Уголовное право. Общая часть

Неосторожная форма вины и ее виды


В соответствии с законом, преступлением, совершенным по неосторожности, признается деяние, совершенное по легкомыслию или небрежности (ст. 26 УК РФ).

По общему правилу преступление, совершенное по неосторожности, менее опасно, чем умышленное деяние, ибо в этих случаях лицо, как правило, не намеривается вообще совершать преступление. Чаще происходит нарушение каких-либо правил (техники безопасности, противопожарных, обращения с оружием, безопасности движения на автотранспорте и т.п.), которое влечет за собой наступление общественно опасных последствий, превращающих проступок в преступление.

Однако необходимо иметь в виду, что, во-первых, неосторожная форма вины — это одна из опасных разновидностей невнимательности, неосмотрительности, а иногда даже равнодушия и неуважения к интересам личности, общества в целом и, во-вторых, в условиях научно-технического прогресса заметно увеличивается число неосторожных преступлений практически во всех сферах деятельности человека.

Лица, обязанные по роду своей службы (работы) соблюдать определенные правила, требования, из-за беспечности, легкомыслия, недисциплинированности нарушают их, причиняя огромный ущерб жизни, здоровью людей, окружающей среде. Поэтому уголовно-правовые способы реагирования на совершение неосторожных преступлений вполне оправданы и социально необходимы.

Преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий.

Интеллектуальный критерий преступного легкомыслия состоит из осознания виновным общественной опасности совершаемого действия (бездействия), предвидения абстрактной возможности наступления общественно опасных последствий.

Абстрактное предвидение означает, что лицо сознает неправомерность своих действий, понимает (предвидит), что такие действия в принципе могут повлечь за собой общественно опасные последствия, но считает невозможным их наступление в данном конкретном случае.

Волевой критерий определяется тем, что лицо не желает наступления последствий, более того, стремится не допустить их с помощью каких-то реально существующих факторов (сил).

Прежде всего виновный имеет в виду собственные личные качества — опыт, мастерство, силу, ловкость, профессионализм; действия других лиц, механизмов, даже стихийные силы природы. Однако расчеты его оказываются легкомысленными, самонадеянными. Виновный либо не знает законов развития причинной связи между деянием и грозящими последствиями, либо, что чаще встречается в судебной практике по делам с этим видом вины, не учитывает каких-то привходящих обстоятельств, которые существенно меняют развитие причинной связи. Не срабатывают механизмы, не включаются силы, на которые рассчитывало лицо.

Эта надежда, хотя и необоснованная, самонадеянная, существенно отличает преступное легкомыслие от косвенного умысла, при котором такой расчет вообще отсутствует. Виновный может «рассчитывать на авось», т.е. на удачу, везение, судьбу, но не на конкретные реальные обстоятельства и силы. По этой причине преступное легкомыслие является менее общественно опасным, чем косвенный умысел.

Преступное легкомыслие отграничивается от косвенного умысла по интеллектуальному и волевому критериям:

интеллектуальный критерий определяет характер предвидения — при косвенном умысле лицо предвидит реальную возможность наступления преступных последствий, а при легкомыслии — только их абстрактную возможность;

волевой момент как косвенного умысла, так и легкомыслия заключается в нежелании наступления последствий, однако при косвенном умысле лицо безразлично относится к их наступлению, либо сознательно их допускает, либо «надеется на авось», тогда как при легкомыслии оно рассчитывает на конкретные жизненные обстоятельства, которые способны предотвратить наступление последствий, однако этот расчет оказывается легкомысленным.

Преступная небрежность характеризуется тем, что лицо не предвидит возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия. Таким образом, интеллектуальный критерий состоит в том, что лицо не сознает общественной опасности совершаемых им действий (бездействия).

Происходит это потому, что лицо не намеревается совершать преступление, а нарушает какие-либо правила, запреты санитарно-эпидемиологические правила и т.п.) либо всем понятные житейские правила предосторожности. Отсюда — лицо не предвидит общественно опасных последствий своего деяния, причем непредвидение вовсе не означает отсутствие всякого психического отношения к происходящему, а представляет особую форму этого отношения. Непредвидение последствий при небрежности свидетельствует о пренебрежении лица к требованиям закона, правилам общежития, интересам других лиц.

Волевой критерий — лицо, при необходимой внимательности и предусмотрительности, должно было и могло предвидеть эти последствия. По существу, лицо, совершающее преступление с преступной небрежностью, упрекают за то, что оно, имея реальную возможность предвидеть общественно опасные последствия своих действий, не проявляет должной внимательности, осмотрительности, заботы, направленной на недопущение общественно опасных последствий.

Обязанность предвидеть последствия своих поступков теоретически, в идеале, является характерным признаком для всех дееспособных здравомыслящих людей. Но коль скоро в законе говорится об уголовной ответственности за проявленное кем-то преступно небрежное отношение к объектам, охраняемым именно уголовным законом, то и условия ответственности следует оговорить с предельной точностью.

Вопрос о возможности человека сознавать факт нарушения им каких-то правил и предвидеть наступившие в результате этого общественно опасные последствия должен решаться с учетом конкретной обстановки и индивидуальных особенностей лица, привлекаемого к уголовной ответственности. В соответствии с этим, в законе и науке уголовного права выделяются два критерия преступной небрежности: объективный и субъективный.

Объективный критерий преступной небрежности носит нормативный характер и означает, что обязанность предвидеть общественно опасные последствия возлагается на определенных лиц, которые должны выполнять свои обязанности, строго соблюдая предписанные правила поведения, проявляя должную внимательность и предусмотрительность. Обязанность предвидеть основывается на прямом указании закона либо вытекает из профессиональных обязанностей лица, из договорных, семейных отношений, правил общежития.

Однако для привлечения к уголовной ответственности одного объективного критерия недостаточно. Необходимо еще выяснить, мог ли конкретный человек, привлекаемый к уголовной ответственности, предвидеть общественно опасные последствия от его неправомерного поведения.

Субъективный критерий преступной небрежности означает индивидуальную способность лица по своим личностным качествам предвидеть наступление общественно опасных последствий от совершаемых им конкретных действий. Личностными (сугубо индивидуальными) качествами виновного считаются образовательный, интеллектуальный уровень развития, наличие или отсутствие отклонений в психике, профессиональный и жизненный опыт, состояние здоровья на момент выполнения действий, вызвавших наступление последствий, состояние опьянения и др.

Выяснение названных качеств и сопоставление их с особенностями ситуации, в которой совершается деяние, позволяет установить, могло ли данное лицо предвидеть общественно опасные последствия.

Являясь видом неосторожной вины, небрежность имеет некоторое сходство с преступным легкомыслием. Общим для них в интеллектуальном критерии является отсутствие предвидения виновным реальной возможности наступления общественно опасных последствий. Вместе с тем они различаются между собой по целому ряду признаков, относящихся как к интеллектуальному, так и волевому критериям.

Интеллектуальный критерий: при легкомыслии лицо осознает общественно опасный характер своих действий, тогда как при небрежности он не сознает опасности своего поведения; при легкомыслии лицо предвидит абстрактную возможность наступления последствий, а при небрежности не предвидит их наступления, однако должно было их предвидеть (объективный критерий) и могло их предвидеть (субъективный критерий).

Волевой критерий: в легкомыслии он характеризуется легкомысленным расчетом на предотвращение преступных последствий, основанном на реальных жизненных обстоятельствах, при небрежности — непроявлением должного напряжения психических процессов, которое не позволяет ему предвидеть наступление последствий своего поведения.

Преступную небрежность как вид неосторожной вины необходимо отграничивать также от случайного, невиновного причинения вреда. Случай (казус) может характеризоваться либо полным отсутствием как объективного, так и субъективного критериев преступной небрежности, либо отсутствием одного из них.

При невиновном причинении вреда лицо не предвидит, не должно и не могло предвидеть наступления общественно опасных последствий либо должно было, но не могло их предвидеть.

Таким образом, если отсутствуют и объективный, и субъективный критерии преступной небрежности либо один из них, лицо, допустившее наступление последствий, считается невиновным, а сами последствия оцениваются как несчастный случай.

Isfic.Info 2006-2021