Общая теория юридической ответственности

Нормативное и фактическое основание ответственности государства за международное правонарушение


В литературе высказываются резонные соображения о том, что категория «основание ответственности» является общеправовой и включает в себя две взаимосвязанные стороны: нормативное и юридико-фактическое основания ответственности.

В связи с внутригосударственным правом термин «основание ответственности» употребляется в двух смыслах:

  1. нормативное основание юридической ответственности, под которой имеется в виду совокупность правовых норм, в соответствии с которыми устанавливается и применяется юридическая ответственность;
  2. фактическое основание применения юридической ответственности — совершение правонарушения.

Для позитивной юридической ответственности достаточно нормативного основания, а для возникновения и применения негативной юридической ответственности необходимо и нормативное, и фактическое основание.

В международном праве под нормативным основанием ответственности понимают международно-правовые акты, устанавливающие международные обязательства, нарушение которых квалифицируется как международное правонарушение.

Нормативное основание предполагает абстрактную возможность для привлечения к ответственности за правонарушение, но его недостаточно для возникновения конкретных правоотношений юридической ответственности. Для этого необходимо наличие юридических фактов, порождающих правоотношения ответственности. Правонарушение как юридический факт составляет юридико-фактическое основание ответственности, т. е. то, за что субъект международного права привлекается к международной ответственности.

Характер международной ответственности за правонарушение зависит, прежде всего, от вида нарушенного обязательства и юридической квалификации конкретного правонарушения. Разграничение обязательств государств по отношению друг к другу и отдельного государства перед международным сообществом позволяет увидеть одно из объективных различий между обычными нарушениями норм международного права и международными преступлениями, а также уяснить, что субъектами правоотношений ответственности или вторичных охранительных правоотношений могут быть либо государство-правонарушитель и непосредственно пострадавшее государство, либо государство-правонарушитель и другие государства, и международные организации.

Международное правонарушение — это сложное социальное и правовое явление, элементами которого выступают: противоправность; вина государства-правонарушителя; ущерб, причиненный противоправным виновным деянием государства-правонарушителя; причинно-следственная связь между противоправным деянием и ущербом.

Все четыре элемента правонарушения не существуют изолированно друг от друга, они взаимосвязаны с правосубъектностью государства и его поведением как правонарушителя. Отсутствие одного из элементов правонарушения не позволяет констатировать, что государство совершило международное правонарушение.

В идеале в нормах международного права и двусторонних или многосторонних международных договоров четко определяются условия наступления международной ответственности государства-правонарушителя и критерии определения вида и объема международной ответственности государства-правонарушителя.

Специфика современных международных отношений и самого международного права делает невозможным возложение бремени доказывания международного правонарушения на потерпевшее государство. Для того чтобы потерпевшие или уполномоченные международные органы могли начать процесс привлечения к ответственности, достаточно объективного факта нарушения государством международного обязательства, выражающегося в международно-противоправном действии или бездействии его органов или должностных лиц.

В литературе отмечалось, что для приписывания государству международного правонарушения не имеет значения ни характер функций органа государства, ни область, в которой он функционирует, ни его место в системе государственного механизма. Однако решение вопроса осложняется, когда лицо или группа лиц, наделенные статусом государственного органа, превысили свои полномочия.

По этим проблемам в международной практике существовало две точки зрения. С конца XIX в. американская практика предполагала, что государство не отвечает за действия своего органа, если не будет доказано, что последний выполнял указания вышестоящего органа.

Другая позиция, отражавшая практику европейских стран, заключалась в том, что государство несет ответственность за любые действия своих должностных лиц.

Для правоотношений двух государств не имеет значения степень превышения органом одного государства своих полномочий, если его действие, совершенное в нарушение требований международного права, наносит ущерб другому государству.

Поведение государства, не отвечающее требованиям его между- народно-правовых обязательств, всегда ведет к посягательству на права других субъектов международного права, причиняет им ущерб. Нарушение международного обязательства является одновременно и нарушением права субъекта международного правоотношения, ибо каждому международному обязательству соответствует право какого-либо субъекта международных отношений. Поэтому международное правонарушение можно определить как противоправное виновное действие или бездействие государства, нарушающее его международное обязательство.

Противоправное поведение является следствием неправомерного, виновного проявления воли государства. Противоправность и вина неотделимы друг от друга. Для установления факта правонарушения со стороны государства необходимо, чтобы воля государства объективизировалась в его противоправном действии или бездействии. Но деятельность государства в международных отношениях проявляется только через деятельность его органов, осуществляющих суверенную волю данного государства.

Значит, поведение государства, нарушающее его международно-правовые обязательства, объективно выражается в поведении соответствующих государственных органов. Доктрина международного права, практика государств, международная судебная и арбитражная практика признают принцип ответственности государств за противоправное поведение его органов.

Это поведение присваивается государству независимо от международного или внутреннего характера функций виновного органа и вышестоящего или нижестоящего его положения в рамках государственной организации. Здесь речь идет о субъектах международной ответственности.

На первый взгляд, ответ на вопрос о субъектах международной ответственности является простым и однозначным: субъектами международной ответственности за международные правонарушения являются субъекты международного права. Как правильно подметил Н. А. Ушаков, нормы международного права регулируют международные отношения государств и иных участников этих отношений, иначе — субъектов международно-правовых отношений. Нарушить международно-правовые нормы и нести международную ответственность могут, естественно, лишь субъекты международного права.

Являются ли отдельные индивиды, физические лица субъектами международного права, могут ли они нести международную ответственность? На наш взгляд, отдельные физические лица или индивиды не являются ни субъектами международного права, ни субъектами международной ответственности. Но в литературе по этому вопросу высказывается и противоположная точка зрения.

Г. И. Тункин полагает, что субъектами ответственности по международному праву являются субъекты международного права, прежде всего государства. В отдельных случаях имеет место ответственность физических лиц за преступления против мира, военные преступления и преступления против человечества. За названные преступления физические лица несут уголовную ответственность.

Д. Б. Левин тоже считает, что физические лица, совершившие преступления против человечества, могут быть субъектами международно-правовой ответственности. Однако автор оговаривается, что международная ответственность физических лиц есть «особого рода уголовная ответственность». Д. Б. Левин полагает, что в данном случае ответственность физических лиц «вытекает из нормы международного права и национального права» и по своей юридической природе принципиально отличается от ответственности, которую могут нести субъекты международного права.

Международно-правовую ответственность за совершение международных преступлений наряду с государствами могут нести и виновные физические лица, отмечал М. X. Фарукшин. По мнению И. И. Карпеца, формы и виды международно-правовой ответственности государств отличны от ответственности за уголовные преступления. Ответственность в уголовно-правовом смысле предполагает ответственность конкретных людей.

Бесспорно, международное уголовное право, как и внутригосударственное национальное право, имеет дело с преступлениями. Субъектами ответственности здесь являются преступники, конкретные физические лица.

В национальном уголовном праве содержатся нормы, предусматривающие уголовную ответственность в области международных отношений: о выдаче преступников, о действии закона в пространстве, об ответственности иностранцев за совершенные преступления в другом государстве.

Есть в национальном уголовном законодательстве и статьи об уголовной ответственности за преступления международного характера: терроризм, угон самолетов, распространение наркомании и незаконную торговлю наркотиками, контрабанду, подделку денег и ценных бумаг, торговлю людьми, пиратство, распространение порнографии, преступления, посягающие на окружающую человека среду, посягательство на национально-культурное наследие народов.

Международное уголовное законодательство, говорил И. И. Карпец, не может полностью включать в себя национальные уголовные кодексы не только потому, что суверенные государства не могут согласиться с существованием уголовного законодательства, сводящего на нет их суверенитет в международно-правовом аспекте, но и потому что в различных странах существуют различные способы законодательного закрепления и защиты общественных отношений. Иногда то, что в одном государстве считается преступлением, в другом государстве таковым не является.

Международное уголовное право — система принципов и норм, регулирующих сотрудничество государств в борьбе с преступлениями, предусмотренными международными договорами.

Международное уголовное право — это самостоятельная отрасль международного публичного права. Она изучает вопросы, связанные с международным регулированием межгосударственных отношений, складывающихся в процессе борьбы с международной преступностью.

Нормы международного уголовного права реализуются только в результате трансформации в национальное законодательство.

Национальное уголовное право оказывает положительное влияние на разработку и функционирование международных договоров по борьбе с преступностью.

В России и ряде стран СНГ допускается применение судами норм международных договоров после их ратификации и опубликования в официальных источниках. Однако в судебной практике нет прецедентов прямого применения норм международного уголовного права при вынесении решений по уголовным делам о конвенционных преступлениях. В таких случаях суды и впредь будут руководствоваться национальным законодательством, в которое включены соответствующие нормы международного уголовного права.

Международное уголовное право имеет свою специфику, обусловленную предметом правового регулирования, характером уголовно наказуемых деяний, связью с другими отраслями международного права и национальным законодательством. К числу таких особенностей можно отнести комплексный характер международного уголовного права, наличие у него особых принципов и источников, субъектов и других признаков преступлений и т.п.

Комплексный характер международного уголовного права проявляется в объединении в единую отрасль материальных норм уголовного, уголовно-исполнительного права и уголовно-процессуальных норм, регулирующих отношения по расследованию и судебному разбирательству дел о преступлениях с так называемым «иностранным элементом».

Международное уголовное право тесно связано с криминологией. Его нормы содержат комплекс обязанностей государств, предполагающих проведение мероприятий по предупреждению преступлений как в общем плане, так и среди отдельных категорий населения по отдельным видам преступлений, совершенствование законодательства и т.п. При этом задача предупреждения является ведущей.

Другие отрасли международного права содержат в себе нормы об уголовной ответственности за отдельные виды преступлений. Так, в международном гуманитарном праве это ответственность за систематические и массовые нарушения прав человека, военные преступления в период вооруженных конфликтов и др.; в международном морском праве — за пиратство, повреждение подводных кабелей и трубопроводов, неоказание помощи на море и др.; в международном воздушном праве — за преступления на воздушном транспорте; в дипломатическом консульском праве — за преступления против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов; в международном экономическом праве — за фальшивомонетничество в отношении иностранной валюты и ценных бумаг, а также за «отмывание» полученных преступным путем денег.

Основными источниками международного уголовного права являются международные договоры. Их более трехсот, и большинство из них — двусторонние, региональные или универсальные соглашения о преступности и наказуемости за международные преступления и уголовные преступления международного характера, об оказании правовой помощи по уголовным делам, выдаче преступников и т.п.

В рамках Европейского Совета действуют следующие основные договоры:

  • Европейская конвенция о взаимной помощи по уголовным делам 1959 г.
  • Европейская конвенция о надзоре за условно приговоренными и условно освобожденными преступниками 1964 г.
  • Европейская конвенция о наказании за дорожно-транспортные преступления 1964 г.
  • Европейское соглашение о предупреждении вещания, осуществляемого со станций, находящихся вне национальных территорий, 1965 г.
  • Европейская конвенция о международной действительности уголовных приговоров 1970 г.
  • Соглашение о передаче трупов 1973 г.
  • Европейская конвенция о неприменении сроков давности к преступлениям против человечества и военным преступникам 1974 г.

  • Европейская конвенция о борьбе с терроризмом 1974 г.
  • Второй Дополнительный протокол к Европейской конвенции о выдаче 1978 г.
  • Дополнительный прокол к Европейской конвенции о взаимной помощи по уголовным делам 1978 г.
  • Европейская конвенция о признании и приведении в исполнение решений о тюремном заключении детей и о восстановлении тюрем для детей 1980 г.
  • Конвенция о передаче осужденных 1983 г.
  • Протокол № 6 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод в отношении отмены смертной казни 1983 г.
  • Европейская конвенция о преступлениях в отношении культурных ценностей 1985 г.
  • Конвенции об охране архитектурного наследия Европы 1969 и 1985 гг.
  • Европейская конвенция о предупреждении пыток и унижающего достоинство обращения и наказания 1987 г. с Протоколами № 1 и № 2 1993 г.
  • Конвенция об «отмывании», выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности 1990 г. и др.

Правовой основой международного уголовного процесса являются Устав Нюрнбергского международного военного трибунала 1945 г. и Устав Токийского международного военного трибунала 1945 г.

Уставные нормы международного уголовного процесса впервые отрегулировали целый комплекс вопросов.

Среди них:

  • организация международных военных трибуналов, назначение судей, обвинителей, их привилегии и иммунитеты;
  • права и обязанности судей, обвинителей, лиц, производящих предварительное расследование, обвиняемых, подсудимых, адвокатов, потерпевших, свидетелей, экспертов и других участников процесса;
  • порядок задержания, ареста и содержания под стражей военных преступников на разных стадиях уголовного процесса и после вынесения приговора;
  • допустимость доказательств, порядок их собирания и документального процессуального оформления;
  • основные гарантии предоставления обвиняемым и подсудимым права на защиту;
  • процедура голосования судей при вынесении различных решений, а также при постановлении приговора, его структура, возможности и установленный порядок обжалования.

Нормы уставов международных военных трибуналов сыграли решающую роль в послевоенном становлении и совершенствовании международного уголовного права. Они не утратили своей юридической ценности и в настоящее время были использованы для создания и принятия Советом Безопасности ООН Устава Международного трибунала по Югославии и Устава международного уголовного трибунала по Руанде и соответствующих Правил процедуры и доказывания. В их основе лежат общие принципы международного уголовного права.

В отличие от судей международного военного трибунала, судьи рассматриваемых Международных трибуналов избираются Генеральной Ассамблеей ООН из представляемого Советом Безопасности списка сроком на 4 года. Кандидаты должны обладать высокими моральными качествами, беспристрастностью и добросовестностью и удовлетворять другим требованиям, предъявляемым в их странах для назначения на высшие судебные должности.

Обвинитель назначается Советом Безопасности ООН по рекомендации Генерального секретаря ООН сроком на 4 года. Обвинитель вправе допрашивать подозреваемых, свидетелей, собирать доказательства и проводить расследования на месте. Собрав необходимые доказательства, обвинитель составляет обвинительное заключение, где кратко излагаются факты и преступление, в котором обвиняется конкретное лицо, в соответствии с Уставом. После этого обвинительное заключение направляется судье.

Судебный процесс осуществляет Судебная камера в составе 3 судей. Вначале одним из судей оглашается обвинительное заключение. Обвиняемому разъясняются его права, подтверждается, что он понимает содержание обвинительного заключения, после чего ему предлагается сделать заявление. Только после этого назначается дата судебного разбирательства.

До вынесения обвинительного приговора обвиняемый считается невиновным.

При этом ему гарантированы следующие права:

  • быть своевременно уведомленным на языке, который он понимает, о характере и основании предъявленного ему обвинения;
  • иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты и встречаться с выбранным им защитником;
  • быть судимым без неопределенной задержки и в его присутствии, защищать себя лично и через защитника, которого он может выбрать сам. В случае необходимости защитник ему назначается безвозмездно, бесплатно;
  • допрашивать свидетелей, показывающих против него, требовать их допроса, вызывать других свидетелей и допрашивать на тех же условиях, какие установлены для свидетелей, показывающих против него;
  • пользоваться бесплатной помощью переводчика и не быть принуждаемым к даче показаний против самого себя или к признанию себя виновным.

Приговор выносится большинством судей Судебной палаты и оглашается публично.

Осужденный или обвинитель вправе обжаловать приговор в Апелляционную камеру, состоящую из 5 судей. Основанием обжалования являются ошибки в вопросе права, в результате которых принято решение, либо ошибки в вопросе факта, приводящие к вынесению неправосудного решения.

Назначенное наказание в виде тюремного заключения отбывается осужденным в государстве, определенном Международным трибуналом, с применением уголовно-исполнительного законодательства этой страны.

Международный гражданский процесс — совокупность процессуальных норм, связанных с защитой прав иностранцев и иностранных юридических лиц в суде или в арбитраже.

Обычно к международному гражданскому процессу относят:

  1. определение подсудности дел, возникающих по гражданским, семейным и трудовым правоотношениям с иностранным или международным элементом;
  2. процессуальное положение иностранных граждан и иностранных юридических лиц в суде;
  3. процессуальное положение иностранного государства и его дипломатических и консульских представителей;
  4. обращение к иностранным судам с судебными поручениями о вручении документов или выполнении отдельных процессуальных действий и исполнение поручений иностранных судов;
  5. признание и принудительное исполнение иностранных судебных решений;
  6. совершение нотариальных действий;
  7. признание иностранных арбитражных соглашений;
  8. рассмотрение споров в порядке арбитража;
  9. принудительное исполнение решений иностранного арбитража.

Каждое государство самостоятельно определяет пределы компетенции своих судов. Оно может исходить при этом из таких критериев, как гражданство сторон, местожительство ответчика, местонахождение имущества и др. В ряде случаев вопросы подсудности разрешаются в соответствии с международными договорами. Основное международное соглашение, касающееся международного гражданского процесса, — Гаагская конвенция по вопросам гражданского процесса 1954 г.

По мнению С. И. Красова, учитывая особую опасность международных преступлений, современное международное право предусматривает индивидуальное привлечение физических лиц к международной уголовной ответственности, если они причастны к преступлениям государств и само это государство использует их в качестве средства достижения своих преступных целей.

Субъект международной уголовной ответственности — это специальный субъект: индивид — орган государства или лицо, находящееся в непосредственной официальной связи с ним.

Международное уголовное право имеет специфические источники. Для борьбы с преступлениями против мира и человечества приняты Устав Нюрнбергского трибунала и Устав Токийского трибунала. Устав Нюрнбергского трибунала признан Генеральной Ассамблеей ООН в качестве основной международно-правовой нормы.

Нормы об уголовной ответственности содержатся во многих международных договорах, начиная с Женевской конвенции 1906 г. об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях и заканчивая многочисленными соглашениями последних лет о борьбе с преступлениями международного характера. Принятые и ратифицированные законодательные акты международного уголовно-правового характера подлежат внесению в национальное уголовное законодательство.

Задержанные за совершение таких преступлений, а также за общеуголовные преступления преступники несут уголовную ответственность согласно национальному уголовному праву. Они должны быть выданы государству, гражданами которого они являются, для привлечения к уголовной ответственности либо отбытия наказания.

Н. А. Ушаков подчеркивал, что никакой особой международной ответственности индивидов не существует и существовать не может. Индивиды несли, несут и будут нести уголовную ответственность за совершенные ими уголовные преступления. Не существует и международной уголовной ответственности в смысле определения уголовной ответственности физических лиц международным уголовным судом, действующим на основе международных уголовно-процессуальных норм.

По мнению исследователя, факт образования и деятельности двух специальных международных военных трибуналов — Нюрнбергского и Токийского — это исключение, которое лишь подтверждает, а не изменяет общее правило.

Исходя из особой социальной опасности некоторых уголовных преступлений индивидов для всего сообщества государств, международное право выделяет такие преступления в особую категорию преступлений международного характера. Это достигается в процессе заключения соглашений между государствами и приводит к созданию обычных или конвенционных норм универсального или многостороннего характера. Международное право обязывает участников соглашения преследовать в уголовном порядке индивидов, виновных в уголовных преступлениях международного характера.

Поэтому неотвратимость наказания гарантирует обязательство государства либо судить преступника, либо выдать его для суда в другом государстве. Для обеспечения уголовного преследования таких преступников допускается установление государством экстерриториальной и эксперсональной юрисдикции.

Обязанность государств преследовать по своему национальному праву (или выдать) за военные преступления и преступления против человечности закреплена Женевскими конвенциями 1949 г.

Уголовная юрисдикция государства территориальна: все совершившие преступления на территории определенного государства лица, кроме пользующихся соответствующим иммунитетом, подлежат его уголовной юрисдикции.

Эдуарде Хименес де Аречага, один из крупных авторитетов в области международного права, отмечал: государство как субъект международного права характеризуется прежде всего тем, что имеет территорию и обладает территориальным суверенитетом, который можно определить как право государства осуществлять исключительную юрисдикцию по отношению ко всем лицам и предметам на своей территории.

Ян Броунли — известный юрист-международник — полагает, что двумя общепризнанными основами осуществления всех видов юрисдикции являются территориальный принцип и принцип гражданства. Вместе с тем должен соблюдаться принцип невмешательства во внутреннюю и территориальную юрисдикцию других государств.

По соглашению между государствами в порядке исключения может устанавливаться юрисдикция любого государства в отношении некоторых преступлений, где бы и кем бы они ни были совершены.

Обязанность преследования (или выдачи) и универсальная юрисдикция участников соглашения установлены Международной конвенцией о пресечении апартеида и наказаний за него от 30 ноября 1973 г., Конвенцией о борьбе с незаконным захватом воздушных судов от 16 декабря 1970 г., Конвенцией о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации, от 23 сентября 1977 г., Конвенцией о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов, от 14 декабря 1973 г.

Что касается возможности введения «международной уголовной ответственности государств», то, как подчеркнула Комиссия международного права, «механическое перенесение в сферу межгосударственных отношений положений уголовного права и требования создать международный уголовно-судебный орган, которому было бы поручено в каждом конкретном случае устанавливать "уголовную" ответственность государства, противоречит основам теории международного права и вызывает оппозицию государств».

Важной является также проблема присвоения государству деяний лиц, фактически действовавших от его имени. В первую очередь речь идет о тех случаях, когда государство прибегает к акциям частных лиц или групп, избегая открытых действий своих органов, об организации и засылке вооруженных банд на территорию другого государства, о выполнении частными лицами поручений государственных органов на иностранной территории.

В этих случаях, по мнению Э. X. Аречага, ответственность государства возникает вследствие невыполнения им своего международного обязательства принимать соответствующие и разумные меры для предотвращения правонарушения. Преступления частных лиц — это один из видов деятельности, порождающей определенные обязанности для государства.

Ответственность государства возникает только в том случае, когда оно не принимает необходимых мер для пресечения правонарушений, когда государственные власти на самом деле заранее знают о готовящихся акциях или подстрекают нарушителей.

Н. А. Ушаков говорил, что деятельность частных лиц от имени государства презюмироваться не может. Наоборот, в случае действия частных лиц должно презюмироваться отсутствие его реальной связи с государством. Реальные связи государств с действиями частных лиц должны быть установлены.

Этого условия отменить нельзя, потому что оно касается серьезной вещи — возложения ответственности на государство за международно-противоправное деяние. В статье 8 проекта статей об ответственности государств Комиссия международного права отметила, что поведение такого рода рассматривается как деяние государства, если установлено, что данное лицо или группа лиц фактически действовали от имени данного государства.

Ранее было показано, что международное правонарушение как целостное явление характеризуется совокупностью признаков (элементов), образующих состав международного правонарушения. По мнению некоторых авторов, в состав международного правонарушения входят следующие элементы: противоправность деяния субъекта, ущерб, причинно-следственная связь между противоправным деянием и возникшим ущербом, вина правонарушителя.

В литературе высказывается точка зрения, согласно которой общий состав международного правонарушения таков: объект противоправного деяния; противоправное поведение государства, выражающееся в действиях или бездействии его органов; вред, являющийся следствием противоправного поведения государства; причинная связь между противоправным поведением государства и наступившими вредными последствиями.

Государство — сложный социально-политический институт, обладающий собственной волей, которая хотя и учитывает, но не является простой суммой воль его органов, граждан и юридических лиц. Функции государства обусловлены его социальными потребностями и интересами, исходя из которых государство осознанно ставит цели, определяющие способ и характер его деятельности. Поведение государства в международных отношениях определяется его внешнеполитическими целями.

Воля государства, являясь источником его целенаправленной деятельности, зависит от многочисленных международных и внутригосударственных объективных и субъективных обстоятельств. Воля государства, будучи детерминирована не зависящими от него обстоятельствами, является свободной настолько, насколько государство обладает возможностью выбрать определенный вариант поведения из всех существующих.

Государство, свободно приняв волевое решение, несет ответственность за свой выбор. В случае совершения государством международного правонарушения проявление его воли носит виновный характер. Вина — это порочное проявление воли со стороны государства-правонарушителя. Вина, — отмечал В. А. Василенко, — это неправомерно реализуемая воля государства-правонарушителя, проявляющаяся в противоправных деяниях его органов.

Всесторонняя оценка поведения государства в международных отношениях неизбежно предполагает и оценку его субъективных намерений в конкретной ситуации. В правоотношениях международной ответственности, безусловно, необходима оценка того, стало ли противоправное поведение государства свободным проявлением его воли, или же оно было обусловлено факторами, не зависящими от воли государства.

Государство-правонарушитель не может не осознавать причинной связи между своим поведением и его последствиями, противоправности этого поведения, несоответствия своей воли интересам других государств. Поэтому категория вины вполне применима для оценки противоправного поведения государства. Все авторы независимо от того, признают ли они вину как условие международной ответственности государства, указывают на неприемлемость трактовки вины государства как психологической категории. Как подчеркивал Н. А. Ушаков, у государства порока воли ни предполагать, ни реально обнаруживать, очевидно, нельзя.

Противоправное поведение государства проявляется в неправомерных деяниях его органов, нарушающих международное обязательство, носителем которого является данное государство. Противоправность деяния государства, которая проявляется или в действиях, или в бездействии его органов, состоит в несоответствии их поведения международному обязательству, приводит к причинению ущерба другим субъектам международного права, а в отдельных случаях — всему международному сообществу в целом.

Международное обязательство может быть нарушено различными деяниями государств, перечислить их все невозможно. Если обязательство устанавливает конкретный вариант поведения, то нарушение обязательства налицо, когда поведение государства не соответствует предусмотренному. Если обязательство предусматривает обеспечение определенного результата, то поведение государства, не обеспечивающее достижения этого результата, представляет собой его нарушение.

Принцип, согласно которому каждое противоправное деяние государства влечет за собой его международную ответственность, не имеет исключений. Поэтому в международном праве не существует обстоятельств, которые могли бы оправдать нарушение международного обязательства, составляющее международно-правовое деяние.

Государство, совершая какое-либо деяние, может и должно знать, соответствует его поведение требованиям норм международного права или нет. Вина как волевое отношение субъекта к результатам своего поведения присутствует в любом международном правонарушении. Любое международное противоправное поведение государства неизбежно посягает на права других субъектов международного права и причиняет им ущерб.

Ущерб является составным элементом всех международных правонарушений и подлежит возмещению в той мере, в какой он стал следствием нарушения международного обязательства. Материальный или моральный ущерб в рамках международного права обязательно присущ любому нарушению субъективного права государства. Параметры ущерба и соотношение его материального и морального аспектов определяются в зависимости от обстоятельств и характера правонарушения.

В некоторых случаях причиняется значительный материальный ущерб (имущественные потери, начиная от территориальных потерь и кончая упущенной выгодой), а нематериальный ущерб может быть незначительным, в других случаях — наоборот (различные формы ограничения государственного суверенитета, урон, нанесенный чести и престижу государства).

Поэтому субъектами международных правоотношений ответственности могут быть государства, которые совершили правонарушение, и государства, законным интересам которых нанесен ущерб. В зависимости от характера и объема ущерба, причиненного конкретным правонарушением, определяют индивидуальную ответственность государства-правонарушителя.

Ущерб как следствие международного правонарушения — это урон, порожденный противоправным деянием. Параметры ущерба существенно варьируются, они могут выражаться как в незначительных, так и в колоссальных величинах. Значительное влияние на критерии определения объема ущерба, причиненного международным правонарушением, оказывает характер причинно-следственных связей между правонарушением и его вредными последствиями.

Как уже отмечалось, ущерб является следствием противоправного поведения, поэтому, предъявляя претензию государству-правонарушителю, потерпевшее государство должно обязательно указать на причинно-следственную связь между противоправным действием государства-правонарушителя и причиненным ущербом.

Является ли причинная связь прямой или косвенной, необходимой или случайной, типичной или нетипичной — от этого зависит определение объема ущерба. Весь причиненный ущерб, который называют действительным ущербом, подразделяется на прямой и косвенный.

Ущерб, возникший в силу необходимых причин, считают прямым, а ущерб, возникший в силу случайных обстоятельств, — косвенным. Материальный ущерб делится на положительный ущерб (состоящий из стоимости понесенных утрат и из сумм, которые необходимы для их восстановления) и упущенную выгоду. Скажем, если в результате правонарушения утрачено имущество, налицо положительный ущерб, а если утрачена возможность извлечь экономические выгоды в будущем — налицо упущенная выгода.

Международно-правовая практика и наука понимают под положительным ущербом материальные потери, которые выражаются: в уничтожении или повреждении созданных человеком материальных ценностей, природных ресурсов; причинении ущерба здоровью и жизни людей; в расходах на устранение уничтоженных или поврежденных материальных благ. Упущенная выгода представляет собой реально предполагаемые потери от отсутствия материальных благ, которые были бы получены, если бы не было ущерба, причиненного международным правонарушением.

В доктрине международного права дискуссионным остается вопрос об объекте международного правонарушения. Эта проблема неразрывно связана с более широкой проблемой объекта международного права. Если признать, что объектом норм права и правовых отношений являются материальные и нематериальные блага, которые отвечают жизненным интересам субъектов международного права, участвующих в правовых отношениях, придется согласиться, что объект противоправного деяния — те же материальные и нематериальные блага.

К таким благам относятся: мир и безопасность, честь, достоинство и права иностранного государства, неприкосновенность дипломатических и консульских представительств и т.п. Названные блага — непосредственный объект посягательства определенных международных правонарушений. Например, мир и международная безопасность являются объектами международного преступления агрессии.

Реальным объектом международного правонарушения служит нарушенное государством обязательство, установленное нормами международного права. Например, государство, совершившее акт агрессии, реально нарушает обязательство поддержания международного мира и безопасности, мирных отношений, а также обязательство воздержания от применения силы.

Общим объектом международного правонарушения являются международные отношения, поскольку любое международное правонарушение наносит вред правовому регулированию международных отношений и международному правопорядку.

Проблемы объекта международного правонарушения особенно важны с точки зрения классификации международных правонарушений, которая, в свою очередь, имеет большое практическое и научное значение, ибо способствует определению характера ответственности государства-правонарушителя.

Isfic.Info 2006-2017