Изменение квалификации преступлений и обвинения в уголовном судопроизводстве

Изменение квалификации преступлений и обвинения при рассмотрении дела судом первой инстанции


Общие условия изменения обвинения и квалификации преступлений судом

Требование законности в судебной практике означает, что приговор, постановление о прекращении уголовного дела и иное судебное решение, как по форме, так и по содержанию должны соответствовать требованиям закона. Согласно ч. 2 ст. 297 УПК РФ приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства и основан на правильном применении уголовного закона.

При рассмотрении дела судом вся предварительная квалификационная деятельность проходит проверку, по результатам которой суд принимает решение об уголовно-правовой оценке содеянного подсудимым, закрепляя окончательную квалификацию преступления в обвинительном приговоре либо соответствующем постановлении. При этом суд может не согласиться с предлагаемой стороной обвинения квалификацией и изменить ее по своему усмотрению. Он обязан это сделать, если сочтет это необходимым. Но и само судебное решение, принятое судом первой инстанции о квалификации содеянного осужденным, может быть изменено вышестоящей инстанцией (апелляционной, кассационной или надзорной) либо отменено по жалобе или представлению прокурора, если, изменяя квалификацию преступления, суд необоснованно смягчил обвинение.

Изменение обвинения в ходе судебного разбирательства — ситуация вполне типичная и часто ожидаемая, в том числе стороной защиты. Для этого подсудимый и его защитник прилагают немалые усилия.

Общие правила изменения квалификации преступлений в судебном разбирательстве рассмотрены ранее, в том числе в уголовно-правовом и уголовно-процессуальном аспектах, а также с учетом положений законодательства, теоретических оснований и сложившейся практики.

Наряду с требованиями о правильном применении уголовного закона при квалификации преступлений, изменении квалификации преступления в случае изменения уголовного закона (ст. 10 УК РФ), а также в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства о наличии достаточных доказательств, исследованных в судебном заседании по новому обвинению, о соблюдении особого порядка уголовного преследования за отдельные преступления и в отношении некоторых категорий лиц (например, в силу примечаний 2 и 3 к ст. 201 УК РФ), при отсутствии принятых по данному поводу процессуальных решений, как это предусмотрено п. 4, 5 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, а также с соблюдением требований ст. 252 УПК РФ о том, что при изменении квалификации преступления не может быть ухудшено положение подсудимого или нарушено право на защиту, следует иметь ввиду и иные обстоятельства, связанные с порядком уголовного судопроизводства, стадией судебного разбирательства и компетенцией суда.

Теоретические основы разрешения уголовно-правовых и уголовно-процессуальных проблем квалификации преступлений представлены в трудах, авторами которых являются: В.И. Кудрявцев, Л.Д. Гаухман, А.И. Рарог, Б.В. Волженкин и др.

Ряд работ посвящен практической деятельности судей, следователей, прокуроров, включая вопросы квалификации и изменения квалификации преступлений.

В целях упорядочения судебных решений по изменению квалификации преступлений в судебном разбирательстве этот вопрос рассмотрен в ряде постановлений Пленума Верховного Суда РФ.

Отмечается, что суд вправе изменить обвинение и квалифицировать действия подсудимого по другой статье уголовного закона, по которой подсудимому не было предъявлено обвинение, лишь при условии, если действия подсудимого, квалифицируемые по новой статье закона, вменялись ему в вину и не были исключены судьей из обвинительного заключения по результатам предварительного слушания, не содержат признаков более тяжкого преступления и существенно не отличаются по фактическим обстоятельствам от обвинения, по которому дело принято к производству суда, а изменение обвинения не ухудшает положения подсудимого и не нарушает его права на защиту.

Несомненно, для суда первой инстанции вполне применимы и разъяснения, адресованные судам апелляционной, кассационной и надзорной инстанций, включая следующие положения.

При рассмотрении дела апелляционной и кассационной инстанций суд вправе: переквалифицировать содеянное на статью или несколько статей закона, предусматривающих ответственность за менее тяжкие преступления, если такое изменение не будет означать признания осужденного виновным в совершении преступления, существенно отличающегося по фактическим обстоятельствам от обвинения, сформулированного в приговоре, и не повлечет за собой назначение ему более строгого наказания по сравнению с назначенным по приговору либо предусмотренным статьей, по которой лицо было осуждено; исключить часть (эпизод) обвинения либо признаки, отягчающие наказание; отменить приговор в части обвинения, получившего самостоятельную квалификацию, и прекратить дело в этой части; исключить статью уголовного закона, излишне вмененную вследствие ошибочной оценки содеянного как совокупности преступлений, не отменяя приговор и не прекращая дело в части обвинения по этой статье.

Если действия осужденного, образующие одно преступление, ошибочно квалифицированы судом первой или апелляционной инстанции, как реальная совокупность преступлений, суд кассационной инстанции вправе переквалифицировать содеянное на одну статью уголовного закона и назначить наказание в пределах санкции этой статьи, но не более строгое, чем окончательное наказание, назначенное по приговору.

Суд вправе переквалифицировать преступное деяние с одной статьи на несколько других статей или частей статей уголовного закона, предусматривающих ответственность за менее тяжкие преступления, если этим не ухудшается положение осужденного и не нарушается его право на защиту. При этом наказание, назначенное по совокупности преступлений, не может быть более строгим, чем максимальное наказание, предусмотренное санкцией статьи УК РФ, по которой было квалифицировано деяние в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении (обвинительном акте)1Аналогичные правила были сформулированы и в ранее действовавшем постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 11 июня 1999 г. № 40 «О практике назначения судами уголовного наказания»..

В особом порядке судебного разбирательства (по правилам гл. 40 УПК РФ) по делу также предусматривается возможность переквалификации преступлений, если для этого не требуется исследования собранных по делу доказательств и фактические обстоятельства при этом не изменяются.

Соблюдение указанных предписаний закона предполагает выполнение следующих правил.

1. Любое изменение обвинения и квалификации преступления осуществляется в пределах предмета судебного разбирательства, фактических обстоятельств, изначально составлявших суть обвинения по объективным и субъективным признакам (объект, потерпевший, предмет преступления, размер причиненного ущерба, характер общественно опасного деяния) и неопровержимо подтвержденных (доказанных) в судебном разбирательстве.

Объем нового обвинения определяется объемом исходного обвинения. Исходные фактические обстоятельства сформулированы в обвинительном заключении либо обвинительном акте, уточняются и корректируются в позиции государственного обвинителя, а по делам частного обвинения — в заявлении потерпевшего и его позиции в суде. Изменение фактических обстоятельств обвинения, точнее, сведений о них, возможно, если новые сведения носят уточняющих характер (по времени, месту, способу совершения преступления), и их изменение не ухудшает положение подсудимого.

Изменение фактических обстоятельств, связанных с уточнением отдельных обстоятельств, когда это существенно не изменяет описание события преступления, может и не сопровождаться изменением квалификации преступления.

Существенным изменением фактических обстоятельств следует признать дополнение обвинения указанием на обстоятельства, характеризующие общественную опасность и противоправность деяния. Такие изменения могут быть внесены в обвинение только в ходе досудебного производства. Поэтому в таких случаях уголовное дело может быть возвращено прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ. Естественно, что вопрос о возвращении дела прокурору по указанным основаниям может возникнуть по результатам судебного следствия, в ходе которого выявляются дефекты прежнего обвинения.

К примеру, если при рассмотрении уголовного дела по ст. 264 УК РФ будет установлено, что в обвинительное заключение (обвинительный акт) включены отдельные пункты Правил дорожного движения или правил эксплуатации транспортного средства, нарушения положений которых не соответствуют установленным в судебном заседании фактическим обстоятельствам дела, суд, исходя из положений ст. 237 УПК РФ, по ходатайству стороны или по собственной инициативе вправе возвратить уголовное дело прокурору для предъявления обвинения с указанием конкретных пунктов правил, нарушение которых повлекло указанные в ста. 264 УК РФ последствия, если это не связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия и при этом не ухудшается положение подсудимого.

Аналогичные нарушения могут быть выявлены при рассмотрении экономических, служебных, экологических и других преступлений, квалификация которых в силу бланкетности уголовно-правовых норм зависит от соответствующего базового законодательства.

Таким образом, в судебном заседании допустимо изменение фактических обстоятельств деяния, если такое изменение не влечет: а) указания на новые обстоятельства, повышающие общественную опасность деяния; б) переквалификацию деяния на статью УК о более тяжком преступлении.

Ранее автор высказывал свое мнение о необходимости изменения законодательства, в части определения возможности и механизма изменения обвинения на более тяжкое на стадии судебного производства по делу, но не судом, а стороной обвинения.

2. Переквалификация преступления осуществляется в пределах согласованных (сочетаемых) норм уголовного закона, т.е. при соответствии юридических признаков исходного и производного обвинений по объекту, объективным и субъективным признакам деяния.

Переквалификация преступления может выражаться в изменении:

  • стадии преступления: обвинение в оконченном преступлении переквалифицируется на обвинение в покушении на преступление или в приготовлении к преступлению. Суд надзорной инстанции переквалифицировал действия осужденного Ш. с ч. 2 ст. 167 УК РФ на ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 167 УК РФ, указав, что если при умышленном поджоге чужого имущества предусмотренные законом последствия не наступили по причинам, не зависящим от воли виновного, то содеянное не может быть квалифицировано как оконченное преступление;
  • роли подсудимого в преступлении, когда обвинение подсудимого в совершении преступления в качестве исполнителя сменяется обвинением в организации, подстрекательстве либо пособничестве в преступлении, г.е. по соответствующей части ст. 33 УК РФ. Действия осужденного О. переквалифицированы с п. «в» ч. 3 ст. 162 на ч. 5 ст. 33, п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ в связи с тем, что О. непосредственного участия в разбойном нападении не принимал, а оказал пособничество (передал оружие, после убийства потерпевшего зашел в квартиру и забрал вещи);
  • путем исключения отдельных признаков основного состава преступления: альтернативных признаков, характеризующих объект, предмет преступления способ посягательства (при разбое — способ нападения: с насилием опасным для жизни и здоровья человека либо с угрозой такого насилия), общественно опасные последствия (при превышении должностных полномочий — существенное нарушение прав и законных интересов граждан, охраняемых законом интересов общества и государства) и др.;
  • с исключением квалифицирующих признаков, в том числе вследствие исключения отдельных эпизодов инкриминируемого деяния, уменьшения объема причиненного вреда и др.;
  • с переквалификацией на другую статью уголовного закона о менее тяжком преступлении.

Действия В. и У. переквалифицированы с п. «б» ч. 3 ст. 163 (вымогательство) на ч. 2 ст. 330 (самоуправство) УК РФ, так как между осужденными и потерпевшим имелись имущественные отношения, осужденные требовали погасить задолженность;

  • с переквалификацией на две и более статьи уголовного закона (с п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство двух и более лиц), на ч. 1 ст. 105 УК РФ и ч. 4 ст. 111 УК РФ);
  • с исключением одной статьи (или более) из обвинения, в том числе: а) с реабилитацией — оправданием по этой статье; б) с исключением из формулы обвинения ссылки на отдельные статьи как излишне вмененные без постановления оправдательного приговора в этой части.

Необходимо, чтобы новая уголовно-правовая оценка давалась в полном соответствии с правилами квалификации преступлений по объективным и субъективным признакам.

3. Изменение обвинения не может ухудшить положение подсудимого, влечь для него более тяжких последствий путем: 1) включения в формулу обвинения ранее не инкриминированных лицу эпизодов преступной деятельности, дополнительного вреда, новых квалифицирующих и отягчающих ответственность обстоятельств; 2) применения статьи УК, предусматривающей более строгие виды наказания, более высокие нижний и верхний пределы того же наказания или не предусматривающей в качестве альтернативы более мягкое наказание.

4. При изменении фактических обстоятельств обвинения и квалификации преступления не должно нарушаться право на защиту. Подсудимый должен иметь реальную возможность защищаться от нового обвинения в соответствии с правами, предусмотренными ст. 47 УПК РФ.

Существенное изменение обвинения и квалификации должно сопровождаться предоставлением подсудимому возможности для защиты, прежде всего, путем дачи показаний и представления иных доказательств.

Осужденный не может впервые узнать о новом существенно измененном обвинении из приговора, не имея возможности дать по нему показания. Так, в предвидении изменения обвинения в убийстве (ст. 105 УК РФ) на обвинение в укрывательстве особо тяжкого преступления (ст. 316 УК РФ) подсудимого следует допросить не только об обстоятельствах убийства, но и об обстоятельствах сокрытия трупа, орудия, следов и других признаках преступления. Если подсудимый признает себя виновным в укрывательстве убийства, дает признательные показания и раскаивается в этом, то при осуждении его по ст. 316 УК РФ это должно быть отражено в приговоре и учтено при назначении наказания.

5. Изменение обвинения осуществляется в пределах компетенции суда, предусмотренной ст. 252 УПК РФ, а также с учетом некоторых особенностей рассмотрения отдельных категорий дел, например, частного обвинения, при особом порядке судопроизводства, рассмотренных судом с участием присяжных заседателей.

6. Суду следует проверить, нет ли препятствий для постановления приговора с измененной квалификацией.

Переквалификация на статью УК о менее тяжком преступлении может повлечь истечение срока давности привлечения к уголовной ответственности (ст. 78 УК РФ), применение амнистии. К примеру, когда в суде возникает необходимость переквалифицировать преступление со ст. 290 УК РФ (получение взятки) на ч. 3 или 4 ст. 204 УК РФ (коммерческий подкуп), уголовное преследование за которое возможно с согласия организации (примечание 2 к ст. 201 УК РФ и ст. 23 УПК РФ), этот вопрос должен быть разрешен в ходе судебного следствия. Если согласие на уголовное преследование не будет получено, то производство по ст. 204 УК РФ должно быть прекращено.

В тех случаях, когда суд полагает необходимым переквалифицировать деяние на статьи о преступлениях, дела по которым возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего (ст. 115, 116, 129 ч. 1 и ст. 130 УК РФ), суд при наличии в деле заявления потерпевшего или же его устного заявления в судебном заседании о желании привлечь подсудимого к уголовной ответственности, а также когда дело было возбуждено прокурором по основаниям, предусмотренным ч. 4 ст. 20 УПК РФ, квалифицирует действия подсудимого по вышеуказанным статьям уголовного закона. Суд должен выяснить у потерпевшего, желает ли он привлечь подсудимого к уголовной ответственности, возможно ли между ними примирение. Мнение потерпевшего отражается в протоколе и служит обязательным условием продолжения либо прекращения производства по делу.

При рассмотрении дела суд первой инстанции переквалифицировал действия К. по одному из эпизодов с ч. 1 ст. 213 УК РФ на ч. 1 ст. 130 УК РФ, осудил его по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 130, ч. 3 ст. 213, ч. 1 ст. 222 УК РФ. В надзорной жалобе К. указал, что в ходе судебного заседания при переквалификации его действий с ч. 1 ст. 213 на ч. 1 ст. 130 УК РФ суд не разъяснил ему право на примирение сторон. Президиум Нижегородского областного суда решение суда в части осуждения К. по ч. 1 ст. 130 УК РФ отменил и дело направил на новое разбирательство, так как суд обязан разъяснить потерпевшему его право на примирение. Примирение исключает возможность привлечение лица к уголовной ответственности за эти действия.

При изменении категории преступления (при переквалификации преступления с тяжкого или особо тяжкого на преступление небольшой или средней тяжести), могут возникнуть основания для прекращения уголовного дела или уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям, в том числе за примирением сторон, в связи с деятельным раскаянием, за истечением срока давности.

Поэтому при переквалификации преступления необходимо в полном объеме проверить применительно к новому обвинению все обстоятельства, указанные в ст. 73 УПК РФ.

7. Суд не может согласиться с квалификацией преступления, на которой настаивает сторона обвинения, если это обвинение предъявлено с нарушением закона о порядке уголовного преследования (например, о преступлении, в отношении которого уголовное дело не возбуждалось, в отношении лиц, уголовное преследование в отношении которых осуществляется в особом порядке, предусмотренном гл. 52 УПК РФ, а также в отношении лиц, выданных иностранными государствами для привлечения к уголовной ответственности за конкретные преступления, и в иных случаях, предусмотренных уголовно-процессуальным законом).

Согласно требованиям ст. 461 УПК РФ лицо, выданное иностранным государством, не может быть осуждено без согласия этого государства за преступления, не указанные в запросе о его выдаче.

В соответствии с указанными требованиями закона судом кассационной инстанции действия осужденного приговором Приморского краевого суда от 10 апреля 2006 г. в отношении 3. по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ переквалифицированы на ч. 1 ст. 105 УК РФ, так как он был выдан Российской Федерации Украиной для уголовного преследования по ч. 1 ст. 105 УК РФ, поэтому приговором суда первой инстанции нарушены пределы уголовной ответственности лица, выданного Российской Федерации.

Таким образом, суд проверяет соблюдение требований закона о порядке уголовного преследования на предыдущих стадиях производства по делу, где соблюдение указанных правил, в том числе правил конкретности и полноты обвинения при выдаче лица иностранным государством имеет решающее значение.

8. После отмены приговора судом кассационной инстанции при новом рассмотрении уголовного дела суд первой инстанции вправе усилить наказание или применить закон о более тяжком преступлении, но в пределах позиции стороны обвинения, если предыдущий приговор был отменен судом кассационной инстанции по этим основаниям по жалобе потерпевшего или по представлению прокурора.

Рассмотрим некоторые вопросы применения судом указанных выше правил на стадиях уголовного судопроизводства.

В силу ч. 1 ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному обвинению. Эти положения в уголовном судопроизводстве корректируются в зависимости от конкретной ситуации и во многом предопределены исходным обвинением и позицией стороны обвинения.

Прежде всего, суд исходит из предъявленного обвинения.

Предложения о квалификации преступлений высказываются стороной обвинения на разных стадиях судебного разбирательства: в ходе предварительного слушания, при рассмотрении уголовного дела судом первой, апелляционной, кассационной и надзорной инстанций.

При изменении обвинения прокурором на стадии предварительного слушания суд отражает квалификацию в постановлении о назначении судебного заседания. В случае отказа от обвинения в части обвинения по реабилитирующим основаниям суд выносит постановление о прекращении уголовного преследования в этой части (например, на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 и п. 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления), разрешает вопрос о порядке судебного разбирательства. При наличии оснований направляет дело по подсудности.

Суд кассационной инстанции признал законным вынесенное судьей областного суда в порядке предварительного слушания постановление о прекращении уголовного дела в части обвинения по ч. 1,2 ст. 210 УК РФ в связи с отказом государственного обвинителя на основании п. 2 ч. 1 ст. 24, п. 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, т.е. за отсутствием в деянии состава преступления, и направлении уголовного дела в отношении обвиняемых по ч. 4 ст. 159 УК РФ в районный суд.

В процессе судебного разбирательства в общем порядке государственный обвинитель, как минимум, дважды формулирует обвинение, определяя базу для последующих судебных решений.

Первое обвинение с указанием фактических обстоятельств и юридической квалификации приводится стороной обвинения в начале судебного следствия при оглашении обвинения, предъявленного подсудимому (ст. 273 УПК РФ), что определяет предмет и пределы судебного разбирательства. Второе обвинение с указанием точной квалификации преступления обвинителем формулируется в прениях сторон, т.е. по итогам судебного следствия.

Но изменение обвинения на ранних стадиях нельзя признать безграничным даже в сторону смягчения.

В силу Постановления Конституционного Суда РФ вынесение судом решения, обусловленного соответствующей позицией государственного обвинителя, допустимо лишь по завершении исследования значимых для этого материалов дела и заслушивания мнений участников судебного заседания со стороны обвинения и защиты, и что законность, обоснованность и справедливость такого решения возможно проверить в вышестоящем суде, — не противоречат Конституции РФ.

В других случаях, когда это не нарушает права участников процесса, не требует исследования доказательств по делу, изменение обвинения до разрешения дела по существу может иметь место в связи с изменением уголовного закона, истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности, необходимостью исправить «техническую ошибку» в обвинении.

Изменение обвинения в судебных решениях может являться собственным решением суда либо инициативой стороны обвинения.

В первом случае, когда обвинитель отстаивает прежнее обвинение, суд, предвидя изменение уголовно-правовой оценки, должен с соблюдением приведенных выше правил подготовить изменение обвинения, мотивировать и закрепить его в судебном решении.

Такая ситуация достаточно распространена в судебной практике, поскольку суд вынужден изменять обвинение, предъявленное «с запасом», исправлять ошибки в применении уголовного закона, принимать решения в условиях изменения уголовного закона, приводить юридическую квалификацию в соответствие с фактическими обстоятельствами дела. Суд «облегчает» обвинение путем исключения квалифицирующих признаков, сохраняя основной состав обвинения, переквалифицирует на другую статью уголовного закона или на несколько статей уголовного закона.

Во втором случае, когда обвинитель сам существенно изменяет квалификацию деяния подсудимого, деятельность и решение суда обусловлены характером и сущностью позиции обвинения.

В связи с этим суд может оказаться в сложной ситуации:

  • необоснованности и несостоятельности нового обвинения;
  • неподготовленного изменения обвинения.

Для суда обязательным являются требования закона, вытекающие из принципа состязательности сторон в уголовном судопроизводстве (ст. 15 УПК РФ), в силу чего исходным является обвинение и квалификация преступления, сформулированные представителем стороны обвинения: государственным или частным обвинителем.

Если прокурор в соответствии с ч. 5 ст. 236 УПК РФ либо государственный обвинитель в соответствии с ч. 8 ст. 246 УПК РФ изменят обвинение (с исключением квалифицирующих признаков, переквалификацией на статью уголовного закона о менее тяжком преступлении), суд может квалифицировать преступление только в пределах такого обвинения. При этом мнение судьи может полностью совпадать с оценкой деяния стороной обвинения или частично, или существенно отличаться.

Когда суд соглашается с предлагаемым обвинением и оно подтверждается доказательствами по делу, в приговоре деяние квалифицируется соответствующим образом.

Если суд находит позицию стороны обвинения недостаточно обоснованной, суд изменяет квалификацию содеянного осужденным в соответствии с доказательствами по делу и с приведением аргументации квалификации преступления и ее изменения.

В случаях, когда суд приходит к выводу, что государственный обвинитель неоправданно смягчает обвинение, усматривается неправильное применение уголовного закона, обвинение не соответствует фактическим обстоятельствам дела, с такой квалификацией не согласны потерпевшие и иные участники процесса, он становится перед выбором одного из ряда решений, направленных на изменение позиции государственного обвинителя либо смягчение конфликта интересов участников процесса.

Действующий уголовно-процессуальный закон не устанавливает, как должен поступать суд в таком случае. В частности, решение суда, например, прямо указывающее стороне обвинения пересмотреть свою позицию о квалификации преступления, весьма спорно. Вполне очевидно, это вызовет обоснованные возражения другой стороны, поставит под сомнение беспристрастность суда, поскольку обнаружит позицию суда до окончания производства по делу.

Не может суд не заметить смягчение обвинения государственным обвинителем и вопреки его позиции квалифицировать действия осужденного по прежнему, более тяжкому, обвинению. Такое расхождение с позицией государственного обвинения влечет безусловное изменение приговора.

Следует ли считать такое положение безвыходным, а суд обреченным на постановление приговора с основанием для отмены, предусмотренным ст. 382 УПК РФ, в силу неправильного применения уголовного закона?

Представляется, что нет. Но действия и решения суда производим от некоторых обстоятельств.

Если пересмотру подлежит базовое обвинение по делу, сформулированное в обвинительном заключении или обвинительном акте, формула которого закреплена в постановлении суда о назначении судебного заседания, то без возвращения дела на предыдущую стадию судопроизводства ошибку в квалификации не исправить.

Такое право суда предусмотрено ст. 237 УПК РФ и подтверждается позицией высших судебных инстанций, выраженной в решениях Конституционного Суда РФ, постановлениях Пленума Верховного Суда РФ, в решениях по конкретным делам.

Если базовое обвинение необоснованно изменено стороной обвинения в судебном заседании, но с этим не согласен суд, ошибку можно попытаться исправить иным путем, хотя и не детализированным уголовно-процессуальным законом, но направленным на защиту принципов законности и справедливости, с некоторым ущербом принципу состязательности в уголовном процессе. Представляется, что такое разрешение конкуренции принципов вполне оправдано. Ситуацию можно исправить путем возобновления судебного следствия, объявления перерыва с предложением государственному обвинителю обосновать свою позицию по изменению обвинения с учетом фактических обстоятельств дела, обращая внимание на конкретные обстоятельства, подтверждающие исходное обвинение, положений уголовного закона, соответствующих постановлений Пленума Верховного Суда РФ, позиции потерпевшего по делу. Такие действия судьи часто заставляют государственного обвинителя переосмыслить свою позицию, более вдумчиво подойти к обвинению.

Следует отметить, что в силу нормативных актов органов прокуратуры государственному обвинителю в случае расхождения его позиции с позицией, выраженной в обвинительном заключении или обвинительном акте, поручается незамедлительно докладывать об этом прокурору, поручившему поддерживать государственное обвинение, который должен принять исчерпывающие меры к обеспечению законности и обоснованности государственного обвинения; в случае согласия с позицией государственного обвинения уведомлять об этом прокурора, утвердившего обвинительное заключение либо обвинительный акт; в случае принципиального несогласия — в соответствии со ст. 246 УПК РФ прокурору необходимо своевременно решать вопрос о замене государственного обвинителя либо самому поддерживать государственное обвинение.

Но такие кардинальные меры чаще всего не требуются. Позицию государственного обвинителя удается уточнить, что называется, не выходя из зала судебного заседания.

Так, поддерживая обвинение в разбое, государственный обвинитель в прениях указал на то, что обвинение, предъявленное подсудимым, подтверждается в полном объеме исследованными в судебном заседании доказательствами. Однако в формулировке обвинения он не назвал вменяемое квалифицирующее обстоятельство — совершение разбоя группой лиц по предварительному сговору. Произошло это, видимо, случайно. На это указали в прениях защитники подсудимых. Председательствующий обратил на это внимание государственного обвинителя, поскольку изменение обвинения должно быть мотивированным, а в своей речи государственный обвинитель привел доказательства обвинения в полном объеме, в том числе поданному признаку. Государственный обвинитель извинился за «техническую ошибку» и сформулировал обвинение в полном объеме. Последний рубеж, где это может сделать государственный обвинитель, — реплика на стадии прений сторон.

Если бы этого не произошло, го суд, выслушав последнее слово подсудимого и удалившись в совещательную комнату, проанализировал это несоответствие, выйдя из этой ситуации следующим образом. По возвращении из совещательной комнаты суд возобновил бы судебное следствие, мотивируя это тем, что государственный обвинитель изменил обвинение, проверка которого требует дополнительного исследования доказательств и других обстоятельств по делу (например, устранения препятствий для изменения обвинения и т.д.).

Изменение квалификации преступлений и обвинения в особом порядке судебного разбирательства

При рассмотрении дела по правилам главы 40 УПК РФ суд не проводит в общем порядке исследование собранных по делу доказательств и не устанавливает фактические обстоятельства, положенные в основу обвинения. Особый порядок предполагает согласие на это сторон, в том числе согласие подсудимого с обвинением в полном объеме, включая согласие с указанными в обвинении фактическими обстоятельствами и юридической оценкой содеянного. В остальной части судебное заседание должно проводиться с соблюдением требований соответствующих статей глав 35, 36, 38 и 39 УПК РФ. Право суда, рассматривающего дело в особом порядке, изменить обвинение в части квалификации преступления предусмотрено ст. 252 УПК РФ, подтверждается позицией Пленума Верховного Суда РФ, например, в п. 12 постановления от 5 декабря 2006 г. № 60 «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел».

Общие условия изменения квалификации преступлений по таким делам — возможность принять решение без получения, исследования и оценки доказательств и согласие подсудимого.

С учетом этого при принятии решения в особом порядке возможно изменение обвинения по инициативе государственного обвинителя, в том числе на предварительном слушании, в подготовительной стадии судебного заседании, в судебном заседании при оглашении обвинения и в прениях сторон.

В ходе предварительного слушания, когда в соответствии с ч. 5 ст. 236 УПК РФ прокурор изменяет обвинение, судья с соблюдением требований ст. 252 УПК РФ выясняет отношение к этому обвиняемого, отражает новое обвинение (квалификацию) в постановлении о назначении судебного заседания, ином судебном решении. По новому обвинению суд может направить дело по подсудности, прекратить уголовное дело в связи с истечением сроков давности (ст. 78 УК РФ, п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ) либо по иным основаниям в порядке ст. 239 УПК РФ. В случае назначения судебного заседания новое обвинение является предметом судебного разбирательства и служит исходным для последующих судебных решений.

Далее изменить квалификацию преступления государственный обвинитель может в подготовительной части судебного заседания, при объявлении обвинения и в прениях.

Так, решая вопрос о рассмотрении дела в особом порядке, суд в подготовительной части судебного заседания принял заявленное прокурором изменение квалификации, вынес по этому поводу отдельное постановление, после чего обсудил заявленное подсудимым ходатайство о рассмотрении дела в особом порядке и назначил рассмотрение дела в особом порядке, после чего рассмотрел дело по существу в особом порядке.

Затем компетенция изменить квалификацию преступления переходит к суду, который вправе это сделать при постановлении приговора, в постановлении о прекращении уголовного дела или уголовного преследования, при рассмотрении дела вышестоящими инстанциями.

Изменение квалификации преступлений и обвинения при рассмотрении дела судом с участием присяжных заседателей

Не исключается изменение квалификации преступлений при рассмотрении дел судом с участием присяжных заседателей.

При рассмотрении дела судом с участием присяжных заседателей исследуются только те фактические обстоятельства деяния, которые включены в фабулу обвинения, и в отношении которых присяжные заседатели должны будут ответить на вопросы, указанные в ч. 1 ст. 339 УПК РФ: 1) доказано ли, что деяние имело место; 2) доказано ли, что деяние совершил подсудимый; 3) виновен ли подсудимый в совершении этого деяния. В то же время не допускаются вопросы, требующие юридической оценки при вынесении присяжными заседателями своего вердикта (ч. 5 ст. 339 УПК РФ). Это указывает на то, что фактические и юридические основания квалификации преступления должны быть четко разграничены.

На квалификацию преступления может повлиять разрешение присяжными вопросов о степени осуществления преступного намерения, причинах, в силу которых деяние не было доведено до конца, степени и характере соучастия каждого из подсудимых в совершении преступления, а также вопросы, позволяющие установить виновность подсудимого в совершении менее тяжкого преступления.

Поэтому стадия формулировки вопросов является важнейшим этапом не только для председательствующего, но и для стороны обвинения, подсудимого и его защитника.

В соответствии с ч. 1 и 2 ст. 338 УПК РФ с учетом результатов судебного следствия, прений сторон судья формулирует в письменном виде вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, зачитывает их и передает сторонам. Стороны вправе высказать свои замечания по содержанию и формулировке вопросов и внести предложения о постановке новых вопросов. При этом судья не вправе отказать подсудимому и его защитнику в постановке вопросов о наличии по уголовному делу фактических обстоятельств, исключающих ответственность подсудимого за содеянное или влекущих за собой его ответственность за менее тяжкое преступление.

Борьба за квалификацию преступления между участниками процесса часто выражается в постановке дополнительных и дроблении основных вопросов.

Обвинительный вердикт считается принятым, если за утвердительные ответы на каждый из этих вопросов проголосовало большинство присяжных заседателей.

Окончательная оценка действиям подсудимых дается в пределах ответов присяжных заседателей в обвинительном вердикте на указанные вопросы. Таким образом, вердикт определяет исходную фабулу обвинения.

После вынесения обвинительного вердикта производится исследование обстоятельств, связанных с квалификацией содеянного подсудимым, назначением ему наказания, разрешением гражданского иска и другими вопросами, разрешаемыми судом при постановлении обвинительного приговора. По окончании исследования указанных обстоятельств проводятся прения сторон, во время которых последними выступают защитник и подсудимый (ч. 3 ст. 347 УПК РФ). Председательствующий квалифицирует содеянное подсудимым в соответствии с обвинительным вердиктом, а также установленными судом обстоятельствами, не подлежащими установлению присяжными заседателями и требующими собственно юридической оценки (ч. 3 ст. 348 УПК РФ).

Постановляя приговор, председательствующий обязан строжайшим образом придерживаться содержания вердикта. Малейшее вольное или невольное самоуправство в этом отношении влечет отмену приговора по мотивам существенного нарушения уголовно-процессуального закона. Так, не может быть оставлен без изменения приговор, в котором констатируется виновность подсудимого в убийстве с целью завладения имуществом потерпевшего, тогда как вердиктом присяжных заседателей этот подсудимый признан виновным в убийстве без корыстной цели с последующим тайным похищением имущества потерпевшего (кражей).

Компетенция и последствия изменения обвинения государственным обвинителем рассматриваются также в п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 ноября 2005 г. № 23 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих судопроизводство с участием присяжных заседателей».

По таким делам также недопустимо ухудшение положения подсудимого более тяжким обвинением, как по фактическим обстоятельствам, так и по квалификации преступления.

Так, признано необоснованным изменение в фактических обстоятельствах, тогда суд с участием присяжных заседателей при рассмотрении дела в отношении П., Т., К., обвиняемых по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, вышел за пределы обвинения, изложенного в обвинительном заключении.

В другом случае суд кассационной инстанции отменил приговор суда в отношении осужденного по п. «б, н» ч. 2 ст. 105 УК РФ, так как тот обвинялся в покушении на убийство и вердиктом коллегии присяжных это обвинение признано доказанным.

Юридическая оценка действий осужденных, не согласованная с ответами присяжных заседателей, является основанием для отмены либо изменения приговора суда.

Кассационная инстанция Верховного Суда РФ приговор суда с участием присяжных заседателей в отношении Г., осужденного по ч. 1 ст. 105 и ч. 1 ст. 108 УК РФ, изменила в части осуждения по ч. 1 ст. 105 УК РФ, переквалифицировав его действия на ч. 1 ст. 108 УК РФ, указав, что согласно ответу на вопрос № 5 присяжные заседатели пришли к выводу о том, что удары ножом обоим потерпевшим он наносил, опасаясь за свою жизнь в связи с его избиением М. Кроме того, присяжные заседатели при ответе на вопрос № 2 пришли к выводу о недоказанности совершения осужденным действий в отношении потерпевших на почве ссоры.

Из осуждения З. по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ исключен квалифицирующий признак «группой лиц по предварительному сговору», так как присяжные заседатели признали, что изначально у осужденных был умысел на совершение грабежа. Однако впоследствии З. вышел за пределы договоренности и один совершил разбойное нападение, в ходе которого он убил потерпевшую.

Изменение квалификации преступлений при пересмотре приговора в связи с изменением уголовного закона

В связи с изменением уголовного закона приговор суда первой инстанции, не вступивший в законную силу, может быть изменен в апелляционном или кассационном порядке, а если он вступил в законную силу, — в надзорном порядке. Общие правила для таких решений сформулированы в ст. 9 и 10 УК РФ. Ранее в данной работе уже освещались некоторые проблемы судебной деятельности в этом направлении. Следует лишь напомнить, что любое изменение квалификации преступлений с применением новой уголовно-правовой нормы должно быть проверено по всем признакам состава преступления, и просчитано по последствиям: возникновение оснований для прекращения уголовного преследования в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности, примирение сторон, возможность применения акта об амнистии и др.

Мнимое (условное) изменение квалификации преступлений в судебных решениях возможно в связи с необходимостью изменить правовые последствия судебных решений без внесения в них изменения. Так, при постановлении приговора суд установил, что ранее лицо осуждалось к лишению свободы за тяжкое преступление. Приговор исполнен и не пересматривался. В связи с изменением уголовного закона деяние осужденного следовало бы квалифицировать как преступление небольшой тяжести (например, в связи с изменением ст. 213, 115, 116 УК РФ в ред. от 8 декабря 2003 г.). При рассмотрении вопроса о рецидиве преступлений суд может указать, что поскольку деяние, за которое лицо ранее осуждалось, по новому закону подпадает под признаки преступления (например, предусмотренного ч. 2 ст. 115 УК РФ), относящегося к категории преступлений небольшой тяжести, суд не учитывает данную судимость в качестве основания для признания рецидива либо судимость считает погашенной.

Условность в квалификации преступлений в настоящее время наблюдается в решениях кассационной и надзорной инстанций в связи с приведением приговоров в соответствие с изменением ст. 17 УК РФ (в ред. от 21.07.2004) и постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» (с изм. от 03.04.2008). Со ссылкой на указанные источники деяния переквалифицируются с совокупности преступлений на единое преступление, например с п. «ж» ч. 2 ст. 105, п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ (разных эпизодов убийств, совершенных группой лиц) на единую квалификацию по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, полагая, что хотя формула обвинения не отражает причинение смерти двум лицам, как это предусмотрено п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ, но предполагает это.

Вполне очевидно, что такой зигзаг в практике (заметим, только по делам об убийствах), требует более четкого теоретического обоснования и законодательной определенности.

Отражение изменения обвинения и квалификации преступлений в судебных документах

Как и любое другое судебное решение, изменение квалификации деяния, совершенного подсудимым, должно быть мотивированным и закрепленным в соответствующих судебных документах.

Изменение квалификации преступлений и обвинения в его юридически значимых обстоятельствах следует отличать от изменения в изложении фактических обстоятельств дела. Приговор и иные судебные документы должны быть стилистически грамотными, лаконичными. Добиться этого не так просто, если учесть, что определенные рамки уже заданы процессуальными документами органов предварительного расследования: постановлением о привлечении в качестве обвиняемого, обвинительным заключением, обвинительным актом. Поэтому составление судебных документов требует ювелирной работы, в ходе которой в пределах объема и содержания исходного обвинения судья (автор) с использованием различных терминов, синонимов, иных логико-грамматических приемов излагает фактические обстоятельства дела, как они были установлены в судебном заседании. Так, уточняя орудие преступления, суд, переходя от частного к общему, указал, что удар по голове наносили не куском арматуры, отрезком трубы, а металлическим предметом.

Структуре и стилю судебных решений посвящены работы А.Г. Ботина и В.В. Кузнецова2Ботин А.Г., Кузнецов В.В. Как правильно составить судебные документы: приговоры, кассационные определения: Пособие для судей. М.:ИНФРА-М. 2003., С.А. Ворожцова3Ворожцов С.А. Приговор в уголовном процессе: Практ. пособие. М.: Юрайт — Издат, 2003., Е.П. Кудрявцевой4Кудрявцева Е.П. Комментарий к постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 апреля 1996. № I «О судебном приговоре» // Комментарий к постановлениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам / под ред. В.М. Лебедева (науч. ред. В.В. Демидов, С.А. Разумов). 2-е изд., перераб. и дон. М.: Норма, 2008. С. 410-419., в которых эти вопросы основательно рассмотрены, что позволяет принимать грамотные решения.

В настоящей работе автор предлагает обратиться к судебным документам в части отражения процесса, обоснования и результатов изменения обвинения.

Протокол судебного заседания

В протоколе судебного заседания наряду с информацией в исполнение требований ст. 259 УПК РФ в части отражения процесса изменения обвинения также должны быть зафиксированы:

  • доказательства, послужившие основанием к изменению обвинения;
  • исследование и проверка доказательств, положенных в основу нового обвинения;
  • показания и позиция подсудимого и его защитника по этим доказательствам;
  • мнение подсудимого об изменившихся фактических обстоятельствах обвинения и возможности изменения квалификации преступления;
  • предварительное обсуждение изменения квалификации преступления, инициированного сторонами либо по предложению суда, мнение подсудимого по новому обвинению (признание, отрицание вины, раскаяние и т.д.);
  • по делам частного обвинения в протоколе следует отразить мнение потерпевшего о желании привлечь подсудимого к уголовной ответственности либо о примирении.

Если, по мнению суда, государственный обвинитель вышел за пределы своей компетенции при изменении обвинения, суд возобновляет судебное следствие либо уточняет позицию государственного обвинителя. В таком случае ход судебного разбирательства также должен в полном объеме отразиться в протоколе, включая действия и решения суда, мнение участников процесса, наличие ходатайств (например, о подготовке к защите от нового обвинения) и др.

Приговор и иные судебные решения

Из числа вопросов, которые в силу ст. 299 УПК РФ подлежат разрешению при постановлении приговора, непосредственно к обвинению относятся только шесть, в том числе:

  1. доказано ли, что имело место деяние, в совершении которого обвиняется подсудимый;
  2. доказано ли, что деяние совершил подсудимый;
  3. является ли это деяние преступлением и какими пунктом, частью, статьей УК РФ оно предусмотрено;
  4. виновен ли подсудимый в совершении этого преступления;
  5. подлежит ли подсудимый наказанию за совершенное им преступление;
  6. имеются ли обстоятельства, смягчающие или отягчающие наказание.

Поскольку обвинение и квалификация преступления предполагает указание на фактические обстоятельства и юридические основания, включая формулу (пункт, часть, статья УК РФ) и формулировку (изложение уголовно-правовой нормы, формирующей состав инкриминируемого преступления), то вопрос под номером 3, на наш взгляд, следовало бы изложить в следующей редакции: «3) является ли это деяние преступлением и какими пунктом, частью, статьей УК РФ оно предусмотрено, какие признаки состава преступления, инкриминируемого подсудимому, оно содержит».

В силу ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать: описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотива, целей и последствий преступления; доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

При изменении обвинения эти требования закона должны быть конкретизированы. В приговоре следует отразить исходное и производное обвинение, позицию стороны обвинения, мнение подсудимого и его показания, изложение и анализ доказательств, аргументацию утвержденной судом квалификации преступления и обоснование изменения квалификации, а также учет данного обстоятельства при назначении наказания.

В приговоре суда:

  • в вводной части указывается исходная квалификация преступлений, приведенная в обвинительном заключении, по которой назначалось и проводилось судебное разбирательство.

Так, отклоняя доводы адвоката в защиту интересов П., осужденного по ч. 2 ст. 290 УК РФ, о том, что при составлении вводной и описательно-мотивировочной частей приговора были допущены нарушения закона, так как указано в обвинении П. по п. «в, г» ч. 4 ст. 290 УК РФ, суд кассационной инстанции пришел к выводу о несостоятельности доводов адвоката, поскольку именно в совершении этого преступления П. было предъявлено обвинение, и лишь в прениях сторон прокурор просил изменить обвинение и переквалифицировать его действия на статью УК РФ, предусматривающую ответственность за менее тяжкое преступление;

  • в начале описательно-мотивировочной части указываются юридические признаки деяния, т.е. формулировка — буквальное изложение уголовно-правовой нормы, по которой лицо осуждается;
  • излагаются фактические обстоятельства деяния, положенные в основание приговора;
  • отражается позиция осужденного и его защитника по исходному и производному обвинению. К примеру, подсудимый не признавая себя виновным в совершении преступления, указанного в обвинительном заключении, поддержанного государственным обвинителем, но указывал о признании вины в том объеме, который суд признал доказанным. С оговоркой на данное обстоятельство в приговоре следует указать о полном признании вины и учесть это при назначении наказания;
  • приводятся доказательства, подтверждающие необходимость изменить фактические обстоятельства дела и уголовно-правовую оценку. Поскольку ранее по делу доказательства выстраивались под иное обвинение, то содержание доказательств и их систематизация могут измениться;
  • анализируются исследованные в судебном заседании доказательства исходного и производного обвинения с оценкой и выводами об основаниях изменения обвинения;
  • приводятся доказательства, процессуальные и иные документы, в силу которых стало возможным изменить уголовно-правовую оценку и принять соответствующее судебное решение. Данные обстоятельства могут быть установлены показаниями и заявлением потерпевшего, например, о примирении с подсудимым; согласием руководителя коммерческой организации о привлечении лица к уголовной ответственности (при переквалификации деяния на ст. 201 или 204 УК РФ, как этого требует ст. 23 УПК РФ);
  • отражается позиция стороны обвинения на стадии прений, когда государственный обвинитель формулирует окончательное обвинение, мотивирует свою позицию, аргументируя ее доказательствами. Если государственный обвинитель изменил обвинение, указываются мотивы такого решения, обоснование;
  • указывается мнение подсудимого и его защитника по обвинению и доказательствам;
  • дается квалификация деяния с указанием формулы (пункт, часть статьи, статья УК РФ), формулировки (буквальное изложение уголовно-правовой нормы);
  • приводится краткое обоснование оценки деяния фактическими обстоятельствами;
  • указываются доводы, с учетом которых признано необходимым изменить квалификацию преступления с детализацией по признакам преступления;
  • аргументируется законность судебного решения об изменении квалификации преступления.

Например, указав на изменение фактических обстоятельств и квалификации преступления, суд может мотивировать свое решение соблюдением требований ст. 252 УПК РФ, в частности, тем, что «... изменение квалификации (обвинения) не ухудшает положение подсудимого, так как за инкриминируемое деяние предусмотрено менее строгое наказание, не нарушает права подсудимого, который в полной мере реализовал свое право на защиту, имел возможность давать показания по новому обвинению (фактическим обстоятельствам), участвовал в исследовании доказательств, сам просил об изменении квалификации преступления и т.д.».

При исключении из формулы обвинения ссылки на отдельные статьи либо признаки (в случае их излишнего вменения) без постановления оправдательного приговора, об этом указывается в описательно-мотивировочной части приговора.

Например, подсудимый обвинялся в разбое, совершенном с насилием, опасным для здоровья потерпевшего, повлекшем причинение потерпевшему средней тяжести вред здоровью по ч. 1 ст. 162 и ч. 1 ст. 112 УК РФ. Очевидно, что причинение средней тяжести вреда здоровью в процессе разбоя охватывается оценкой деяния по ст. 162 УК РФ. Исключая квалификацию действий подсудимого по ст. 112 УК РФ, суд в описательно-мотивировочной части приговора может указать, что «... поскольку средней тяжести вред здоровью потерпевшего причинен насильственными действиями подсудимого при разбойном нападении, за эти действия и последствия он подлежит осуждению по ч. 1 ст. 162 УК РФ, то квалификация деяния по ст. 112 ч. 1 УК РФ будет излишней и ссылка на данную статью подлежит исключению из обвинения». В резолютивной части оценка по ст. 112 УК РФ не указывается, поскольку фактические основания для его осуждения не отпали, за указанные действия лицо осуждается по ст. 162 УК РФ. Они указываются в приговоре при описании фактических обстоятельств преступления.

На примере достаточно распространенной ситуации уточнения в судебном решении альтернативного признака преступления С.А. Ворожцов предлагает формулировки изменения квалификации преступления. Указывается, если лицо обвинялось в совершении разбойного нападения и убийстве, сопряженном с разбоем, и его действия органами предварительного следствия в части убийства были квалифицированы как убийство, совершенное из корыстных побуждений и сопряженное с разбоем, суд, определяя правильную юридическую оценку действий подсудимого, в приговоре должен указать: «поскольку квалифицирующий признак убийства, содержащийся в п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, — сопряженное с разбоем» — предполагает корыстный мотив совершения данного преступления, то дополнительный признак убийства — «из корыстных побуждений» — является излишним и подлежит исключению из обвинения4Ворожцов С.А. Приговор в уголовном процессе: Практ. пособие. М.: Юрайт — Издат, 2003. С. 58..

В качестве формулировки исключения излишнего вменения авторы пособия для судей Ботин А.Г. и Кузнецов В.В. предлагают указать, например, следующее: «Что же касается предъявленного Михайлову, Валеву и Тетерникову обвинения по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, то оно подлежит исключению. Органы следствия указали, что убийство подсудимыми совершено с целью облегчить и скрыть разбойное нападение. Однако с таким выводом согласиться нельзя, поскольку умысел подсудимых при нападении на потерпевших, как это видно из приведенных выше доказательств, сразу был направлен на завладение их имуществом и лишение их жизни. Поэтому суд находит, что действия подсудимых образуют идеальную совокупность преступлений, предусмотренных ст. 105 и 162 УК РФ, и вменение им п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ является излишним»5Ботин Л.Г.. Кузнецов В.В. Как правильно составить судебные документы: приговоры, кассационные определения: Пособие для судей. М.: ИНФРА-М. 2003. С. 51-52..

В этих случаях, как и в ситуации, когда подсудимый совершил одно преступление, которое ошибочно квалифицировано несколькими статьями уголовного закона, суд только в описательной части приговора должен указать об исключении ошибочно вмененной подсудимому статьи уголовного закона, приведя соответствующие мотивы.

Указание об исключении из обвинения излишне вмененных признаков и статей в указанных случаях не влечет реабилитацию подсудимого в этой части, поскольку лицо осуждается за те же действия;

  • обоснование отклонения судом доводов участников процесса о квалификации преступлений;
  • оценка доказательств, приведенных сторонами в обоснование своей позиции по квалификации преступления, аргументация.

В тех случаях, когда при рассмотрении дела установлены новые фактические обстоятельства, свидетельствующие о повышении общественной опасности деяния и личности субъекта (насильственные действия: побои истязание, а также последствия: вред здоровью, физические и психические страдания потерпевшего, не указанные в обвинительном заключении), суд не может указать (их непосредственно в описательной части приговора и дополнить квалификацию содеянного, так как это ухудшило бы положение подсудимого. Вместе с тем не замечать данные обстоятельства также было бы неправильно. В таком случае, представляется, суд может: во-первых, обратить внимание на данные обстоятельства при изложении доказательств: в показаниях потерпевших, свидетелей, заключении судебных экспертиз и др.; во-вторых, указать на данные обстоятельства при обосновании квалификации деяния. Так, например, признав, что виновный действовал с прямым умыслом на убийство, суд может подтвердить это установленными обстоятельствами, указывающими о целенаправленности поведения осужденного.

Если изменение квалификации преступления связано с изменением уголовного закона, следует указать источник редакции уголовно-правовой нормы (например, в ред. УК РФ от 13.06.1996, в ред. ФЗ-162 от 08.12.2003 и т.д.).

Возможность и пределы переквалификации преступлений в суде должны учитываться при производстве предварительного расследования, подготовке государственного обвинителя к участию в судебном разбирательстве, в судебном следствии, а также в обвинительной речи и реплике. Полнота и анализ доказательств совершения подсудимым уголовно наказуемого деяния позволят правильно и аргументировано ориентировать суд на принятие законного и справедливого решения.

Назначение наказания при изменении квалификации

Общие правила назначения наказания определены в ст. 60 УК РФ, сформулированы в постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О назначении судами уголовного наказания». В ситуации изменения квалификации преступления при назначении наказания могут учитываться следующие обстоятельства.

Принцип справедливости при назначении наказания предполагает соразмерность назначенного наказания характеру и степени общественно опасного деяния, личности виновного, определяющих меру ответственности, необходимую для решения целей и задач наказания.

При изменении квалификации преступлений и обвинения наказание назначается с учетом некоторых особенностей.

Во-первых, при изменении квалификации преступлений и обвинения судом не может быть ухудшено положение подсудимого (ст. 252 УПК). Это означает, что:

  1. суд не может переквалифицировать преступление на статью с более строгой санкцией либо дополнить обвинение квалифицирующими обстоятельствами;
  2. при переквалификации деяния с одной статьи на несколько наказание по совокупности преступлений в порядке ч. 3 ст. 69 УК РФ не может превышать максимально возможного наказания, предусмотренного санкцией статьи по первичному обвинению. Данное правило сформулировано в п. 33. постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 января 2007 г. № 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания». С этим следует согласиться;
  3. в размере, предусмотренном ст. 316 УПК РФ, следует назначать наказание осужденному, если обвиняемый ходатайствовал об изменении квалификации содеянного, а в случае переквалификации просил о рассмотрении дела в особом порядке. Но поскольку следователь и прокурор отказали в удовлетворении ходатайства обвиняемого, дело рассматривалось в общем порядке, где государственный обвинитель поддержал обвинение в полном объеме. Вынося приговор, суд переквалифицировал содеянное на статью о менее тяжком преступлении, как и просил обвиняемый. Поэтому вполне справедливым будет наказание, не превышающее две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, так как осужденный был лишен права рассмотрения дела в особом порядке и назначения наказания по правилам ч. 7 ст. 316 УПК РФ вследствие ошибки стороны обвинения.

Во-вторых, практика показывает, что вследствие особенностей УПК РФ в судебном заседании невозможна переквалификация содеянного на более тяжкое преступление (со ст. 112 на ст. 111 УК, со ст. 285 на ст. 290 УК РФ). При этом суд учитывает степень и характер содеянного и назначает более строгое наказание в пределах санкции уголовного закона. Так, например, осуждая по ч. 4 ст. 11 I, ч. 3 ст. 158 УК РФ, суд указал, что, по его мнению, с учетом установленных судом фактических обстоятельств содеянное подсудимыми следовало бы квалифицировать по п. «ж, з» ч. 2 ст. 105, п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ6Конечно, такую оценку суда нельзя признать корректной в свете требований уголовно-процессуального законодательства, даже если вызвана она вполне понятным чувством несправедливости и желанием юриста отменить свою позицию в этом вопросе., однако осуждает их по статьям, предъявленным в ходе предварительного следствия и поддержанным государственным обвинителем в суде, и назначил по совокупности преступлений 15 лет лишения свободы, что соответствует практике назначения наказаний за преступления, квалификацию которых, по мнению суда, следовало бы считать правильной.

В-третьих, при изменении квалификации действий осужденных в связи с изменением уголовного закона в соответствии с положениями ст. 10 УК РФ назначенное наказание, как правило, смягчается. Такое решение вполне логично и подтверждается правовой позицией Конституционного Суда РФ, выраженной в постановлении от 20 апреля 2006 г. № 4-П, признавшего «не противоречащей Конституции Российской Федерации часть вторую статьи 10 Уголовного кодекса Российской Федерации, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу содержащаяся в ней норма предполагает в системе действующего уголовно-процессуального регулирования сокращение назначенного осужденному наказания в связи с изданием нового уголовного закона, смягчающего ответственность за совершенное им преступление, в пределах, предусмотренных нормами как Особенной части, так и Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации в редакции этого закона».

Таким образом, изменение обвинения в части фактических обстоятельств и квалификации преступления при рассмотрении дела судом первой инстанции допустимо в пределах и порядке, установленных системой норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства, обеспечивающих достижение целей, выполнение задач и соблюдение принципов уголовного судопроизводства.

Isfic.Info 2006-2017