Досудебное соглашение о сотрудничестве

Особенности судебного разбирательства по уголовному делу при наличии досудебного соглашения о сотрудничестве


Центральной стадией уголовного судопроизводства является стадия судебного разбирательства. Соблюдение процедуры судебного разбирательства позволяет суду (судье) принять законное и обоснованное судебное решение и назначить подсудимому справедливое наказание.

Согласно ч. 5 ст. 317.7 УПК судья, удостоверившись, что подсудимым соблюдены все условия и выполнены все обязательства, предусмотренные заключенным с ним досудебным соглашением о сотрудничестве, постановляет обвинительный приговор и назначает подсудимому наказание.

Одним из наиболее дискуссионных вопросов института досудебного соглашения о сотрудничестве является проблема определения процессуально-правового статуса и роли потерпевшего в случае заключения с подозреваемым или обвиняемым досудебного соглашения о сотрудничестве.

Прежде чем перейти к рассмотрению различных взглядов на место потерпевшего в институте досудебного соглашения о сотрудничестве, необходимо указать на наличие некоей нормативно-правовой неопределенности по данному вопросу. Именно такая неопределенность относительно значения позиции потерпевшего при заключении с подозреваемым или обвиняемым досудебного соглашения о сотрудничестве породила многочисленные дискуссии среди процессуалистов и правоприменителей.

Необходимо отметить, что большое количество исследователей указывают на необходимость закрепления в уголовно-процессуальном законе необходимости получения письменного согласия потерпевшего при заключении с подозреваемым или обвиняемым досудебного соглашения о сотрудничестве. Сторонники данной позиции указывают на неконституционность положений главы 40.1 УПК в части, не предусматривающей среди оснований письменного согласия потерпевшего, а также прогнозируют возможные негативные последствия такого пробела в процессуальном законодательстве.

Так, по мнению Р.В. Тишина, «одной из наиболее актуальных проблем института досудебного соглашения о сотрудничестве является реализация конституционной дефиниции, отраженной в ст. 52 Конституции РФ и выражающейся в том, что государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба. Данное положение является одной из основ реализации прав и свобод человека и гражданина в сфере уголовного судопроизводства, поскольку повышение доверия потерпевшего к правоохранительным органам и постоянное их взаимодействие, при обязательном осуществлении доступа к правосудию жертвы преступления, является важной задачей, стоящей сегодня перед нашим государством». Подтверждением этой позиции может служить и сформулированное в ч. 1 ст. 6 УПК положение, указывающее, что первоочередным назначением уголовного судопроизводства выступает защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений.

В.Н. Парфенов считает, что институт досудебного соглашения о сотрудничестве не отвечает правам и законным интересам потерпевшего1См.: Парфеное В.Н. Проблемы обеспечения прав и законных интересов потерпевшего при особом порядке принятия судебного в связи с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве // Российский судья. 2009. № 9. С. 15.. В.М. Быков указывает, что «при реализации российского варианта сделки с правосудием права потерпевшего игнорируются законодателем, так как прокурор единолично принимает решение о заключении соглашения с подозреваемым (обвиняемым) о сотрудничестве. Между тем соглашение о сотрудничестве подозреваемого или обвиняемого с прокурором самым непосредственным образом затрагивает права потерпевшего, которому далеко не безразлично, какое наказание получит виновный».

Достаточно интересной и в некотором роде компромиссной представляется позиция М.С. Поляева. который указывает, что «допускать потерпевшего и его адвоката при заключении такой сделки все же стоит. Хотя есть много минусов такого решения, так как потерпевшему совершенно неинтересно, что будет раскрыто с помощью обвиняемого, какие страшные рецидивисты попадут за решетку, это его волнует меньше. Его в большей степени волнует конкретный человек, который нанес ему ущерб, и ему важно, чтобы этот ущерб ему возместили, имея в виду ущерб не только материальный, но и моральный»2Поляева М.С. Перспективы введения в Российской Федерации института «сделки с правосудием» // Материалы круглого стола. 2007. С. 19..

Ряд ученых выступают против введения в процессуальное законодательство обязательного согласия потерпевшего при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве.

Так, А.Г. Корчагин, задаваясь вопросом, обеспечиваются ли права потерпевших при особом порядке принятая решения в случае заключения досудебного соглашения о сотрудничестве с подозреваемым (обвиняемым), отвечает на него утвердительно: «Дело в том, что по смыслу закона, права потерпевшего могут быть реализованы в ходе исследования вопросов, перечисленных в ч. 4 ст. 317.7 УПК. Каких-либо препятствий для участия потерпевшего в обсуждении этих вопросов закон не содержит».

В определении Конституционного Суда РФ от 2 февраля 2011 г. «По жадобе граждан Ковальчука Владимира Степановича и Ковальчук Тамары Николаевны на нарушение их конституционных прав частью второй ст. 317.6 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»3По жалобе граждан Ковальчука B.C. и Ковальчук Т.П. на нарушение их конституционных прав частью 2 ст. 317.6 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: определение Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 2011 г. № 1481-О-О // СПС «КонсультантПлюс». указывается на отсутствие необходимости и целесообразности согласия потерпевшего при заключении с подозреваемым (обвиняемым) досудебного соглашения о сотрудничестве, а также на то, что ограничение необходимости согласия потерпевшего по уголовному делу допускается в целях защиты прав и законных интересов других лиц и организаций от преступлений, возмещения причиненного вреда, восстановления конституционных прав и свобод, что соответствует конституционно оправданным целям (ч. 3 ст. 55 Конституции РФ). Судебное заседание и постановление приговора в отношении подсудимого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, проводятся в порядке, установленном ст. 316 УПК, с учетом требований ст. 317.7 УПК. В частности, ч. 4 ст. 317.7 УПК определяется круг дополнительных вопросов, подлежащих исследованию в таком судебном заседании. После провозглашения приговора судья разъясняет сторонам право и порядок его обжалования, предусмотренные главой 43 УПК (ч. 7 ст. 317.7 УПК).

При проведении судебного заседания в порядке ст. 317.7 УПК потерпевший может отстаивать свою процессуальную позицию по существу рассматриваемых вопросов и участвовать в их исследовании в условиях непосредственности и устности.

Таким образом, названные законоположения не лишают потерпевшего права возражать против рассмотрения в особом порядке уголовного дела, по которому заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, а в случае несогласия с принятым по его ходатайству решением суда — обжаловать это решение в вышестоящий суд посредством принесения жалобы на приговор. Следовательно, само по себе законодательное установление процедуры заключения досудебного соглашения о сотрудничестве не ограничивает доступа потерпевших от преступления к правосудию и не снижает гарантий защиты ими своих прав и свобод.

Как известно, при наличии досудебного соглашения обвиняемого о сотрудничестве прокурор предлагает учитывать смягчающие обстоятельства, а также может предложить иную норму уголовного закона, отличающуюся от первоначально вмененной. Иная норма уголовного закона, предложенная прокурором, может существенно отличаться от той, которая соответствует обстоятельствам совершенного преступления. Потерпевший же имеет право на объективное расследование уголовного дела и на правильную квалификацию действий обвиняемого. Если прокурор заинтересован в заключении досудебного соглашения о сотрудничестве и готов предложить иную статью уголовного закона обвиняемому, он должен получить на то согласие потерпевшего. По нашему мнению, это было бы справедливо. В ином случае потерпевший остается безмолвным статистом, который наблюдает, как заключается досудебное соглашение о сотрудничестве с обвиняемым, как изменяется квалификация действий обвиняемого, а он на эти процессуальные действия повлиять не может.

По нашему мнению, необходимо отметить правовую неопределенность по данному вопросу, допускающуюся главой 40.1 УПК. Важно отметить, что ст. 317.7 У11К имеет так называемый отсылочный характер и указывает на необходимость применения положений ст. 316 УПК. Последняя предполагает обязательное согласие потерпевшего на проведение особого судебного разбирательства. В то же время глава 40.1 УПК не упоминает потерпевшего и по смыслу не требует его согласия при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. Подобная правовая двойственность неуместна в действующем уголовно-процессуальном законодательстве и требует соответствующих коррективов, предполагающих четкое определение позиции и роли потерпевшего при заключении с подозреваемым или обвиняемым досудебного соглашения о сотрудничестве.

Таким образом, исходя из анализа положений ст. 317.7 УПК судебное заседание и постановление приговора в отношении подсудимого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, проводятся в общем порядке с учетом некоторых требований, предусмотренных данной статьей.

Судебное разбирательство может предполагать следующие особенности процедуры. Закон не указывает, в каком судебном заседании — открытом или закрытом — должно рассматриваться уголовное дело. Представляется, что в каждом конкретном случае необходимо руководствоваться общими нормами УПК о гласности судебного разбирательства, предусмотренными ст. 241 УПК. Кроме того, если материалы уголовного дела в целях обеспечения безопасности обвиняемому были выделены в отдельное производство, хранились в опечатанном виде, то судебное заседание должно проходить закрыто4См.: Головинская ИВ. Расширение перечня особых порядков судебного разбирательства в отечественном уголовном процессе: досудебное соглашение о сотрудничестве // Вестн. Владимир, юрид. ин-та. 2009. № 3 (12). С. 56..

По смыслу уголовно-процессуального закона при применении процедуры, предусмотренной главой 40.1 УПК, в ходе судебного разбирательства основное внимание должно уделяться вопросу о том, насколько добросовестно подсудимый выполнил условия досудебного соглашения о сотрудничестве, а вовсе не фактическим обстоятельствам дела и вопросу о виновности подсудимого. По нашему мнению, помимо выяснения указанных вопросов, подсудимый доводит свою позицию до суда о его согласии с предъявленным обвинением.

Согласно ст. 317.7 УПК судебное заседание начинается с изложения государственным обвинителем предъявленного подсудимому обвинения, после чего государственный обвинитель подтверждает содействие подсудимого следствию, а также разъясняет суду, в чем именно оно выразилось.

Особой актуальностью пользуются вопросы назначения подсудимому уголовного наказания. В связи с этим весьма значимым недостатком в области правовой регламентации анализируемого института выступает некий диссонанс положений главы 40.1 УПК с нормами УК РФ. Так, ч. 5 ст. 317.7 УПК предусматривается возможность с учетом положений ст. 80.1 УК освобождения судом от отбывания наказания лица, с которым было заключено досудебное соглашение о сотрудничестве. В свою очередь, ст. 80.1 УК предусматривает освобождение от наказания в связи с изменением обстановки только для лиц, впервые совершивших преступление небольшой или средней тяжести, если судом будет установлено, что вследствие изменения обстановки это лицо или совершенное им преступление перестали быть общественно опасными.

Анализ ст. 80.1 УК позволяет сделать выводы о необоснованности ее применения при принятии судебного решения в отношении подсудимого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве. Изменение обстановки, состоящее в утрате самим преступлением общественной опасности, вовсе не соответствует ситуации, складывающейся в связи с выполнением обвиняемым соглашения о сотрудничестве. Что же касается утраты общественной опасности лицом, совершившим преступление, то в случае соглашения о сотрудничестве речь скорее должна идти об утрате этим лицом опасности не вследствие изменения обычного (за рамками уголовного судопроизводства) поведения лица, что характерно для условий применения ст. 80.1 УК, а позиции, заключающейся в активном содействии расследованию преступления.

Анализ норм УПК РФ и УК РФ показывает, что при применении института соглашения о сотрудничестве при том правовом регулировании, которое устанавливается Федеральным законом № 141-ФЗ от 29 июня 2009 г., можно столкнуться с серьезными юридическими трудностями. В соответствии с ч. 5 ст. 317.7 УПК судья постановляет обвинительный приговор с учетом положений ч. 2 и 4 ст. 62 УК. Согласно ч. 2 ст. 62 УК при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных п. «и» и «к» ч. 1 ст. 61 УК, и при отсутствии каких-либо отягчающих обстоятельств срок и размер наказания не могут превышать 3/4 максимального срока или размера наиболее строгого наказания.

Учитывая тот факт, что институт досудебного соглашения о сотрудничестве направлен на противодействие групповым формам преступной деятельности, наличие положения в УК РФ, требующего отсутствия отягчающих обстоятельств, представляется очевидным препятствием для применения положений главы 40.1 УПК. В действительности же такие отягчающие обстоятельства, как рецидив преступления, наступление тяжких последствий в результате совершения преступления, использование оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и т.д., совершение преступления с особой жестокостью и ряд других, зачастую характерны для групповых форм преступной деятельности.

Кроме того, совершение преступления в составе группы лип, группы лиц по предварительному сговору или организованной группой согласно ст. 63 УК само по себе является отягчающим обстоятельством. Очевидно, что ч. 2 ст. 64 УК для лиц, заключивших досудебное соглашение о сотрудничестве, будет применяться ограничено.

Упущением института досудебного соглашения о сотрудничестве выступает расширительное толкование пределов обжалования приговора, постановленного в особом порядке: при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. Так, согласно ч. 7 ст. 317.7 УПК после провозглашения приговора судья разъясняет сторонам право и порядок его обжалования, предусмотренные УПК для обжалования в апелляционном порядке. Как уже отмечалось, подобная трактовка пределов обжалования судебного решения не отражает специфики особого порядка проведения судебного разбирательства при заключении с обвиняемым досудебного соглашения о сотрудничестве, в котором отсутствует судебное следствие как центральный этап всего судебного разбирательства.

Приговор в судебном разбирательстве постановляется в условиях, аналогичных принятию окончательного решения судом (судьей) при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением. Судебное заседание при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением проводится в порядке, установленном главами 35, 36, 38 и 39 УПК. В указанном перечне отсутствует глава 37 «Судебное следствие». Согласно ст. 317 УПК приговор, постановленный в соответствии со ст. 316 УПК, не может быть обжалован в апелляционном и кассационном порядке по основанию, предусмотренному п. 1 ст. 379 УПК.

В связи со сказанным выше представляется целесообразным в ст. 317.7 УПК внести соответствующие изменения и четко обозначить в ч. 7 невозможность обжалования судебного решения по основанию несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой или апелляционной инстанции. Данный вывод обосновывается тем, что в соответствии с ч. 1 ст. 317.7 УПК судебное заседание и постановление приговора в отношении подсудимого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, проводятся в порядке, установленном ст. 316 УПК с учетом требований ст. 317.7 УПК. Судебное следствие по таким категориям дел должно проводиться ограниченно, лишь с выяснением определенного круга обстоятельств.

В соответствии с ч. 4 ст. 317.7 УПК в рамках судебного разбирательства при заключении досудебного соглашении о сотрудничестве уголовно-процессуальный закон требует исследовать следующий круг вопросов:

  1. характер и пределы содействия подсудимого следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления;
  2. значение сотрудничества с подсудимым для раскрытия и расследования преступления, изобличения и уголовного преследования других соучастников преступления, розыска имущества, добытого в результате преступления;
  3. преступления или уголовные дела, обнаруженные или возбужденные в результате сотрудничества с подсудимым;
  4. степень угрозы личной безопасности, которой подвергались подсудимый в результате сотрудничества со стороной обвинения, его близкие родственники, родственники и близкие лица;
  5. обстоятельства, характеризующие личность подсудимого, и обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание.

Возникает вопрос, а в рамках какого этапа следует исследовать указанные обстоятельства. Предположим, что такие данные обстоятельства могут быть исследованы лишь в рамках судебного следствия, поскольку производство судебных действий, связанных с проверкой доказательств, согласно общим нормам возможно только в рамках указанного этапа судебного разбирательства. А это, в свою очередь, означает, что ч. 4 ст. 317.7 УПК противоречит ч. 1 ст. 316 УПК. Данное противоречие может быть преодолено путем внесения соответствующих изменений в ч. 1 ст. 316 УПК, разрешающих проводить судебное следствие в особом порядке судебного производства по вопросам, указанным в ч. 5 ст. 316 и ч. 4 ст. 317.7 УПК.

Кроме того, при заключении досудебного соглашении о сотрудничестве суду (судье) в любом случае следует разъяснять особый порядок производства при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением и тот факт, что обвиняемый, заключая досудебное соглашение о сотрудничестве, согласен с предъявленным ему обвинением.

Таким образом, рассмотрев основные проблемы, препятствующие реализации института досудебного соглашения о сотрудничестве, отметим, что правовая регламентация данного института требует необходимой корректировки, в противном случае ему не суждено заработать надлежащим образом и реализовать в целом положительные идеи законодателя. Несомненно, возможны и другие недоработки законодателя в области рассматриваемого института, однако именно вышеназванные являются наиболее значимыми и существенно влияющими на его «жизнеспособность». Введение в действующее уголовное и уголовно-процессуальное законодательство института «досудебное соглашение о сотрудничестве» является несомненным шагом вперед, но необходимо надлежаще урегулировать данное положение в законодательстве и устранить ряд пробелов и коллизий при его применении.

Isfic.Info 2006-2018