Противодействие преступности в учреждениях исполняющих наказания

Противодействие преступности в учреждениях исполняющих наказания


За последние 20 лет преступность как социальное явление заметно изменилась. Появились новые виды преступлений, связанные с развитием нанотехнологий, серьезным имущественным расслоением общества, разрастанием межэтнических и межрелигиозных конфликтов, появлением этнической преступности, в том числе преступности иностранных граждан транснационального характера, увеличением количества преступлений на почве религиозного экстремизма и терроризма и др.

Монография посвящена некоторым современным криминальным проблемам и обоснованию эффективной борьбы с ними. Автор ограничивает рассмотрение состояния преступности наиболее опасными ее проявлениями. К ним относятся религиозный экстремизм, коррупция, негативное влияние «воров в законе» и других лидеров и авторитетов преступной среды в местах лишения свободы.

Анализируя характерные черты отдельных преступных проявлений, автор предлагает для противодействия им использовать возможности оперативно-розыскного характера как в документировании преступной деятельности, так и в проведении оперативно-розыскных мероприятий. При этом стратегия борьбы рассматривается как система, состоящая из целого ряда элементов. К ним, в частности, относятся: совершенствование таких социальных факторов, как предупреждение преступности; совершенствование воздействия мероприятий режимного и воспитательного характера на исполнение наказания и содержание осужденных; противодействие формированию криминогенной модели религиозного экстремизма и нейтрализация тоталитарных деструктивных сект как угрозы правам человека; борьба с этническими преступными группировками и повышение уровня толерантности в обществе; повышение уровня оперативно-розыскного воздействия на выявление и раскрытие преступлений.

Экстремизм стал в настоящее время одной из важнейших проблем в обеспечении государственной безопасности, о чем

свидетельствует Федеральный закон от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности». Несмотря на законодательное обеспечение борьбы с экстремизмом, упомянутая проблема неразрешима без выработки конкретных направлений в сотрудничестве различных ведомств. Главенствующая роль в данной сфере отводится государственным органам уголовной юстиции.

В монографии рассматривается процесс документирования этнических преступных групп, созданных на основе религиозного экстремизма для совершения террористических актов и вооруженного противодействия существующей государственной структуре, участники которых отбывают наказание по ст. 205, ст. 205-1, ст. 208 УК РФ. К сожалению, проблема религиозного экстремизма продолжает оставаться весьма актуальной. Поэтому велика опасность их негативного влияния на этноосужденных как в колониях и тюрьмах, отбывающих наказание за различные преступления против общественной безопасности, так и за их пределами.

Структурно-системная сложность этнической преступности (независимо от того, где она проявляется - в местах лишения свободы либо за их пределами) - заключается в том, что на ее состояние и динамику наряду с политическими, этнопсихологическими и другими факторами влияет «наслоение» религиозно-экстремистской мотивации: религиозный фанатизм, псевдорелигиозный экстремизм, основанный на личной заинтересованности с целью поддержания престижа, завоевания авторитета, лидерства с агрессивной окраской; этнонациональные противоречия, перерастающие в конфликты, наличие внутригрупповой поддержки противоправного поведения; ярко выраженное стремление к самоидентификации и традиционализму. С учетом этого религиозный экстремизм способен порождать как общеуголовную преступность, так и преступления против общественной безопасности и общественного порядка (терроризм, захват заложников, создание незаконного вооруженного формирования и др.).

Механизм раскрытия преступлений многогранен. Многие его звенья достаточно полно освещены в юридической литературе. Однако ряд направлений, в частности проведение оперативного эксперимента и главное - понимание его отличия от провокации преступлений, зачастую на практике вызывает определенные трудности и, как следствие, ошибки в тактическом применении.

Общественное мнение всегда высказывалось за усиление режима содержания осужденных за преступления категории тяжких и одновременно приведение условий отбывания наказания в соответствие с требованиями международно-правовых актов и укрепление правопорядка. В этом направлении меры, принимаемые ФСИН России, дают определенные положительные результаты в обеспечении правопорядка, организации режима и осуществления надзора за осужденными.

В то же время обстановка в учреждениях ФСИН России по линии пенитенциарной преступности характеризуется разнонаправленными явлениями. С одной стороны, согласно статистике, в течение ряда лет наблюдается снижение общего количества преступлений, регистрируемых в местах лишения свободы, с другой - есть основания полагать, что наметились тенденции к осложнению пенитенциарной преступности. В частности, в условиях все большей либерализации уголовной и уголовно-исполнительной политики в места лишения свободы попадают преимущественно лица, осужденные за тяжкие и особо тяжкие преступления, неоднократно судимые, отличающиеся повышенной криминальностью, что объективно ухудшает социально-психологическую обстановку. Практически каждый шестой из них осужден за убийство, каждый восьмой - за разбойное нападение, умышленное причинение вреда здоровью. Около 50% осужденных судимы неоднократно, увеличилось число осужденных с повышенной агрессивностью и возбудимостью, с признаками психических отклонений.

За последнее десятилетие в стране возросло число преступлений, совершенных на почве экстремизма и терроризма, а следовательно, и количество осужденных, отбывающих наказание за указанные преступления. Причем среди этой категории осужденных - лица разных национальностей, различного вероисповедания, часть которых исповедует религиозные течения экстремистской направленности, что значительно осложняет общую криминогенную обстановку в колониях и требует более пристального внимания администрации к этой проблеме.

Противодействие деятельности религиозных организаций и групп экстремистской направленности в местах лишения свободы должно идти по двум направлениям: проведение общепрофилактических и индивидуально профилактических мероприятий воспитательного и организационного характера среди осужденных с привлечением различных общественных организаций, в том числе представителей традиционных для России конфессий; проведение оперативно-розыскных мероприятий, направленных на выявление активных членов религиозных объединений и групп экстремистской направленности, оказывающих негативное влияние на осужденных, пресечение их деятельности, в том числе по проникновению в расположение исправительных учреждений деструктивных тоталитарно-религиозных сект.

В результате серьезных просчетов в деятельности социальных институтов общества (просвещения, культуры, брака и семьи, религиоведения и др.) налицо деградация духовной жизни, деформация культурных потребностей значительной части населения, прежде всего молодежи. Все это отрицательно влияет на поведенческие функции несовершеннолетних, способствует появлению нигилистического отношения к правопорядку, нетерпимости к лицам различных национальностей, хулиганским действиям на почве экстремистских проявлений. Попадая для отбытия наказания в воспитательные колонии, они имеют определенную долю негативного влияния на других осужденных, осложняя тем самым их отношения с администрацией.

Процесс исправления и перевоспитания социально и нравственно запущенных лиц, сосредоточенных в изолированном пространстве, исключительно сложен и противоречив. Осужденные зачастую не желают добровольно перестраивать структуру своих потребностей, установок и ценностей в социально одобряемом направлении, оказывают как скрытое, так и открытое противодействие представителям администрации, организуют в этих целях преступные группировки, проводят массовые акции неповиновения, совершают иные тяжкие преступления. Это отрицательно сказывается на основной массе несовершеннолетних, порождает у неустойчивых подростков страх перед преступной средой.

Стремление слепо следовать ее нормам, обычаям и традициям резко подрывает авторитет официальных представителей власти в глазах осужденных, которые встают на путь исправления. Кроме того, многие до прибытия в воспитательные колонии часто общались с ранее судимыми, допускали правонарушения, некоторые совершили преступления, оставшиеся нераскрытыми.

Главной социальной функцией воспитательных колоний является ресоциализация правонарушителей, приобщение осужденных к общественно-полезной деятельности и законопослушному образу жизни в качестве полноправных граждан страны. Предупреждение и раскрытие преступлений, совершенных в воспитательных колониях, профилактика формирования групп отрицательной направленности, фактов группового неповиновения выполнению режимных предписаний требуют постоянного оперативно-розыскного контроля во всех структурных звеньях колонии, непрерывного отслеживания оперативной обстановки и своевременного реагирования.

В среде осужденных всегда было, есть и, очевидно, еще долго будет много латентных преступлений, явлений и процессов, которые без использования методов и способов оперативно-розыскной деятельности и контроля серьезно влияют на обстановку в местах лишения свободы. Оперативно-розыскная деятельность в уголовно-исполнительной системе складывается из целого ряда мероприятий, мер и методов как гласного, так и негласного характера. Наиболее сложным оперативно-розыскным мероприятием является оперативный эксперимент, связанный с созданием негласно контролируемых условий и объектов для преступных посягательств в целях выявления и задержания лиц, подготавливающих, совершающих или совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления. Достаточно близко по форме исполнения к оперативному эксперименту подходит оперативная комбинация, что вызывает определенные затруднения в их совмещении в практике раскрытия и расследования преступлений. Качественные отличия оперативного эксперимента от оперативной комбинации состоят в следующем:

  • во-первых, круг оперативно-тактических задач, решаемых с использованием оперативной комбинации, значительно шире, чем при проведении оперативного эксперимента. Например, в результате оперативной комбинации лица, представляющие оперативный интерес, могут быть введены в заблуждение относительно личностей отдельных граждан, их рода деятельности либо иных объектов, что позволяет выполнять задачи, поставленные оперработником. Это особенно важно при организации негласной работы, когда необходимо соблюдение высокой степени конспирации;
  • во-вторых, обязательным структурным элементом оперативной комбинации является комплекс оперативно-розыскных мероприятий. Именно при их проведении и решаются поставленные оперативно-тактические задачи. Оперативный же эксперимент является самостоятельным оперативно-розыскным мероприятием, хотя в процессе его осуществления при необходимости возможно проведение других оперативно-розыскных мероприятий;
  • в-третьих, любой оперативный эксперимент предполагает использование материальных объектов, в качестве которых могут выступать и люди, а при оперативной комбинации применение таких объектов факультативно;
  • в-четвертых, как в процессе оперативного эксперимента, так и в процессе оперативной комбинации искусственным путем создаются условия для решения конкретных оперативно-тактических задач, но при оперативном эксперименте эти условия в обязательном порядке контролируются и обеспечиваются оперативным сопровождением.

Оперативный эксперимент является достаточно универсальным и действенным средством борьбы с преступностью в системе УИС и должен использоваться с максимальной эффективностью в комплексе с другими оперативно-розыскными мероприятиями.

Серьезной проблемой государственного значения является борьба с коррупцией, что подробно рассмотрено в представленной монографии. При этом упор сделан на использование возможностей оперативно-розыскной деятельности в выявлении и реализации полученной информации о взяточничестве. Большое внимание уделено разграничению оперативного эксперимента, с помощью которого пресекается взятка, и провокации. Рассмотрены различные виды провокации: как побудительная деятельность конкретного лица, которая может осуществляться как в форме подстрекательства к совершению преступления, что является уголовно наказуемым действием, так и в форме законной криминалистической деятельности следователей, дознавателей и оперработников, направленной на выявление и раскрытие преступлений. На наш взгляд, это позволит оперработникам в правовом поле организовывать и осуществлять свои действия в борьбе с коррупцией.

Рассмотренные в монографии проблемы борьбы с религиозным экстремизмом, совершенствованием документирования преступной деятельности этнических преступных групп и коррупционных правонарушений должностных лиц, нейтрализации противоправной деятельности «воров в законе», использование методов оперативно-розыскной деятельности в местах лишения свободы, применения оперативного эксперимента в практике исполнения уголовного наказания и его отличие от провокации преступлений достаточно объективно показывают многогранность пенитенциарной преступности и всю сложность борьбы с нею. Предложенные автором рекомендации, направленные на совершенствование деятельности подразделений УИС в борьбе с пенитенциарной преступностью, заинтересуют практических работников, занятых в сфере оперативно-розыскной деятельности.

Isfic.Info 2006-2017