Курс уголовного процесса

Порядок постановления приговора


Постановление приговора является завершающим этапом судебного разбирательства. Он состоит из трех элементов: 1) совещания судей;

2) составления приговора; 3) провозглашения приговора.

Совещание судей. Оно начинается после удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора (по завершении произнесения подсудимым последнего слова). При этом суд обязан объявить участникам судебного разбирательства и присутствующей в зале публике время оглашения приговора (ч. 2 ст. 295 УПК РФ). Речь может идти о нескольких часах, днях или даже неделях, что зависит от объема и сложности уголовного дела, поскольку суду необходимо не только разрешить все вопросы, но и составить письменный текст приговора, нередко насчитывающий несколько десятков, а то и сотен страниц.

Совещание суда происходит в так называемой совещательной комнате, т.е. изолированном помещении, доступ в которое исключен для всех, кроме судей, входящих в состав суда по данному уголовному делу. Не допускаются и иные контакты с совещающимися судьями, в том числе по телефону и с помощью других средств телекоммуникации. В этом проявляется важнейшее правило тайны совещания судей. Во-первых, никто не должен знать, что происходит в совещательной комнате и каким-либо образом влиять на процесс принятия судом решений; во-вторых, судьи обязаны принимать решения исключительно на основании собственного внутреннего убеждения, сформированного в ходе судебного разбирательства, и собственных правовых знаний, не будучи вправе прибегать к чьей-то консультационной и т.п. помощи извне. При этом отсутствие контактов суда во время совещания с внешним миром следует понимать в юридическом, а не фактическом смысле. Понятно, что в ходе совещания, продолжающегося несколько дней или недель, судьи выходят из совещательной комнаты для обеда, отдыха, уходят по завершении рабочего дня домой и т.д. (ч. 2 ст. 298 УПК РФ). Однако любое их общение вне совещательной комнаты должно иметь исключительно бытовой (повседневный) характер и никоим образом не быть связано с обсуждением вопросов, прямо или косвенно касающихся разрешения уголовного дела.

Совещание судей как таковое (в фактическом смысле) имеет, конечно, место только при коллегиальном рассмотрении уголовного дела. Единоличному судье совещаться не с кем. Тем не менее на него также распространяется правило «совещательной комнаты» в плане обязанности находиться при постановлении приговора в недоступном для других помещении и запрета общения с внешним миром по любым вопросам, связанным с разрешением уголовного дела.

При коллегиальном рассмотрении уголовного дела совещание судей включает также голосование по вопросам, подлежащим разрешению при постановлении приговора. Все вопросы разрешаются большинством голосов, причем председательствующий голосует последним (ч. 2 ст. 301 УПК РФ). Исключение составляет только назначение наказания в виде смертной казни, где требуется единогласие всех судей, но ясно, что это положение в настоящий момент практического применения не имеет, так как суд не вправе назначать такое наказание. При голосовании ни один судья не вправе воздерживаться, так как дело в любом случае должно быть разрешено и отказ в правосудии недопустим. Здесь опять-таки существует одно исключение: судья, высказавшийся за постановление оправдательного приговора, вправе воздержаться от голосования по вопросам применения уголовного закона (квалификации преступления и назначения наказания). Его голос при равенстве голосов оставшихся двух судей присоединяется к голосу, поданному в пользу подсудимого, т.е. за более мягкую квалификацию и менее суровое наказание (ч. 3 ст. 301 УПК РФ).

Судья, оставшийся в меньшинстве, вправе составить письменное особое мнение, которое прилагается к приговору. Институт особого мнения является гарантией индивидуальной независимости судей — судью нельзя принуждать механически «присоединяться» к решению, если он с ним не согласен. При этом надо в любом случае исходить из неделимости приговора, т.е. приговор с особым мнением и приговор без особого мнения (единогласный) обладают абсолютно одинаковой юридической силой. Иначе говоря, особое мнение не влияет на целостность приговора как единого акта правосудия. Именно поэтому судья не вправе в особом мнении излагать позицию и суждения других судей, высказанные при постановлении приговора, иным образом раскрывать тайну совещания судей (ч. 5 ст. 301 УПК РФ). В то же время особое мнение может иметь значение для вышестоящего суда при обжаловании приговора, так как вышестоящий суд, безусловно, обязан изучить не только основной текст приговора, но и высказанные особые мнения. Впрочем, институт особого мнения не очень часто используется на практике в уголовном процессе, тем более что трем профессиональным судьям не так уж сложно выработать единую позицию по любому вопросу.

Составление приговора. Этап составления приговора тесно примыкает к совещанию судей: в практической плоскости разграничить их достаточно сложно, поскольку приговор составляется судом также в совещательной комнате. Более того, при единоличном рассмотрении уголовного дела, где совещания как такового нет вовсе, деятельность судьи в совещательной комнате, по сути, и сводится к составлению приговора.

До выхода суда (судьи) из совещательной комнаты должен быть составлен полный текст приговора, включающий вводную, описательно-мотивировочную и резолютивную части, что обычно занимает немало времени, особенно по сложным уголовным делам. Поэтому при коллегиальном рассмотрении дела длительное пребывание суда в совещательной комнате в большинстве случаев объясняется не ожесточенными спорами судей по тем или иным вопросам дела, а необходимостью составления единого многостраничного документа, который представляет собой приговор в физическом смысле. Этот приговор составляется судом на языке судопроизводства, т.е., как правило, на русском языке, и подписывается всеми судьями, включая судей, оставшихся при особом мнении.

Провозглашение приговора. Провозглашение приговора происходит после возвращения суда в зал судебного заседания с составленным письменным текстом приговора. На практике «возвращение» суда в тот же день имеет место только по несложным делам, где совещание судей и составление приговора занимают час или два. По сложным делам составить приговор в такой срок невозможно, поэтому суд, как отмечалось выше, перед удалением в совещательную комнату заранее объявляет дату и время провозглашения приговора, допустим, через неделю, в течение которой составляет в совещательной комнате приговор и в назначенный день и час провозглашает его в ходе автономного судебного заседания. Более того, само провозглашение приговора может занимать несколько дней, так как надо физически зачитать письменный текст, нередко состоящий из сотен страниц. В этом случае провозглашение приговора разделено перерывами, необходимыми для обеда, отдыха по окончании рабочего дня и т.д.

Приговор провозглашается в торжественной обстановке — все находящиеся в зале суда выслушивают его стоя, кроме, разумеется, тех, кому суд разрешает сидеть в силу состояния здоровья, возраста и т.д. Суд обязан зачитать полный текст приговора. Из этого правила есть два исключения. Во-первых, если уголовное дело рассматривалось в закрытом судебном заседании в случаях, указанных в ч. 2 ст. 241 УПК РФ (дела, где затрагивается государственная тайна; дела о преступлениях несовершеннолетних в возрасте до 16 лет и др.), то суд провозглашает лишь вводную и резолютивную части приговора, так как публичное оглашение описательно-мотивировочной части лишало бы смысла закрытие судебного разбирательства и приводило бы к недопустимому разглашению конфиденциальных данных. Во-вторых, аналогично решается вопрос в тех случаях, когда в целях обеспечения безопасности по делам о некоторых опасных преступлениях, предусмотренных ст. 205-206, 208 и др. УК РФ, суд по ходатайству одной из сторон принимает решение об участии в судебном разбирательстве содержащегося под стражей подсудимого посредством видеоконференц-связи (Федеральный закон от 21 июля 2014 г. № 251-ФЗ). В-третьих, после принятия Федерального закона от 6 декабря 2011 г. № 407-ФЗ суд может также принять решение об оглашении исключительно вводной и резолютивной частей приговора по делам об экономических преступлениях (ч. 7 ст. 241 УПК РФ). Это связано с необходимостью обеспечить защиту коммерческой тайны по требованию сторон. Впрочем, смысл данного нововведения понятен не до конца, поскольку судебное разбирательство таких дел в любом случае производится открыто (гласно). Скорее всего, такого рода мера была принята в связи с введением законодательных положений об обеспечении доступа к информации о деятельности судов', предполагающих размещение на сайтах судов вступивших в законную силу приговоров. По делам об экономических преступлениях, где описательно-мотивировочная часть не провозглашалась, размещаться в открытом доступе должны только вводная и резолютивная части соответствующих приговоров. В то же время при провозглашении в двух указанных случаях лишь вводной и резолютивной частей приговора суд обязан разъяснить сторонам порядок ознакомления с его полным текстом.

Особые мнения судей при провозглашении приговора также публично не оглашаются. До недавнего времени участники судебного разбирательства вовсе о них не извещались: с особыми мнениями знакомились лишь судьи вышестоящего суда, если к ним поступало дело после обжалования приговора одной из сторон. Логика такого подхода понятна: никто не должен пытаться делить приговоры на «полноценные» (без особых мнений) и «неполноценные» (с особыми мнениями), поэтому, дабы такого искушения ни у кого не возникало, особые мнения остаются неким «внутренним делом» судебной власти и пишутся одними судьями для других (вышестоящих). Однако сегодня законодатель от этого традиционного подхода несколько отошел. После принятия Федерального закона от 21 октября 2013 г. № 272-ФЗ, хотя особое мнение и не оглашается в зале суда, но председательствующий судья публично объявляет о его наличии, после чего разъясняет сторонам право ходатайствовать об ознакомлении с ним в течение трех суток после его изготовления, а также срок такого изготовления. Само особое мнение подлежит изготовлению не позднее пяти суток со дня провозглашения приговора. Строго говоря, данное нововведение критики не выдерживает и находится в явном противоречии с традиционным процессуальным регулированием. Во-первых, оно оставляет ложное впечатление, что особое мнение может быть вовсе не изготовлено (если стороны не заявили такого ходатайства), что противоречит ч. 5 ст. 301 УПК РФ, так как если судья не воспользовался правом на составление письменного особого мнения, то юридически особого мнения не существует (судья лишь остался в меньшинстве при голосовании, но особое мнение не изложил). Во-вторых, особое мнение должно составляться в совещательной комнате (ч. 5 ст. 301 УПК РФ), а не в течение пяти суток после провозглашения приговора. Поэтому перспективы применения новых положений УПК РФ в части ознакомления сторон с особыми мнениями туманны. Понятно, что они приведут не к росту числа особых мнений, а скорее к упадку данного института, поскольку сложно составлять особые мнения в условиях столь явных законодательных противоречий.

После провозглашения приговора суд обязан в течение пяти суток обеспечить вручение его копии осужденному (оправданному), его защитнику и обвинителю, а также потерпевшему, гражданскому истцу и ответчику, их представителям при наличии их о том ходатайства. Помимо того, одновременно с постановлением приговора суд должен решить ряд вспомогательных, но очень важных вопросов о передаче несовершеннолетних детей и других иждивенцев осужденного к лишению свободы обвиняемого на попечение близких родственников или государства; о принятии мер к охране остающихся без присмотра имущества и жилища лица, осужденного к лишению свободы и др. (ст. 313 УПК РФ).

Isfic.Info 2006-2021