не может изображаться в качестве "права в миниатюре", полного, исчерпывающего выражения всех его качеств и характеристик».

Признаки правовой нормы были подробно исследованы в отечественной юридической литературе еще в 60—70-е годы прошлого столетия, а особо следует отметить вклад ученых саратовской школы права в разработку проблем норм права.

Исследователи выделяют такие признаки правовой нормы, как государственно-волевой характер, государственная обязательность, формальная определенность, общий характер, общеобязательность, представительно-обязывающий характер, нормативность. Распространено понимание нормы права как правила поведения, устанавливаемого и обеспечиваемого принудительной силой государства.

Так, М. И. Байтин пишет: «Норма права — это исходящее от государства и им охраняемое общеобязательное, формально-определенное предписание, выраженное в виде правила поведения или отправного установления и являющееся государственным регулятором общественных отношений». В. К. Бабаев и В. М. Баранов характеризуют норму права более широко, с учетом наличия у нее различных разновидностей, определяя ее как содержащееся в нормативно-правовом акте общеобязательное, формально-определенное, структурно организованное установление государством меры должного, возможного, поощряемого, рекомендуемого либо запрещаемого варианта деятельности субъектов социальной действительности путем установления субъективных прав и юридических обязанностей.

С. С. Алексеев называет наиболее типичные и существенные признаки нормы права: во-первых, норма права исходит от государства. Это не просто правило поведения, а правило поведения, обладающее «авторитарностью», выступающее в качестве предписания, явления; во-вторых, норма права охраняется принудительной силой государства; в-третьих, норма права — это общеобязательное правило поведения. Юридическая норма представляет собой не просто правило поведения общего характера, а общеобязательное правило, в-четвертых, норма права предоставляет участникам общественных отношений субъективные права и возлагает на них субъективные юридические обязанности.

Отграничивая нормы права от иных социальных норм, П. Е. Недбайло отмечает: «Норма права в отличие от других социальных норм является строго определенным правилом, установленным или санкционированным государством, правилом, выражающим обусловленную объективными закономерностями социализма государственную волю, обеспеченную государственными и общественными средствами в целях регулирования наиболее существенных отношений путем официального их закрепления в форме определенных прав и обязанностей участников этих отношений».

Некоторые ученые разграничивают правовые нормы и юридические нормы, считая, что позитивное право выступает как система норм, связанная с государством, официально им оформленная и обеспеченная силой государственного принуждения. Правовая норма понимается как мера свободы и ответственности индивидов в поведении. Юридическая норма выступает как авторитетно установленное правило (веление), обладающее рядом признаков, прежде всего формальной определенностью, общеобязательностью, оно защищено от нарушений принуждением и гарантировано государством.

Правовая норма более абстрактна, для нее не характерна формальная определенность поведенческого варианта, она воплощается в общественном сознании либо (в меньшей степени) в поведенческом процессе.

Разграничение правовых и юридических норм связано с известной дискуссией о «широком» и «узком» понимании права, которая в последние годы зашла в тупик. Нам импонирует определение правовой нормы как меры свободы и ответственности личности и государства, но при разграничении правовых и юридических норм получается, что юридические нормы не являются мерой свободы и ответственности, а правовые теряют свои типичные свойства и превращаются в некое аморфное явление.

Прежде всего, «право — это система общеобязательных, формально-определенных норм, которые выражают государственную волю общества, ее общечеловеческий и классовый характер: издаются или санкционируются государством и охраняются от нарушений возможностью государственного принуждения; являются властно-официальным регулятором общественных отношений». Как отмечает М. И. Байтин, «сторонники широкого правопонимания не смогли сформулировать сколько-нибудь приемлемое в научно-практическом отношении, другими словами, "работающее" общее определение права». Таким образом, разграничение правовых и юридических норм лишено научно-практического значения и ведет к растворению правовых норм в системе иных социальных правил поведения.

Схожие предложения имеются и в работах, затрагивающих теорию юридической ответственности. Например, Н. В. Витрук пишет: «Юридическая ответственность — это ответственность на основе законов государства, в соответствии с законами государства. Правовая ответственность лежит в основе юридической ответственности, она определяет цели и принципы юридической ответственности. Правовая ответственность наиболее тесно связана со справедливостью.

Как правило, правовая ответственность находит адекватное выражение прежде всего в нормах Конституции, а они, в свою очередь, получают конкретизацию и развитие в нормах текущего (отраслевого) законодательства». Как «правовую ответственность», так и юридическую необходимо выводить и определять прежде всего из норм, ее предусматривающих, в противном случае произойдет нивелирование ответственности и «вымывание» из нее юридического содержания.

Нормы, предусматривающие юридическую ответственность, содержатся в действующих нормативно-правовых актах, а в совокупности образуют межотраслевой функциональный охранительно-регулятивный институт юридической ответственности. Б. Т. Базылев отмечает, что «нормы уголовной, гражданской, административной, дисциплинарной, семейно-правовой и других видов ответственности составляют структурные подразделения общего института юридической ответственности, его субинституты. Они, в свою очередь, подразделяются на подинституты (подвиды) юридической ответственности».

Первичным элементом в институте юридической ответственности будет выступать норма юридической ответственности, которая обладает всеми признаками правовой нормы. Во-первых, это общеобязательное правило поведения. Во-вторых, она закреплена в нормативно-правовом акте (формально-определенное). В-третьих, она обеспечивается государственным убеждением, принуждением или поощрением. В-четвертых, ее одобряет и гарантирует государство. В-пятых, за ее нарушение которого применяются меры юридической ответственности. В-шестых, за ее исполнение или «сверхисполнение» применяются меры позитивной ответственности. В-седьмых, в санкции такой нормы закреплены меры юридической ответственности, а не иные меры государственного принуждения.

Функциональное предназначение норм юридической ответственности заключается в регулировании отношений, возникающих как до, так и после совершения правонарушения. Однако Б. Т. Базылев полагает, что нормы института юридической ответственности регулируют те отношения, которые возникают в результате совершения правонарушений. Такие нормы содержат и разрешенный, и запрещенный вариант поведения и рассчитаны прежде всего на соблюдение, осуществляемое как в рамках общих, так и в рамках конкретных правоотношений.

В силу чего они оказывают воздействие и на отношения, не являющиеся конфликтными, а обеспечение нормального функционирования неконфликтных отношений — основное назначение нормы юридической ответственности. Охранительными такие нормы можно назвать только в том смысле, что они охраняют общественные отношения от нарушения, но сложно представить себе охрану, которая бы не предполагала регулирования общественных отношений.

Признак нормы юридической ответственности, заключающийся в наличии санкции, предусматривающей меры ответственности, особенно выделяет их среди других разновидностей правовых норм. В таких санкциях закреплено государственное осуждение и государственное принуждение правонарушителя, которое сужает правовой статус последнего.

Однако не все ученые согласны с тем, что в санкции правовой нормы фиксируются различные меры государственного принуждения, неоднородные по своему содержанию. Некоторые ученые полагают, что в санкциях правовых норм закреплены исключительно меры юридической ответственности. Например, М. И. Байтин пишет: «Санкция — структурный элемент, предусматривающий последствия нарушения правовой нормы, определяющий вид и меру юридической ответственности для нарушителя ее предписаний». Иных позиций придерживаются другие ученые.

По мнению П. С. Элькинд, необходимым условием уголовно-процессуального принуждения является санкция в качестве структурного элемента правовой нормы, предусматривающего форму и пределы государственного воздействия за отказ от добровольного выполнения уголовно-процессуальных требований или за лишение субъекта возможности использования дозволений. В. И. Гойман пишет: «Санкцию понимают как ту часть правовой нормы, в которой указываются последствия выполнения или невыполнения самого правила поведения (диспозиции нормы)».

А. А. Бессонов отмечает, что «санкция процессуальной нормы представляет собой указание на неблагоприятные последствия, наступающие в случае невыполнения правила, предусмотренного процессуальной нормой. Специфика санкций в данном случае выражается в наступлении таких последствий, как отмена правоприменительного акта, принятого с нарушением процессуальных норм, и т.д.». По нашему мнению, отмена правоприменительного акта не выступает мерой юридической ответственности. Не любая санкция правовой нормы содержит вид и меру юридической ответственности.

В санкциях правовых норм могут быть закреплены и иные меры государственного принуждения, которые по своей юридической природе не являются мерами юридической ответственности. Например, в санкции правовой нормы могут быть закреплены меры защиты. В санкциях, закрепляющих меры юридической ответственности, определены неблагоприятные последствия, изменяющие правовой статус правонарушителя, ведущие к появлению новых обязанностей, которых не существовало до нарушения диспозиции правовой нормы. Санкции закрепляют не саму юридическую ответственность, а только ее меры. Закрепление юридической ответственности в целом происходит на уровне правовой нормы в единстве всех трех элементов (гипотезы, диспозиции и санкции).

Еще раз подчеркнем, что определение мер юридической ответственности в санкции правовой нормы — это тот существенный признак, который отличает норму юридической ответственности от других разновидностей правовых норм. Применение многих мер государственного принуждения не влечет последствий, которые можно охарактеризовать как юридическую ответственность. Например, в ст. 12 ГК РФ перечисляются возможные гражданско-правовые способы защиты, не все из которых можно отнести к закрепляющим меры юридической ответственности.

Признание права, восстановление положения, существовавшего до нарушения права, пресечение действий, нарушающих право, признание сделки недействительной, признание недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления и т.д. не являются санкциями, закрепляющими юридическую ответственность. Аналогичные меры существуют и в других отраслях права.

Другой отличительной чертой санкций, закрепляющих меры юридической ответственности, выступает наличие у них карательной функции. Основная цель и функция мер защиты — восстановление нарушенного права. Наличие карательной функции — это специфический признак, отличающий санкции, закрепляющие меры юридической ответственности, от мер защиты. Данную проблему наиболее детально исследовали В. М. Ведяхин, Т. Б. Шубина, А. А. Левков.

В частности, А. А. Левков отмечает, что «меры защиты — это правовые средства, не относящиеся к мерам юридической ответственности и мерам безопасности, установленные в законодательстве и направленные на восстановление права, обеспечение его исполнения, на предупреждение и пресечение правонарушения». Санкции правовых норм могут включать в себя меры защиты, меры юридической ответственности и меры безопасности. Все указанные элементы охватываются единым понятием «защита права».

Понятие о нормах юридической ответственности неразрывно связано с вопросом об их структуре. В юридической литературе в структуре норм выделяют три элемента: гипотезу, диспозицию и санкцию. Гипотеза содержит условия, при наличии которых действует правовая норма. В диспозиции, «сердцевине», указывается само правило поведения, которого должны придерживаться участники правоотношений. Санкция определяет возможные неблагоприятные последствия, возникающие вследствие нарушения диспозиции нормы, предусматривающей юридическую ответственность.

Существуют и другие научные точки зрения относительно структуры нормы-правила поведения. Б. Т. Базылев пишет, что «нормы ответственности существуют почти во всех отраслях права, образуя отраслевые институты ответственности. Они реализуют одну из охранительных функций права, представляя собой по структуре сочетание гипотезы, описывающей правонарушение, и санкции, определяющей вид и пределы штрафного карательного воздействия в отношении правонарушителя».

По мнению Г. О. Петровой, нормы уголовного права включают четыре элемента: гипотезу; субъектов уголовно-правовых отношений; диспозицию; санкцию. С. С. Алексеев полагает, что норма-предписание состоит из гипотезы и диспозиции или санкции. В регулятивных нормах диспозиция образует само содержание правила поведения, а в охранительных нормах рассматриваемая часть носит название санкции. Она указывает на государственно-принудительные меры, применяемые к правонарушителю.

По нашему мнению, выглядят несостоятельными попытки конструировать двучленную или четырехчленную правовую норму — правило поведения. Так, включение в структуру правовой нормы в качестве отдельного элемента субъектов общественных отношений «разбивает» гипотезу надвое. Предположение Б. Т. Базылева о том, что охранительные нормы (а в особенности нормы уголовного права) состоят из гипотезы и санкции, противоречит уголовно-правовому принципу «нет преступления без указания на то в уголовном законе».

Получается, что виновное лицо нарушает диспозицию, содержащуюся не в уголовном законе, а в ином нормативно-правовом акте. Специфика норм юридической ответственности заключается не в том, что у них отсутствует гипотеза или диспозиция, а в особенностях их выражения в тексте нормативно-правового акта.

Вместе с тем надо иметь в виду, что трехэлементная структура свойственна не всем нормам права; например, нормам-принципам, нормам-дефинициям она не свойственна. В. К. Бабаев отмечает, что «нет смысла искать в отправных (учредительных) нормах гипотезу, диспозицию или санкцию. Они имеют иные структурные элементы». Подобным нормам присуще «общее свойство — они законодательно закрепляют (учреждают) какое-либо правовое положение материального или процессуального характера.

Делается это либо путем его словесного обозначения, либо путем полного определения (дефиниции). Эти признаки правового понятия, явления, принципа общественно-политической ситуации выступают в качестве структурных элементов отправной (учредительной) юридической нормы». «Нормы права, в отличие от всех других типов нормативно-правовых предписаний, рассчитаны на непосредственную реализацию, участвуя тем самым в осуществлении регулятивной и охранительной функций права. Это позволяет говорить о правовых нормах как об основной части права. Правовые декларации, принципы и дефиниции образуют нормативно-вспомогательную часть права, так как реализуются опосредованно, обеспечивая процесс нормального функционирования правовых норм».

М. С. Поройко в структуре обязывающих и управомочивающих норм уголовного права определяет только гипотезу и диспозицию, так как обязывающие нормы обращены к правоохранительным органам и возлагают на них обязанность выполнить определенные действия в случае совершения преступления. За абстрактными понятиями «правоохранительные органы», «суд», «следователь» скрываются вполне конкретные должностные лица, и в случае несоблюдения указанных обязанностей они будут нести уголовную ответственность за превышение должностных полномочий, злоупотребление должностными полномочиями и т.д.

Как видим, санкция обнаруживается и у подобного рода норм. М. С. Поройко в своих рассуждениях допускает типичную ошибку, связанную с соотношением элементов логической структуры нормы права и способов их выражения в законодательстве. Сложно согласиться и с тем, что обязывающие нормы обращены исключительно к правоохранительным органам. Ряд норм уголовного права содержит позитивные обязывания, т. е. предписывает физическим лицам совершить определенные действия (оказать помощь больному, не оставить в опасности и т.д.), а само деление норм на обязывающие и запрещающие носит условный характер, поскольку любой запрет есть одновременно и обязанность действовать правомерным образом, т. е. обязанность не совершать определенные в уголовно-правовой норме действия.

Это относится и к управомочивающим нормам, предоставляющим физическим лицам право на необходимую оборону, причинение вреда при задержании преступника, причинение вреда в состоянии крайней необходимости. Так, лицо не только наделяется правом на необходимую оборону, но и обязано не превышать ее пределы, иначе к нему будет применена санкция уголовно-правовой нормы, предусматривающая ответственность за превышение пределов необходимой обороны.

Нормы юридической ответственности обладают классической трехэлементной структурой, т. е. состоят из гипотезы, диспозиции и санкции. По своему содержанию они включают правило-предписание, очерчивающее границы возможного и должного поведения. Они содержат масштаб, образец, эталон поведения людей, их коллективов, должностных лиц и государства. В них, как и в других правовых нормах, выражается формальная определенность права, закрепляется в установленных формах государственная воля.

Нормы юридической ответственности благодаря формальной определенности обладают способностью точно закрепить государственную волю, выразить ее в системе субъективных прав и обязанностей, четко очертить границы поведения. Содержанием нормы юридической ответственности выступает не текст статьи закона, а требуемое от адресатов нормы правило поведения.

Норма юридической ответственности регулирует поведение не отдельно взятого субъекта, а взаимодействие субъектов общественных отношений. Регулирование этого взаимодействия может осуществляться как по вертикали, так и по горизонтали, т. е. между государством и физическими лицами и между физическими лицами. Т. В. Кленова отмечает, что получила распространение концепция «двуединой уголовно-правовой нормы», в соответствии с которой в трехчленной структуре (гипотеза, диспозиция и санкция) объединяются две нормы права — регулирующая, адресованная гражданам, и охранительная, имеющая адресатом судебно-следственные органы. В соответствии с данной концепцией содержание нормы определяется в зависимости от точки ее приложения.

В норме объединяются «не две нормы», а различные функции, которыми она обладает. Норма юридической ответственности едина, но обладает охранительной и регулятивной функциями, которые могут осуществляться одновременно, регулируя и охраняя общественные отношения. Нормы права образуются как регулятивными, так и охранительными предписаниями, т. е. нельзя разорвать связь между этими предписаниями, не разрушив единства регулирующего воздействия государства на общественные отношения.

Содержание правовой нормы составляет определенное правило. Его обязательной чертой является представительно-обязывающий характер. В правовой норме заключена модель не столько индивидуального акта, сколько взаимодействия субъектов. Государство, возлагая на граждан обязанности по совершению правомерных действий, одновременно само является участником правоотношений. Обязанности государства в лице компетентных органов предусмотрены нормой ответственности и заключаются в создании гарантий, одобрении и поощрении правомерных действий.

Компетентные органы обязаны не привлекать субъекта к ответственности в случае совершения им правомерных действий, а в случае совершения субъектом правонарушения у них появляется обязанность привлечь его к юридической ответственности, в чем и проявляется один из аспектов взаимодействия субъектов общественных отношений, которое предусмотрено нормой юридической ответственности.

В нормах юридической ответственности закрепляются не только обязанности, но и права субъектов отношений юридической ответственности, моделируется состояние как добровольной, так и государственно-принудительной форм реализации юридической ответственности, а какое именно состояние разовьется, зависит уже от действий субъектов общественных отношений.

В теории права распространенной является классификация правовых норм в зависимости от особенностей выражения их структурных элементов на управомочивающие, обязывающие и запрещающие. Обязывающие и запрещающие нормы — типичные разновидности норм юридической ответственности. Запрет в системе способов законодательного определения уголовной, административной, финансовой и других видов ответственности имеет доминирующее значение.

Однако в таких нормах не только описывается правонарушение, но и формулируется правило правомерного поведения. Основным адресатом нормы названного вида являются именно граждане, поскольку в их правомерном поведении изначально заинтересовано государство, так как абстрактной возможностью асоциального поведения, наносящего существенный вред общественным отношениям, вызывается к жизни система правовых запретов. Немалая роль принадлежит и обязывающим нормам.

Подразделение норм на обязывающие и запрещающие носит достаточно условный характер. Каждая из указанных разновидностей норм юридической ответственности по-своему формулирует обязанности. Нельзя говорить о том, что запрещающая норма не предусматривает обязанностей. Обязанность заключается в соблюдении запрета, в несовершении запрещенных действий. «Запрещение определенного действия эквивалентно обязанности несовершения этого действия», — отмечает А. В. Малько.

Распространенной является классификация правовых норм в зависимости от их отраслевой принадлежности. Согласно ей нормы права подразделяются на уголовно-правовые, гражданско-правовые, конституционные, трудовые, уголовно-исполнительные, административные, уголовно-процессуальные, гражданско-процессуальные, финансово-правовые и т.д. В связи с этим возникают вопросы: в любой ли отрасли права существуют нормы ответственности?

В любой ли отрасли права в качестве структурного образования имеется самостоятельный институт юридической ответственности? Данная проблема тесно связана с вопросами о системе права и системе юридической ответственности, которые специально будут рассмотрены в других главах и параграфах работы. Сейчас мы только отметим, что по своей отраслевой принадлежности нормы юридической ответственности могут быть конституционными, уголовными, гражданско-правовыми, финансовыми, трудовыми (так как трудовое право предусматривает два вида ответственности: материальную и дисциплинарную), уголовно-исполнительными, уголовно-процессуальными, гражданско-процессуальными, административными.

В некоторых отраслях права нормы, предусматривающие юридическую ответственность, как таковые отсутствуют, например, в семейном праве, экологическом праве. Это означает, что в санкциях норм указанных отраслей сформулированы меры защиты и диспозиция правовой нормы охраняется от нарушения именно мерами защиты (как, например, в семейном праве) либо предписания, сформулированные в нормах экологического и семейного права, охраняются от нарушения дополнительно нормами, содержащимися в других отраслях права.

Ярким примером тому выступает экологическое право, которое в связи с принятием нового КоАП РФ фактически лишилось собственного института юридической ответственности, так как многочисленные нормы, содержащиеся в различных нормативно-правовых актах экологического характера, были исключены из них и систематизированы в специальной главе Кодекса об административных правонарушениях.

В систему права помимо норм-правил поведения включают нормы, таковыми не являющиеся. К последним относятся законодательные положения констатирующего и описательного характера: нормы-принципы, нормы-дефиниции, нормы-задачи, нормы-цели, которые называют «иными нормативными обобщениями», «нетипичными нормативными предписаниями», «законоположениями», «правоположениями».

Нормы юридической ответственности взаимосвязаны с нормами, не являющимися правилами поведения. Нормы-принципы, нормы-цели и т.п. оказывают не прямое, а опосредованное воздействие на регулирование отношений. Они предопределяют содержание правовых норм — правил поведения, декларируют ответственность, предопределяют деятельность законодателя и правоприменителя, оказывая воздействие на общественные отношения на несколько ином уровне.

Последнее десятилетие ознаменовалось детальным исследованием поощрительных норм права. Правовое поощрение связано с заслуженным поведением. В поощрительной норме содержится призыв совершить желательное для общества и государства действие. Меры поощрения юридически одобряют позитивные действия, выступая формой награждения со стороны общества и государства добровольного заслуженного поведения. Можно ли отнести поощрительные нормы к нормам, предусматривающим юридическую ответственность?

Мы рассматриваем юридическую ответственность в широком смысле, принимая во внимание позитивный и негативный аспекты ее реализации. Поощрительная норма предусматривает меру юридической ответственности, но ответственности добровольной, выступающей противовесом наказанию и взысканию. В ней описан только разрешенный и одобряемый вариант поведения субъекта общественного отношения. Во-первых, поощрение является мерой добровольной юридической ответственности, во-вторых, законодательное установление мер поощрения является нормативным закреплением добровольной юридической ответственности, а применение мер поощрения выступает реализацией добровольной юридической ответственности.

В мерах поощрения добровольная форма реализации юридической ответственности объективируется, как объективируется в мерах наказания государственно-принудительная форма реализации ответственности. В поощрительной норме заложен вариант ответственного, свободного и правомерного поведения.

Поощрительную норму можно отнести к разновидности норм юридической ответственности, но ответственности, носящей исключительно позитивный характер.

Итак, норма юридической ответственности — это закрепленное в нормативно-правовом акте, исходящее от государства общеобязательное формально-определенное правило поведения, устанавливающее меру должного и ответственного поведения, за соблюдение которого следует одобрение или поощрение, а за нарушение применяются меры государственно-принудительной формы реализации юридической ответственности. В санкции нормы юридической ответственности закрепляются меры юридической ответственности, а не иные меры государственного принуждения. Именно этот признак выступает в качестве основного, выделяющего нормы юридической ответственности среди других разновидностей правовых норм — правил поведения и законоположений.

По своей логической структуре норма юридической ответственности состоит из гипотезы, диспозиции и санкции. По своему содержанию норма юридической ответственности определяет правило поведения. По функциональному назначению она выполняет регулятивную, охранительную, превентивную, восстановительную и воспитательную функции. В норме юридической ответственности закреплено состояние добровольной и государственно-принудительной форм реализации юридической ответственности.



Isfic.Info 2006-2017