Курс уголовного процесса

Свойства приговора


Каждый приговор, независимо от его вида (оправдательный или обвинительный), должен соответствовать определенным нормативным характеристикам, которые в российской уголовно-процессуальной доктрине принято называть свойствами приговора. Всего выделяют четыре обязательных свойства приговора. Три из них указаны в ст. 297 УПК РФ, специально посвященной этому вопросу. Здесь названы такие свойства, как законность, обоснованность и справедливость приговора. Четвертое свойство - мотивированность приговора - в ст. 297 УПК РФ не упомянуто, но его необходимость вытекает из ч. 4 ст. 7 УПК РФ и ни у кого не вызывает сомнений ни в теоретической, ни в практической плоскости.

Таким образом, постановленный судом приговор должен быть законным, обоснованным, справедливым и мотивированным. Приговор, не соответствующий хотя бы одному из названных свойств, не может считаться доброкачественным и подлежит отмене в установленном уголовно-процессуальным законом порядке.

Законность приговора означает, что он вынесен в соответствии с действующим уголовным и уголовно-процессуальным законом. Иначе говоря, это свойство отражает как соблюдение судом при проведении судебного разбирательства и постановлении приговора уголовно-процессуального законодательства (включая правила о подсудности, составе суда и т.п.) и необходимых уголовно-процессуальных форм, так и надлежащее применение им в приговоре материального уголовного закона.

Обоснованность приговора отражает его доказательственные характеристики, связанные с установлением фактических обстоятельств дела. Приговор будет обоснованным в том случае, когда суд точно установил с помощью допустимых, относимых и достоверных доказательств факты, необходимые для разрешения уголовного дела, надлежащим образом произвел оценку доказательств, разъяснил, по каким причинам он основывается на одних доказательствах и отвергает другие, и т.п. В конечном счете приговор суда является своего рода венцом уголовно-процессуального доказывания по конкретному делу, что и выражается таким его свойством, как обоснованность. Соответственно, мы считаем приговор необоснованным, когда не согласны с установленными судом фактами или с их интерпретацией.

Справедливость приговора является тем свойством, необходимость в котором возникает при появлении у суда права на усмотрение. Другими словами, в том случае, когда закон предоставляет суду выбор между несколькими возможностями, каждая из которых с формальной стороны одинаково законна, но требует учета индивидуальных обстоятельств дела, оценка качества данного выбора может осуществляться только с помощью категории «справедливость». Такая ситуация возникает при назначении судом наказания, поскольку российский уголовный закон исходит из принципа индивидуализации наказания и во всех случаях предоставляет суду выбор не только вида, но и размера наказания (относительно-определенные санкции). Следовательно, несправедливым будет такое наказание, которое формально назначено в установленных законом рамках, но с учетом обстоятельств дела выглядит завышенным или заниженным, что и приводит к несправедливости приговора. Если же исходить из модели абсолютно определенных санкций, которая исторически отвергается в России, но по некоторым преступлениям допускается в иных правопорядках (например, в США), то тогда категория «справедливость приговора» утрачивает какой-либо смысл, поскольку при признании лица виновным в совершении определенного преступления наказание, включая вид и размер, следует автоматически. Поэтому в такой ситуации можно говорить лишь о законности или незаконности приговора (в аспекте наказания), но не о его справедливости.

В то же время следует иметь в виду, что приведенную трактовку понятия справедливости приговора нельзя считать универсальной. Она существует главным образом в отечественном национальном доктринальном контексте. Здесь толкование категории «справедливость приговора» является достаточно узким и, если угодно, техническим, поскольку справедливость рассматривается лишь как одно из свойств приговора, существующее наряду с другими свойствами (законностью, обоснованностью и др.) и затрагивающее исключительно вопросы назначения наказания. В сравнительно-правовом смысле понятие «справедливость» часто понимается в более широком ключе, когда справедливый приговор рассматривается в качестве результата справедливого судебного разбирательства, что связано с ныне весьма распространенным доктринальным англо-американским понятием fair trial. При таком подходе понятие «справедливость» становится некоей надстройкой над всеми остальными характеристиками как судебного разбирательства, так и приговора, в силу чего несправедливым будет и незаконный, и необоснованный, и немотивированный приговор, т.е. приговор, выглядящий ущербным из-за каких-то серьезных процессуальных пороков судебного разбирательства (например, отказа исследовать доказательства защиты или нарушения правил подсудности). Данный подход получил широкую известность в деятельности Европейского суда по правам человека, для которого несправедливым является любой приговор, постановленный с нарушением требований ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, где закреплены требования к справедливому судебному разбирательству. Для российской уголовно-процессуальной доктрины, старающейся не смешивать понятия справедливости, законности, обоснованности, мотивированности приговора и стремящейся каждое из них наполнить автономным содержанием, столь широкое понимание «справедливости приговора» не характерно. Однако его отголоски можно увидеть в наметившейся концептуализации фундаментального принципа справедливости уголовного процесса, что стало одной из новейших тенденций развития российской уголовно-процессуальной науки, хотя речь здесь далеко не всегда идет о влиянии практики ЕСПЧ и понятия fair trial.

Мотивированность приговора характеризует юридическую аргументацию сделанных судом выводов при применении норм права. Если обоснованность приговора (в том числе в части изложения мотивов, по которым суд принял одни доказательства, отверг другие и т.д.) относится к фактическим обстоятельствам дела, то мотивированность stricto sensu — к основанным на них выводам юридического характера, например, в части квалификации деяния, применения положений общей части уголовного закона (соучастие, стадии совершения преступления, обстоятельства, исключающие преступность деяния, правила назначения наказания и др.), разрешения гражданского иска и т.п. Иначе говоря, от суда требуется не только применить нормы права в соответствии с законом, но и предоставить подробный письменный юридический анализ (правовые мотивы) своего решения по каждому из вопросов, которые требуется разрешить при постановлении приговора. Не зная правовых мотивов, которыми руководствовался суд при принятии решений, приговор нельзя ни полноценно обжаловать, ни оценить в вышестоящей судебной инстанции с точки зрения его соответствия закону.

Немотивированные и необоснованные судебные решения могут существовать только в тех случаях, когда осуществление правосудия доверяется непрофессиональным судьям (представителям народа), от которых нельзя требовать юридической аргументации. Кроме того, такие решения, как правило, не подлежат автономному инстанционному обжалованию. Хрестоматийным примером является вердикт присяжных заседателей, который не обосновывается с доказательственной точки зрения и не мотивируется с правовой точки зрения и который нельзя обжаловать отдельно от приговора. Помимо суда присяжных, встречаются и иные примеры подобного рода. Скажем, английские магистратские суды, в большинстве случаев состоящие из непрофессионалов, также по общему правилу не мотивируют (не обосновывают) свои приговоры - они излагают их правовые мотивы только по требованию сторон и исключительно в целях обжалования приговора в вышестоящую инстанцию.

В этом смысле требование мотивированности приговора является непременным атрибутом профессиональной уголовной юстиции, для которой характерно также поступательное инстанционное движение дела по жалобам сторон, когда вышестоящий профессиональный суд пересматривает решения нижестоящего профессионального суда, для чего первому необходимо ознакомиться с юридическими выводами, к которым пришел второй. В некоторых случаях, например, при классической европейской кассации, без знания юридических аргументов соответствующий способ пересмотра приговоров вовсе существовать не может, поскольку речь идет об обжаловании приговоров исключительно по правовым основаниям. Поскольку в России, помимо вердикта присяжных заседателей, все остальные судебные решения по существу уголовного дела (приговоры) выносятся профессиональными судьями (единолично или коллегиально), то мотивированность является неотъемлемым свойством любого приговора, невзирая на отсутствие упоминания о ней в ст. 297 УПК РФ.

Isfic.Info 2006-2021