Уголовное право зарубежных стран

Уголовная ответственность за создание террористических сообществ в уголовном праве ФРГ


В германском уголовном законодательстве отсутствует специальный закон, объединяющий нормы об ответственности за терроризм. Основными источниками уголовного законодательства, содержащего правовые нормы об ответственности за терроризм, являются УК, Закон о судоустройстве и УПК Германии.

Основная норма, устанавливающая уголовную ответственность за терроризм, — создание террористических сообществ (§ 129а), расположена в разд. VII Особенной части УК «Преступления против общественного порядка». Заметим, что в УК не дано определение понятия «терроризм». Выработать его — задача уголовно-правовой доктрины и судебной практики. Поэтому в рассматриваемом параграфе германский законодатель лишь перечисляет те преступные деяния, совершение которых, по его мнению, относится к проявлению терроризма.

Абзац 1 § 129а сформулирован следующим образом: «Тот, кто создает сообщество, чьи цели или чья деятельность направлены на совершение:

1) тяжкого убийства (§211), убийства (§212) или геноцида (§ 6 УК о международных преступлениях) либо преступлений против человечности (§ 7 УК о международных преступлениях) или военных преступлений (§8,9, 11, 12 или 19 УК о международных преступлениях);

2) преступных деяний против личной свободы в случаях, предусмотренных § 239а или 239Ь;

3) преступных деяний, предусмотренных § 305а, или общеопасных преступных деяний в случаях, предусмотренных § 306-306c или абз. 1-3 § 307, абз. 1-4 § 308, абз. 1-5 § 309, § 313, 314 или абз. 1, 3 или 4 § 315, абз. 1 или 3 § 316b или абз. 1-3 § 316с, или тот, кто является членом подобного сообщества, наказывается лишением свободы на срок от одного года до 10 лет».

Таким образом, хотя § 129а УК носит название «Создание террористических сообществ», в нем установлена уголовная ответственность не только за создание таких сообществ, но и за участие в их деятельности. Специфичным является также и то, что именно в указанной норме определено, что по германскому уголовному праву считается террористическим сообществом. Как следует из текста данного параграфа, террористическими признаются такие сообщества, цели и деятельность которых направлены на совершение определенных данной нормой преступных деяний. К ним относятся: тяжкое убийство, убийство, геноцид, преступления против человечности, военные преступления, преступные деяния против личной свободы, разрушение важных средств производства (§ 305а), а также общеопасные преступные деяния, перечисленные в разд. XXVIII Особенной части УК. Именно по этому признаку состав, за который предусмотрена ответственность в § 129а УК, следует отличать от состава создания преступных сообществ (§ 129). Если организуется преступное сообщество, цели и деятельность которого направлены на совершение преступных деяний, не предусмотренных в перечне § 129а, то уголовная ответственность наступает по норме § 129 — за создание преступного сообщества.

Абзац 2 § 129а устанавливает повышенную уголовную ответственность для лиц, выполняющих организаторские функции в террористическом сообществе или являющихся подстрекателями к такой деятельности. В данном случае назначается наказание на срок не менее трех лет.

Интересным представляется и абз. 3 рассматриваемого параграфа. В нем установлена уголовная ответственность за поддержание деятельности террористического сообщества и за вербовку людей для участия в деятельности такой организации. Указанные действия могут быть осуществлены любым образом и по своей юридической природе могут быть отнесены к пособничеству. Предусмотренное наказание — лишение свободы на срок от шести месяцев до пяти лет.

Абзацы 4-7 § 129а УК касаются вопросов, связанных с назначением наказания за совершение данного преступного деяния. Так, на основании абз. 4 суду предоставляется возможность по своему усмотрению смягчить наказание (§ 49, абз. 2) для соучастников, вина которых малозначительна и чье участие имеет подчиненное значение в случаях, предусмотренных абз. 1 и 3. Таким образом, на основании этой нормы суд не может смягчить наказание лицам, выполняющим организаторские функции в террористическом сообществе или являющимся подстрекателями к данной деятельности. Соучастникам этого вида суд может смягчить наказание или отказать от наказания только в случаях, предусмотренных в абз. 6 § 129, т.е., к примеру, при наличии добровольных и настойчивых усилий виновного, направленных на предотвращение дальнейшего существования террористического сообщества либо преступного деяния, соответствующего его целям, и др.

На основании абз. 6-7 суду предоставляется возможность наряду с основным наказанием в виде лишения свободы назначить и такие дополнительные наказания, как лишение права занимать публичные должности и права пользоваться правами, полученными в результате публичных выборов (абз. 2 § 45), а также установить надзор за поведением осужденного (абз. 1 § 68).

Заметим также, что рассматриваемая норма ярко иллюстрирует специфику законодательной конструкции института соучастия в германском уголовном праве. Его особенность, в отличие от УК РФ, к примеру, состоит в том, что в Общей части УК Германии не предусмотрен такой вид соучастника, как организатор (используя терминологию, применяемую в российском уголовном праве). В германской судебной практике «организаторские» преступные действия получают иную уголовно-правовую оценку. В каждом конкретном случае так называемый организатор признается иным соучастником преступного деяния: исполнителем, подстрекателем или пособником. На практике чаще всего он признается исполнителем (соисполнителем) преступного деяния, так как исполнительство занимает господствующее положение в совершении преступного деяния. Однако рядом норм Особенной части УК предусмотрена уголовная ответственность именно за организаторские действия, связанные с созданием преступных и террористических сообществ. Ярким примером этому служат рассматриваемая норма — создание террористических сообществ (§ 129а), а также § 129, устанавливающий уголовную ответственность за создание преступных сообществ.

Такова общая характеристика § 129а УК, устанавливающего уголовную ответственность за терроризм. Следует отметить, что данной нормой германский законодатель предусмотрел возможность строгого уголовного наказания за довольно широкий перечень преступных действий, связанных с деятельностью террористических организаций. Справедливо и вполне обоснованно то, что уголовная ответственность по этой норме наступает не только за создание террористического сообщества и участие в нем, но и за поддержание в любой форме деятельности данной организации, а также вербовку людей для участия в подобной деятельности. Положительно, с нашей точки зрения, можно оценить четкое закрепление в норме § 129а целевой направленности деятельности террористического сообщества, что позволяет отграничить данный состав преступного деяния от смежных составов. Обоснованно и установление в рассматриваемой норме более строгой уголовной ответственности за выполнение организаторских функций в террористическом сообществе, а также за подстрекательство к подобной деятельности. Интересны законодательные предписания § 129а, направленные на всестороннюю реализацию таких основополагающих начал уголовного права, как индивидуализация уголовной ответственности и назначение справедливого наказания (абз. 4-7). По нашему мнению, все это преследует цель эффективной борьбы с таким особо опасным и распространенным в наше время преступлением, как терроризм, представляющим реальную опасность для национальной безопасности Германии и мирового сообщества в целом.

Isfic.Info 2006-2017