Уголовное право зарубежных стран

Стадии преступления в итальянском уголовном праве


Вопрос о стадиях развития преступной деятельности имеет большое значение для решения проблемы об основаниях и правилах уголовной ответственности за неоконченное преступление.

Следуя уголовно-правовой доктрине континентальных стран Европы, УК Италии 1930 г. в действующей редакции объявляет, в принципе, наказуемой только одну стадию преступной деятельности — покушение. Покушение согласно УК влечет за собой уголовную ответственность только в случае, если оно является покушением на преступление в собственном смысле слова. Покушение на уголовный проступок не влечет уголовной ответственности.

Законодательное понятие покушения содержится в ст. 56 УК: «Тот, кто совершает действия, способные причинить вред и непосредственно направленные на совершение преступления, отвечает за покушение, если действие не доводится до конца или результат не наступает».

Автор УК 1930 г. А. Рокко в части положений, касающихся преступления и наказания, сохранил преемственность между УК 1889 г., основанным на принципах классической школы уголовного права, и новым УК, впитавшим ряд идей антрополого-социологического направления. Поэтому в основу проблемы ответственности за неоконченное преступление был положен принцип классической школы («Никто не подлежит наказанию за свои мысли»). Обнаружение умысла в любой форме (устной или письменной) не влечет за собой применения мер уголовного наказания.

Однако в Особенной части УК имеются так называемые «усеченные составы» преступлений, в которых предусмотрены санкции и за обнаружение умысла, и за приготовительную деятельность. Особенно много таких конструкций в разделе о государственных преступлениях.

Так, согласно ст. 246 УК карается получение денег гражданином Италии от иностранца с целью совершения действий, противных национальным интересам, и даже только согласие на получение денег, что можно определить исключительно как обнаружение умысла.

В случае уголовной наказуемости таких действий, как восхваление подрывной или антинациональной пропаганды (ст. 272 УК) и восхваление подстрекательства к совершению государственного преступления (ст. 303 УК), законодатель допускает ответственность за образ мыслей, что противоречит ст. 21 действующей Конституции Италии. В ст. 21 итальянской Конституции закрепляется свобода граждан выражать свои мысли в устной и письменной форме, а также распространять их любым способом.

Согласно ст. 302 УК уголовно наказуемым деянием является подстрекательство к совершению государственного преступления, даже если подстрекательство не было воспринято (неудавшееся подстрекательство), что по сути является приготовлением к преступлению.

Как приготовление следует расценивать тайное проникновение на военные территории и незаконное обладание средствами шпионажа (ст. 260 УК).

В итальянском УК многочисленны случаи наказуемости оконченных преступлений таких приготовительных действий, как создание сообществ с целью совершения преступлений (подрывные ассоциации, антинациональные ассоциации, вооруженная банда, преступное сообщество, преступное сообщество мафиозного типа), что является реакцией законодателя на широкое распространение организованной преступности в стране.

В норме Общей части УК о покушении на преступление специально указывается, что при контрабанде покушение на деяние приравнивается к совершенному преступлению. Так же как оконченные преступления, наказываются покушения различного рода на президента Республики и глав других государств.

Наличие усеченных составов объясняется в ряде случаев повышенной общественной опасностью некоторых деяний, в других случаях этим обеспечивается эффективность применения репрессии против любого проявления политической неблагонадежности, при этом формально достигается соблюдение правила, согласно которому стадии, предшествующие покушению, считаются ненаказуемыми.

В настоящее время в итальянской, а также французской судебной практике получила распространение концепция, разработанная итальянской уголовно-правовой доктриной, согласно которой допускается наказуемость приготовления как покушения. Так, покушением считается такое действие, которое не может быть объяснено иначе, нежели преступным умыслом исполнителя. Действие, подлежащее многозначному истолкованию и не представляющее собой установленной с несомненностью стадии развития преступной деятельности, покушением не является. Так, например, если покупка оружия не может быть объяснена ничем другим, как приготовлением к совершению убийства, то она будет считаться покушением. Если не будет доказано, что обвиняемый таким образом готовился к совершению преступления и останется хоть малейшая возможность для другого рода версии (например, человек приобрел оружие охраны для своего дома), не будет и покушения.

Как правило, приискание и приспособление орудий, создание других условий для совершения преступления могут быть объяснены различными обстоятельствами, поэтому чаще всего они не повлекут за собой уголовную ответственность. Авторы данной концепции считают, что предложили оптимальный критерий для разграничения приготовления и покушения. Итальянские юристы полагают нецелесообразным устанавливать в законе, какие действия являются приготовительными, а какие составляют покушение на преступление. Определение приготовительной деятельности содержится только в доктрине. Так, наиболее признанным считается определение приготовления как деятельности, которая еще не нарушила запрет, содержащийся в уголовно-правовой норме, а покушения или «начала исполнения» — как действий, которые затрагивают элементы, составляющие описанное в законе преступление, либо отягчающие обстоятельства.

Согласно теории уголовного права Италии покушение имеет место, «во-первых, когда конечная цель субъекта совпадает с вредом, который закон предусматривает как преступление; во-вторых, когда результат действия представляет собой вместо вреда, который закон определяет как преступление, опасность наступления этого вреда; в-третьих, когда расхождение между результатом и конечной целью субъекта не могло быть определено изменением намерения лица, в случае которого вместо покушения имел бы место отказ от преступления».

Для уголовной ответственности за покушение на преступление по УК характерно определение размера наказания в норме Общей части, при этом законом предусматривается смягчение наказания за покушение по сравнению с оконченным преступлением. Согласно ст. 56 УК покушение наказывается заключением на срок не менее 12 лет, если за преступление предусмотрено пожизненное лишение свободы, а в других случаях наказание, предусмотренное за оконченное преступление, сокращается на срок от одной трети до двух третей. Ограничение размера наказания за неоконченную преступную деятельность предусматривается теперь и в УК РФ в ст. 66.

С субъективной стороны покушение возможно только на умышленные преступления. Вопрос о возможности покушения, совершаемого с косвенным умыслом, в итальянской уголовно-правовой доктрине является дискуссионным. Не может быть покушения на преступления, совершаемые по неосторожности, и преступления с претеринтенциональной формой вины. Такими преступлениями считаются деяния, при которых из действия или бездействия лица вытекает результат, наносящий ущерб более тяжелый, чем желал субъект.

УК предусматривает возможность добровольного отказа от преступления, который является обстоятельством, исключающим уголовную ответственность. Совершенные действия наказываются только в том случае, если они сами по себе содержат признаки преступного деяния.

Добровольный отказ состоит в прекращении деятельности по воле самого субъекта. Аналогично российской уголовно-правовой доктрине итальянская теория уголовного права различает оконченное и неоконченное покушения. По мнению большинства итальянских авторов, добровольный отказ возможен только на стадии неоконченного преступления.

В случае покушения на преступление, совершаемое путем бездействия, добровольный отказ должен выразиться в осуществлении тех действий, которые лицо должно выполнить (например, мать возобновляет кормление новорожденного ребенка).

Возможен добровольный отказ одного из соучастников. Однако необходимо, чтобы соучастник, отказавшийся от совершения преступления, исключил свой вклад в достижение преступного результата или выполнил действия с целью воспрепятствования его наступлению.

УК также регламентирует деятельное раскаяние. Деятельное раскаяние заключается в добровольном совершении действий, препятствующих наступлению преступного результата после совершения преступления. Деятельное раскаяние является смягчающим ответственность обстоятельством. В случае деятельного раскаяния лицо подвергается наказанию, установленному за покушение на преступление, размер которого уменьшается от одной трети до половины (ст. 56 УК). В итальянском уголовном праве деятельное раскаяние считается возможным только в «материальных» преступлениях.

Если виновный добровольно отказывается от действия, то подлежит наказанию лишь тогда, когда содеянное само по себе образует иное преступление (ч. 3 ст. 56 УК). Аналогичное положение предусмотрено ч. 3 ст. 31 УК РФ.

Законом Итальянской Республики от 29 мая 1982 г. установлено специальное основание, исключающее наказуемость за покушение, совершенное с целью терроризма или подрыва конституционного порядка в случае, если лицо добровольно препятствует наступлению преступного результата и предоставляет доказательства, необходимые для обнаружения преступления и установления возможных соучастников. Такая мера вызывается стремлением облегчить правоохранительным органам расследование и борьбу с подобными преступлениями.

Итальянская уголовно-правовая доктрина содержит понятие негодного покушения, или так называемого невозможного преступления.

Преступление считается невозможным в двух случаях:

  1. в случае совершения действий, не способных причинить преступный результат;
  2. в случае отсутствия объекта уголовно-правовой охраны.

По закону невозможное преступление не считается преступлением. Однако в случае совершения негодного покушения суд может применить к освобожденному от уголовной ответственности лицу меру безопасности.

Нужно отметить, что доктрина уголовного права Италии предлагает различать абсолютно невозможное преступление и относительно невозможное. Абсолютно невозможное преступление — это деяние, которое с самого начала было неспособно повлечь за собой преступные последствия (например, всыпание в напиток азотнокислого висмута вместо мышьяка). Относительно невозможным является деяние, которое при более совершенной организации способно причинить ущерб (например, выстрел, совершенный вне пределов досягаемости потерпевшего).

По мнению итальянских юристов, абсолютно невозможное преступление не подлежит уголовному наказанию, а относительно невозможное преступление по своей природе близко к неудавшемуся преступлению, под которым понимается оконченное покушение, и должно наказываться по тем же правилам, что и это последнее.

Провозглашение итальянским законодателем уголовной ответственности только за покушение на преступление, наличие положений о добровольном отказе от совершения преступления, о деятельном раскаянии свидетельствуют о стремлении либерализировать ряд уголовно-правовых институтов в УК 1930 г.

Представляется отступлением от демократической традиции наличие норм в Особенной части УК, карающих обнаружение умысла и приготовительную деятельность как оконченные преступления, что позволяет правоохранительным органам усиливать репрессию в случае малейшего нарушения интересов государства.

Isfic.Info 2006-2017