Теория доказательств в гражданском праве

Классификация доказательств


Классификация доказательств традиционно проводится в процессуальной науке. Как отмечал К. С. Юдельсон, классификация доказательств имеет не только познавательное, но и весьма существенное практическое значение, поскольку сводит их в определенные группы, указывает на объем средств и способов доказывания, которыми располагает суд, выявляет особенности отдельных видов доказательств, учесть которые важно в процессе их собирания, исследования и оценки.

Признаки, по которым осуществляется классификация доказательств, принято именовать основанием классификации.

Наиболее распространенной в науке является классификация доказательств по следующим основаниям:

  • характеру связи содержания доказательств с доказываемым фактом;
  • процессу формирования сведений о фактах;
  • источнику доказательств.

1. По характеру связи содержания доказательств с доказываемым фактом доказательства подразделяются на прямые и косвенные.

Разделение доказательств на прямые и косвенные, самое традиционное в теории доказательств. Такая классификация доказательств проводилось учеными-юристами еще в XIX веке. Например, Дж. Стивен писал, что прямыми доказательствами констатируется главный факт и имеется налицо очевидность, а косвенными констатируется доказательственный факт и имеется лишь вероятность. И. Бентам прямыми называл доказательства, которые «просто и прямо» указывают на главный факт, а косвенными доказательствами те, которые «примененные непосредственно к главному факту приводят к заключению, что этот факт существует. Это заключение есть дело суждения».

Сходное представление об особенностях прямых и косвенных доказательств характерно для современной процессуальной теории.

Прямыми именуются доказательства, которые непосредственно (прямо) указывают на факт, входящий в предмет доказывания. Другими словами, прямые доказательства — это доказательства, имеющие с искомым фактом однозначную связь. Однозначная связь позволяет сделать единственно возможный вывод о наличии данного факта.

Например, прямым доказательством факта заключения брака является письменное доказательство — свидетельство о браке установленной формы, содержащее сведения о месте, времени заключения брака, лицах, вступивших в брак.

Косвенными называются доказательства, которые непосредственно не указывают на факт, входящий в предмет доказывания. То есть косвенные доказательства — это доказательства, имеющие с искомым фактом многозначную связь.

Многозначность предполагает связь доказательства с искомым фактом, но не исключает связь этого доказательства с другим фактом. Соответственно, из содержания косвенного доказательства может быть сделано как минимум два равно вероятных вывода о наличии или отсутствии факта, входящего в предмет доказывания по делу. Таким образом, эти доказательства дают основания лишь для предположения о существовании искомого факта.

Например, при установлении факта заключения сторонами договора займа квитанция о почтовом денежном переводе не позволяет сделать однозначный вывод о существовании такого договора. Передача денежных средств могла быть произведена как во исполнение договора займа, так и по другим причинам, в частности, являться платой за предоставленные услуги и т.п. Или косвенным доказательством является заключение эксперта, содержащее вероятный вывод о существовании факта, наличие или отсутствие которого устанавливалось в ходе экспертного исследования.

Из особенности косвенных доказательств следует принципиально важный вывод: одного косвенного доказательства недостаточно для установления искомого факта, поскольку какое-то из возможных предположений, следующих из содержания данного доказательства, является неверным. Следовательно, для достоверного вывода о наличии или отсутствии факта необходимо не одно, а несколько косвенных доказательств в совокупности. Конечно, такой достоверный вывод возможен при условии, что достоверность каждого косвенного доказательства не вызывает сомнений, и эти доказательства не противоречат другим доказательствам.

Сравнивая прямые и косвенные доказательства, можно прийти к заключению о том, что доказательства прямые обладают большей способностью подтвердить или опровергнуть устанавливаемые по делу факты. Можно ли в этой связи говорить о том, что прямые доказательства являются лучшими, а косвенные доказательства худшими с точки зрения достижения цели доказывания?

Едва ли такая постановка вопроса правомерна. Принципы доказывания диктуют необходимость исследования всех доказательств в совокупности, следовательно, изначально прямые и косвенные доказательства имеют равный доказательственный статус и законом не отдается предпочтение каким-либо из них.

Наличие в деле косвенного доказательства, противоречащего по содержанию доказательству прямому, служит основанием для возникновения сомнения в достоверности этого доказательства, поскольку не могут одновременно существовать два достоверных доказательства, но с взаимоисключающим содержанием. Заведомо одно из них будет являться недостоверным. В такой ситуации недопустимо отклонение косвенного доказательства только на том основании, что прямое доказательство является «лучшим», поскольку имеет однозначную связь с устанавливаемым фактом. Поэтому для устранения такого противоречия требуется привлечение в процесс других доказательств. В конечном итоге совокупностью косвенных доказательств может быть опровергнута достоверность прямого доказательства.

2. По процессу формирования сведений о фактах доказательства подразделяются на первоначальные и производные.

Первоначальные доказательства формируются в результате непосредственного воздействия искомого факта (события, действия) на источник доказательства.

Например, первоначальными письменными доказательствами являются подлинники документов. Или первоначальными доказательствами выступают показания свидетелей, являющихся очевидцами событий, в отношении которых даются показания.

Иными словами, первоначальными являются доказательства, полученные из первоисточника — человека или предмета, испытавшего непосредственное воздействие отображаемого события (действия), выступающего в качестве факта, входящего в предмет доказывания по делу. Иногда первоначальные доказательства именуют доказательствами непосредственными, тем самым подчеркивая отсутствие промежуточных звеньев в процессе их формирования.

Производные доказательства формируются в результате опосредованного воздействия искомого факта на источник доказательства. То есть для производных доказательств характерно наличие промежуточного звена в процессе их формирования.

В частности, производными письменными доказательствами выступают копии документов. Или производным доказательством являются сообщенные свидетелем сведения об обстоятельствах, о которых он осведомлен не лично, а от других лиц.

Относительно первоначальных и производных доказательств может возникнуть вопрос о том, использование каких доказательств при рассмотрении дела предпочтительно?

Еще А. Я. Вышинский отмечал, что нецелесообразно противопоставлять одни доказательства другим. Вместе с тем автор полагал, что при оценке производных доказательств необходимо учитывать, что «степень достоверности и убедительности этих доказательств обратно пропорциональна их удаленности от главного предмета доказывания: чем больше расстояние, тем меньше эта достоверность. Например, говорил ученый, «свидетель, осведомленный о каком-либо событии третьими и десятыми лицами, предполагается менее достоверным, чем очевидец».

Нельзя не согласиться с тем, что использование в процессе доказывания первоначальных доказательств предпочтительнее, поскольку наличие промежуточных звеньев при формировании доказательств, во-первых, может привести к искажению доказательственной информации, во-вторых, повлиять на создание у суда собственного мнения относительно обстоятельств дела. В этой связи суд должен стремиться к использованию первоначальных доказательств.

Например, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ по одному из рассмотренных дел указала следующее.

Суд первой инстанции при разбирательстве дела не просмотрел ни одной видеозаписи телепрограммы, ограничившись внешним изучением дисков (носителей информации), на которых программа была записана, тем самым заменив личное восприятие исследуемых первоначальных доказательств (видеозаписи телепрограммы) и их собственную оценку оценкой производных доказательств, то есть экспертных заключений.

Между тем из содержания ч. 3 ст. 185 ГПК РФ не следует, что назначение по делу в необходимых случаях экспертизы освобождает суд от обязанности соблюдать установленный нормами ч. 1 ст. 67 и ч. 1 ст. 157 ГПК РФ принцип непосредственного исследования доказательств, как один из основных принципов судебного разбирательства, обеспечивающих вынесение законного решения по делу.

Таким образом, в настоящем деле судом принцип непосредственного исследования видеозаписей телепрограммы как доказательств по делу соблюден не был, а основой решения послужило лишь производное доказательство (экспертное заключение)1См.: Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 5 октября 2010 г. № 5-В10-67 (Текст определения официально опубликован не был) // СПС «Гарант»..

В литературе высказывается мнение о том, что производное доказательство может использоваться при рассмотрении и разрешении дела только при отсутствии первоначального доказательства2См.: Викут М. А., Зайцев И. М. Гражданский процесс России. М., 2001. С. 166.. Однако с формально-юридической точки зрения закон, за некоторыми исключениями, не отдает предпочтения первоначальным доказательствам по сравнению с производными при рассмотрении и разрешении гражданских дел.

Например, письменные доказательства могут представляться в подлиннике (первоначальное доказательство) или в форме надлежащим образом заверенной копии (производное доказательство). Представление только подлинных документов требуется тогда, когда обстоятельства дела согласно законам или иным нормативным правовым актам подлежат подтверждению только такими документами, когда дело невозможно разрешить без подлинных документов или когда представлены копии документа, различные по своему содержанию (ч. 2 ст. 71 ГПК).

Суд не может считать доказанными обстоятельства, подтверждаемые только копией документа или иного письменного доказательства, если утрачен и не передан суду оригинал документа, и представленные каждой из спорящих сторон копии этого документа не тождественны между собой, и невозможно установить подлинное содержание оригинала документа с помощью других доказательств (ч. 7 ст. 67 ГПК).

По сути, определенные ограничения относительно использования производных доказательств касаются именно доказательств письменных, а также в одном из случаев показаний свидетелей. Так, нс являются доказательствами сведения, сообщенные свидетелем, не являющимся очевидцем событий, если он не может указать источник своей осведомленности (ч. 1 ст. 69 ГПК).

Кроме того, следует иметь в виду, что в некоторых случаях «физически» невозможно привлечь в процесс первоначальные доказательства в силу того, что они утрачены, поэтому в процессе используются производные доказательства.

3. По источнику доказательств они подразделяются на личные и предметные.

Классификация доказательств в зависимости от их источника на личные и предметные (вещественные) также является традиционной в процессуальной науке.

Такую классификацию проводил еще И. Бентам. Ученый писал, что основанием подразделения доказательств является их источник. Доказательство, заимствованное от человека, — личное, доказательство, заимствованное от вещей, — вещественное, писал он.

В отечественной теории процесса давалась аналогичная классификация. Например, А. X. Гольмстен отмечал, что «доказательства могут быть разделены на вещественные и личные». Под вещественными доказательствами ученый понимал вещи, «из непосредственного ознакомления с которыми суд убеждается в истинности факта, приводимого стороной». К вещам он относил вещи в общем смысле и письменные акты. Личным доказательствам, как считал автор, являлись «словесные заявления сторонних лиц, коими (заявлениями) подтверждается спорный между сторонами факт». Это — показания свидетелей, окольных людей и экспертов.

Другими словами, автор подразделял доказательства на личные и вещественные (предметные) в зависимости оттого, выступает ли источником доказательства человек или предмет.

Следует отметить, что в теории процесса высказывались и другие точки зрения относительно классификации доказательств по их источнику.

Например, Е. В. Васьковский также разделял доказательства на вещественные (предметы) и личные. К вещественным доказательствам он относил «предметы, на которые ссылаются стороны в подтверждение своих заявлений и которые подлежат чувственному восприятию суда». То есть под вещественными доказательствами автор понимал те предметы, «о состоянии и свойствах которых суд мог удостовериться посредством личного восприятия фактов своими внешними чувствами (зрением, осязанием, слухом и т.д.)». Личными доказательствами автор считал сообщения в устной форме (например, показания свидетелей) и сообщения в письменной форме (официальные акты, письма, удостоверения, протоколы и др.)3Васьковский Е. В. Учебник гражданского процесса. М.. 1917. С. 237, 238..

Сходная точка зрения высказывалась в процессуальной науке и позднее. В частности, К. С. Юдельсон подразделял доказательства на личные и вещественные. К личным доказательствам автор относил объяснения сторон, третьих лиц, судебных представителей, органа юридического лица; заключения экспертов, органов государственного управления. К вещественным — предметы внешнего мира (вещи).

Ученый считал, что с точки зрения источника доказательств письменные доказательства не имеют самостоятельного значения и «естественно распределяются между доказательствами личными и вещественными». Если письменные доказательства «убеждают содержащимися в них сведениями», то это личные доказательства в письменной форме, а если «убеждают своими свойствами» (например, следами подчистки на документе, почерком, местом своего нахождения), то это вещественные доказательства.

Об отнесении письменных доказательств к личным доказательствам на том основании, что они всегда исходят от конкретных лиц и не имеет значения то, что содержание закреплено на материальном объекте, говорили и другие авторы.

По мнению, например, В. И. Коломыцева, предмет, на котором закреплены сведения, сами условные знаки и способ их нанесения являются лишь необходимыми условиями закрепления мысли, «а основное — сама мысль, воля, выраженная человеком, содержание которых составляют сведения, имеющие значение для дела»4Коломыцев В. И. Письменные доказательства по гражданским делам. М., 1978. С. 9..

Данная позиция достаточно спорна. Если исходить из такой посылки, то можно прийти к выводу о том, что все, с чем соприкасается человек, является продуктом его «мысли и воли», т.е. осознанного целенаправленного действия. Соответственно, все доказательства по их источнику можно отнести к числу личных. Вероятно, с общей философской точки зрения, с некой долей условности, такое возможно. Однако с правовой точки зрения это едва ли правильно.

Для теории процесса и судебной практики разделение доказательств на личные и предметные по их источнику имеет вполне определенное значение. В зависимости от характера источника, а точнее, от способа закрепления и сохранения информации, законом устанавливается порядок представления, исследования и оценки доказательств. Если в качестве источника письменных доказательств рассматривать человека, перед судом стояла бы задача изучить данный источник на предмет его способности к восприятию, сохранению и передаче информации, возможных пороков его «мысли и воли».

Однако, как известно, при исследовании и оценке письменных доказательств «предметом» изучения является не их «авторы», а собственно материальные объекты — документы, несущие доказательственную информацию. В случае, когда при проверке письменных доказательств у суда возникнет необходимость выяснить какие-либо обстоятельства у лица, участвовавшего в составлении документа, то данное лицо может быть привлечено в процесс не как «источник» письменного доказательства, а в качестве свидетеля, и тогда оно становится источником свидетельских показаний. Лицо, участвующее в составлении документа, может быть привлечено в процесс и в качестве специалиста.

По признаку источника доказательств, наряду с личными и предметными доказательствами, некоторыми авторами выделяется и третий вид — смешанные доказательства. Такую точку зрения высказывал, в частности, С. В. Курылев.

К смешанным доказательствам ученый относил заключение эксперта (экспертов). Такая позиция обосновывалась тем, что информация о фактах извлекается из двух источников — вещественного и личного. По мнению автора, источником вещественного доказательства является предмет, выступающий объектом экспертного исследования, а источником личного доказательства — эксперт, проводивший исследование данного предмета. Эксперт, изучая предмет, преобразует полученные из этого источника вещественного доказательства сведения, и сам становится источником нового личного доказательства — заключения эксперта5См.: Курылев С. В. Основы теории доказывания в советском правосудии. Минск. 1969. С. 177..

Если следовать предлагаемой логике, то к смешанным доказательствам можно было бы отнести не только заключения экспертов, но и целый ряд письменных доказательств. Например, органы опеки и попечительства при рассмотрении дел, связанных с воспитанием детей, обязаны провести обследование условий жизни ребенка и представить в суд акт обследования и заключение по делу. Изучая жилищные условия, условия воспитания, быта ребенка, материальной обеспеченности родителей и т.п., органы опеки и попечительства получают сведения из разных источников (личных и предметных) и «преобразуют» эти сведения в письменное доказательство — акт обследования условий жизни ребенка. В этом случае возникает и вопрос о том, к каким же доказательствам — личным (по аналогии с заключением эксперта) или предметным относится данное письменное доказательство?

Можно привести и другие примеры, интерпретация которых даст повод говорить о том, что информация о фактах извлекается из двух и более источников. Но привнесет ли такая постановка вопроса ясность в классификацию доказательств и придаст ли логическую стройность самой системе классификации. Вряд ли. Как представляется, выделение смешанных доказательств по признаку их источника приводит к неопределенности в классификации поданному основанию.

Как отмечалось, научный и практический смысл классификации доказательств по их источнику состоит в том, что это позволяет акцентировать внимание на особенностях способов и методов исследования собственно источника доказательств и оценки доказательственной информации в зависимости оттого, является ли таким источником человек или предмет.

Например, при использовании в целях установления обстоятельств дела свидетельских показаний немаловажное значение имеет изучение самого источника доказательств — свидетеля с точки зрения его способности к восприятию информации, ее сохранению и адекватному воспроизведению, условий, могущих повлиять на достоверность сообщаемой свидетелем информации, и т.п. При этом суд обращает внимание на то, существуют ли какие-либо отношения у свидетеля со сторонами по делу (родственные, дружеские, служебные и др.), изучает физические, психические особенности самого свидетеля и т.д.

В данном случае способы, методы изучения источника, вопросы, которые должны быть выяснены, определяются тем, что источником сведений о фактах выступает человек. Тогда, когда предметом исследования и оценки являются, например, письменные доказательства, для суда имеют значение другие особенности источника доказательств, определяемые тем, что источником сведений о фактах, имеющих значение для дела, является не человек, а документ. Поэтому суд изучает источник доказательств на предмет наличия у документа юридической силы, внесения изменений, исправлений, т.е. всего того, что позволяет убедиться в достоверности или недостоверности содержащейся в этом документе доказательственной информации.

В этой связи, есть основания считать, что при классификации доказательств в зависимости от их источника определяющим выступает фактор собственно объекта, от (из) которого суд получает доказательственную информацию.

Поэтому с теоретической и правовой точки зрения наиболее правильно к личным относить те доказательства, источником (носителем сведений о фактах) которых является человек, воспринимавший данные факты. К предметным следует относить доказательства, источником которых выступает материальные объекты, сохранившие следы, отпечатки и т.п. определенных событий, действий.

Источниками личных доказательств в гражданском судопроизводстве выступают стороны, третьи лица, свидетели, эксперты. Источниками предметных доказательств — вещи, документы и др.

В современной процессуальной науке именно такой подход к классификации доказательств по их источнику является наиболее распространенным.

Соответственно личными доказательствам являются объяснения сторон, третьих лиц, показания свидетелей, заключения экспертов.

Предметными — письменные, вещественные доказательства, аудио- и видеозаписи.

Каждое доказательство может быть классифицировано одновременно по всем признакам, выступающим основанием классификации. Например, одно доказательство может быть прямым, первоначальным и личным, другое — косвенным, первоначальным и предметным и т.д. Другими словами, отдельные доказательства могут иметь различные признаки в разных сочетаниях.

Помимо приведенных выше оснований, в процессуальной теории доказательства классифицируются и по другим основаниям.

По субъекту представления доказательств они подразделяются на доказательства основания иска и доказательства основания возражении против иска. Доказательства основания иска представляются истцом, а доказательства основания возражения против иска — ответчиком.

По признаку использования доказательств как средств обоснования выводов суда они разделяются на достаточные и недостаточные; достоверные и недостоверные6См., например: Треушников М. К. Судебные доказательства. М. 2005. С. 109..

Isfic.Info 2006-2017