Уголовное право зарубежных стран

Основания уголовной ответственности в итальянском уголовном праве


Элементы преступления. В теории итальянского уголовного права уголовная ответственность понимается как ответственность за деяние, определенное в уголовном законе, которая выражается во вменении этого деяния в вину субъекту и в применении к нему, как следствие, уголовной санкции.

В итальянском УК нет специальных норм, определяющих основание ответственности, как это сделано в ст. 8 УК РФ. Однако ряд положений, содержащихся в УК Италии, позволяет установить основания, на которых базируется уголовная ответственность.

В УК закреплен принцип «nullum crimen sine lege». Так, в ст. 1 УК говорится: «Никто не может быть наказан за деяние, которое прямо не предусмотрено законом в качестве уголовного правонарушения, а также не могут применяться виды наказаний, не установленные законом».

Недопустимость аналогии в уголовном праве, хотя прямо не указана в УК Италии, как это сделано в УК РФ (ст. 3), но высшие судебные инстанции Италии исходят из этого принципа.

Соответствие деяния признакам, указанным в уголовном законе, образует по терминологии французской уголовно-правовой доктрины легальный элемент преступления, что соответствует принятому в российской уголовно-правовой доктрине понятию противоправности.

В испанской теории уголовного права, получившей признание и в странах Латинской Америки, используется термин «типичность». Под типом понимается совокупность указанных в законе как объективных, так и субъективных признаков запрещенного деяния, обосновывающих его противоправность.

В итальянской уголовно-правовой доктрине при определении оснований ответственности различаются материальный элемент преступления и субъективный, или психологический, элемент преступления.

Материальный элемент включает все объективные признаки деяния, т.е. действие или бездействие, причинную связь и вредные последствия.

В ст. 40 УК указывается, что «...никто не может быть наказан за деяние, предусмотренное законом как уголовное правонарушение, если вредный или опасный результат, от которого зависит наличие уголовного правонарушения, не является следствием действия или бездействия этого лица.

Непредотвращение результата со стороны лица, на котором лежит юридическая обязанность воспрепятствовать этому результату, приравнивается к его причинению».

Таким образом, материальным элементом преступления по итальянскому уголовному праву является совершение запрещенного действия, причинившего предусмотренное законом вредное последствие.

Бездействие (непредотврашение вредного результата) влечет ответственность на тех же основаниях, что и фактическое причинение и такого результата в случаях, когда на субъекте лежала юридическая обязанность действовать таким образом, чтобы не допустить наступление вредного результата.

Итальянский УК особо регламентирует вопрос о причинной связи в случае, если преступный результат явился следствием нескольких причин. Согласно ст. 41 УК «стечение ранее существовавших, либо одновременных, либо позднее появившихся причин, даже если они не зависели от действия или бездействия виновного, не исключает отношения причинности между действием или бездействием и результатом.

Позднее появившиеся причины исключают отношение причинности только тогда, когда они сами по себе были способны вызвать результат. В этом случае, если ранее совершенное действие или бездействие само по себе образует уголовное правонарушение, применяется установленное за это наказание.

Предыдущие положения применимы и тогда, когда ранее существовавшая либо одновременная, либо позднее появившаяся причина состоит в незаконном деянии другого лица».

В итальянской теории уголовного права и судебной практике нормы ст. 41 УК называют «принципом эквивалентности причин», согласно которому действие или бездействие лица считается повлекшим преступный результат, даже если другие причины любого рода, ранее существовавшие, одновременные либо позднее появившиеся, также обусловили его причинение, так как поведение лица явилось одним из условий наступления преступного последствия.

При наличии причин, каждая из которых в отдельности не была достаточной для наступления преступного результата, совокупность причин и каждая отдельная причина считаются повлекшими преступное последствие.

В качестве примера из судебной практики можно привести случай привлечения к уголовной ответственности за смерть пешехода водителя автомобиля, который толкнул потерпевшего и отбросил его на середину дороги, где на него был совершен наезд, повлекший его смерть, другим автомобилем, водитель которого остался неизвестным.

Субъективным или психологическим элементом преступления по итальянскому уголовному праву является вина, т.е. психическое отношение лица к своему действию (бездействию) и вредному результату. В ст. 42 УК указывается: «Никто не может быть наказан за действие или бездействие, предусмотренное законом как уголовное правонарушение, если оно не совершено осознанно и по своей воле».

Основной формой вины по итальянскому уголовному праву является умысел. Ответственность за деяние, совершенное по неосторожности, наступает только в случаях, прямо предусмотренных законом (ст. 42 УК). Аналогичное положение установлено в ч. 2 ст. 24 УК РФ.

Кроме умысла и неосторожности уголовное законодательство Италии, а также ряда стран Латинской Америки предусматривает третью форму вины — претеринтенциональность.

В ст. 43 УК содержится определение всех указанных форм вины. Преступление признается умышленным, или соответствующим намерению, когда опасный и вредоносный результат, являющийся следствием действия или бездействия, нарушающего закон, и от которого зависит по закону наличие преступления, осознавался субъектом и желался как последствие его добровольного действия или невыполнения юридической обязанности.

Неосторожным признается деяние, результатом которого является последствие, нежелаемое субъектом и причиненное по небрежности, опрометчивости или неопытности либо из-за несоблюдения законов, правил, распоряжений или уставов.

Деяние признается претеринтенциональным, или совершенным помимо умысла, когда действие или бездействие порождает вредный результат более тяжкий, чем тот, которого желал субъект. Такая формулировка напоминает понятие смешанной или двойной формы вины, предусмотренной ст. 27 УК РФ. В отличие от российского УК в итальянском уголовном законе нет указания на то, что отношение субъекта к более тяжким последствиям должно быть неосторожным.

В итальянском уголовном законодательстве случаев с претеринтенциональной виной в чистом виде только два: претеринтенциональное убийство (ст. 584 УК) и претеринтенциональный аборт (ч. 2 ст. 18 Закона № 194 от 22 мая 1978 г.). Претеринтенциональное убийство — это причинение смерти человеку в результате нанесения побоев или телесных повреждений (ст. 582 УК). Наказывается такое убийство строго — лишением свободы на срок от 10 до 18 лет (ст. 584 УК). Простое умышленное убийство наказывается лишением свободы на срок не менее 21 года (ст. 575 УК).

Аборт является претеринтенциональным, если лицо действиями, направленными на причинение телесных повреждений, вызывает как нежелаемое последствие прерывание беременности (ч. 2 ст. 18 Закона № 194/78).

Итальянские криминалисты расценивают претеринтенциональное преступление не как новую модель ответственности, а как смешанную форму умысла и объективного вменения. В итальянской юридической литературе это положение обосновывается тем, что исходя из формулировки ст. 43 УК претеринтенциональное преступление представляет собой комбинацию действия, направленного на совершение менее тяжкого преступления, и результата более тяжкого, чем желаемый. Действие, направленное на совершение менее тяжкого преступления, без сомнения, является умышленным. Что же касается нежелаемого более тяжкого последствия, то Закон ограничивается лишь указанием на то, что оно должно быть следствием поведения лица, но не требует обязательного наличия неосторожной формы вины. Следовательно, это более тяжкое последствие вменяется лицу на основе простой материальной причинной связи, т.е. в основу ложится критерий объективной ответственности.

В свете перспективы уголовно-правовой реформы итальянского уголовного законодательства ряд криминалистов предлагают исключить составы претеринтенциональных преступлений, в качестве обоснования выдвигая те же доводы, что и против концепции объективной ответственности. Кроме того, по мнению итальянских криминалистов, в сущности претеринтенциональность дублирует некоторые виды преступлений, когда конечный результат причиняется по ошибке.

В итальянской уголовно-правовой доктрине претеринтенциональность рассматривается как сочетание умышленной вины и объективной ответственности за результат. Объективная ответственность, не отражающая современные уголовно-правовые идеи, подвергается критике в итальянской уголовно-правовой литературе.

Следует отметить, что в уголовном законодательстве стран Латинской Америки содержание претеринтенциональной формы вины понимается так, что исключает объективное вменение.

Так, в УК Колумбии деяние признается претеринтенциональным, когда его результат, предвиденный субъектом, оказывается более тяжким по сравнению с желаемым (ст. 38 УК Колумбии).

В соответствии с УК Сальвадора (ст. 34) преступление признается совершенным с претеринтенциональностью, когда действие или бездействие вызывает результат более тяжкий, чем тот, который лицо хотело причинить при условии, что преступный результат мог быть предвиден действующим лицом.

Итальянские критики объективного вменения также затрагивают вопрос о смежной категории преступлений — отягченных результатом. В таких деяниях результат вменяется лицу как простое последствие его действий. Например, клевета, повлекшая уголовное лишение свободы обвиненного лица на срок свыше пяти лет, наказывается лишением свободы на срок от 4 до 12 лет, независимо от того, был ли такой результат желаем или нет (ч. 3 ст. 368 УК).

Итальянские юристы предлагают трансформировать хотя бы наиболее значительные составы преступлений, отягченных результатом, в составы со смешанной формой вины (умысла и неосторожности), как это было сделано в Германии в 1953 г. Конструкция подобного состава должна быть такой, чтобы исключить противоречия принципу виновной ответственности.

Решение проблемы противоречия норм об объективной ответственности итальянской Конституции на сегодняшний день состоит в толковании указанных норм в смысле приближения их содержания положениям Конституции. Конституционный суд Италии в постановлении № 1085/88 дал разъяснение, что «поскольку требование ч. 1 ст. 27 Конституции должно соблюдаться и уголовная ответственность должна быть только персональной, необходимо, чтобы все и каждый из элементов, составляющих совокупность для инкриминируемого деяния, были субъективно связаны с деятелем (т.е. были охвачены умыслом или неосторожностью), и, кроме того, необходимо, чтобы все и каждый из вышеупомянутых элементов были вменены тому же деятелю и соответственно субъективно порицаемы».

Большинство итальянских юристов признают необходимость в результате органической реформы УК исключить нормы, допускающие объективную ответственность.

Isfic.Info 2006-2017