Уголовное право. Общая часть

Понятие вины


Теория уголовного права, российское законодательство и правоприменительная практика последовательно на протяжении многих лет исповедуют принцип субъективного вменения, означающий установление уголовной ответственности за совершение деяния только при наличии вины. На это прямо указывает ст. 5 УК РФ, и, в развитие этого принципа, ст. 28 УК РФ закрепляет положение о непризнании преступлением деяния, совершенного при отсутствии вины.

В теории уголовного права понятие и значение вины для правоприменительной деятельности вызывали неоднозначные суждения, и в отдельные исторические периоды развитие науки уголовного права влияло на правоприменительную практику в позитивном либо негативном плане.

Объяснение этому следует искать не только в трактовке понятия вины с позиции господствующего класса (в определенные исторические периоды развития государства), но и в объективной трудности ее исследования.

Вина не поддается визуальному наблюдению исследователя, судить о ее наличии либо отсутствии можно по действиям, поступкам лица, однако это суждение будет верным лишь при учете всех признаков вины (мотива, цели, эмоций), умении разграничивать смежные составы преступления, схожие по другим элементам, учитывать возможность допущения ошибки субъектом при совершении деяния. Только в этом случае проявляется характеристика вины как психического отношения лица к совершаемому им конкретному общественно опасному деянию и его последствиям, выражающейся в форме умысла или неосторожности.

Психическое отношение связано с процессом мышления, сознанием лица, совершающего преступления, поэтому обязательной предполагаемой вины является вменяемость субъекта и достижение им возраста уголовной ответственности. Однако развитие учения о вине связано с особенностями понимания свободы воли, лежащей в основе уголовной ответственности.

Н. С. Таганцев отмечает, что в русском праве первые зачатки объективности за вину, а не за сам факт причинения вреда, выражаются уже в Русской Правде, отличавшей «злоумышленность» в убийствах и ограблении имущества от таких же деяний, совершенных без вины. Субъективный внутренний элемент деяния в дальнейшем получает развитие в эпоху уставных грамот и судебников.

Так, по уставной книге разбойного приказа при совершении убийства требовалось выяснять, умышленно или по неосторожности «пьяным делом» совершено преступление. Сообразно с этим устанавливалось и наказание. Соборное Уложение более подробно различает виды виновности, хотя и оно тоже еще далеко не свободно от примеров объективного вменения и установления ответственности за факт, а не за выразившуюся в нем «преступную волю» (там же).

Состояние объективного и избирательного вменения прослеживается и в законодательных актах XVII-XIX вв., в частности в Уложении о наказаниях 1845 г., хоть и при большем по сравнению с предыдущими законодательными актами крене в сторону объективного вменения.

Объективное вменение по закону устанавливалось за сам факт причинения вреда при решении вопросов ответственности юридических лиц. Так, если денежная пеня налагалась как наказание на юридические лица в целом, то каждый участник того объединения уплачивать часть ее как наказание без всякого отношения к его личной виновности. Такой же принцип ответственности возлагался по политическим, религиозным преступлениям, где ответственность могла быть установлена и для самого лица, совершившего такое преступление, и для членов его семьи, хотя член семьи не принимал участия в совершенном деянии.

Конец XVIII — начало XIX в. считается периодом провозглашения в философии и отдельных работах правоведов принципов субъективного вменения и личной уголовной ответственности за совершение общественно опасного деяния, которое и становится преступлением только при сочетании объективного и субъективного факторов: деяния при наличии вины в форме умысла или неосторожности. Однако потребовалось весьма продолжительное время, чтобы этот принцип обрел свое законодательное воплощение в УК РФ 1996 г.

Развитие учения о вине в советский период времени также проходило не прямолинейно. В разные периоды развития советского государства высказывались различные суждения о понятии и значении вины для привлечения к уголовной ответственности.

Особенно остро проходила дискуссия о сущности вины в 1950-е гг. между сторонниками «психологического» и «оценочного» понимания вины.

Суть оценочного понимания вины (Н. Д. Дурманов, Б. С. Утевский) сводилась к отрицанию вины как объективной категории, существующей вне сознания правоприменителя и подлежащей доказыванию по каждому случаю совершения общественно опасного деяния.

Вина, по мнению сторонников такого понимания, — это отрицательное суждение судьи о поведении лица, совершившего общественно опасное деяние, и убеждение, что на основании этой оценки лицо должно подвергаться уголовной, а не какой- либо иной ответственности.

Критикуя в ходе развернувшейся дискуссии позицию Б. С. Утевского, А. А. Пионтковский заметил, что эта позиция в науке не нова. Ее задолго до этого выдвигал немецкий ученый-криминалист Г. Вельцель. Она была характерна в целом для нормативистской школы права. В конечном счете, именно эта позиция привела к замене понятия вины как объективной категории, подлежащей доказыванию в ходе судебного рассмотрения уголовного дела, суждением судьи о наличии или отсутствии вины в действиях подсудимого.

Принятие этой концепции вины способствовало бы внедрению субъективизма при решении судьи о привлечении к уголовной ответственности, привело бы к нарушению закона, произволу по отношению к гражданам, совершившим общественно опасные деяния. Концепция оценочного понимания вины была решительно отвергнута учеными России.

Суммируя высказывания на этот счет научных работников Н. С. Алексеева, В. Г. Смирнова, М. Д. Шаргородского и других, А. А. Пионтковский указал: «Глубоко ошибочна подмена индивидуальной вины преступника, существующей до того, как было вынесено какое-либо мнение суда по делу, существующей объективно, вне сознания судьи, отрицательным суждением судьи об общественно опасном поведении преступника».

Таким образом, в российской науке уголовного права, законодательстве и судебной практике вина рассматривается как объективная категория, существующая на момент совершения преступления конкретным лицом, проявляющаяся в его действиях и характеризующая психическое отношение лица к совершенному им деянию и его последствиям.

Усилия юристов-правоприменителей должны быть направлены на установление и доказательство наличия вины в форме умысла или неосторожности в действиях лица, привлекаемого к уголовной ответственности.

В теоретическом плане вину необходимо рассмотреть в нескольких аспектах, каждый из которых высвечивает определенную грань этого понятия:

  1. психологический, в процессе которого исследуется участие сознания и воли лица в совершаемых им действиях. Раскрывая понятие вины, юристы пользуются такими психологическими понятиями умысла и неосторожности, как интеллектуальный и волевой моменты, сознание, предвидение последствий и т.п.;
  2. уголовно-правовой аспект подчеркивает то обстоятельство, что понятие умысла и неосторожности используется лишь применительно к преступлениям. В принципе об умысле и неосторожности можно говорить применительно к любому поведению и поступку человека. Однако если речь идет о поступках, не являющихся преступлениями, то о вине как уголовно-правовом понятии не может быть и речи. Вина приобретает уголовно-правовое значение только тогда, когда умышленно или неосторожно совершается общественно опасное деяние, признанное преступлением;
  3. предметный аспект тесно связан с уголовно-правовым, но вместе с тем имеет свою специфику. Он означает, что вина как абстрактное понятие не существует, она должна связываться с совершением конкретного деяния. Лицо признается не вообще виновным, а виновным в совершении, например, кражи, хулиганства или другого какого-либо конкретного преступления. Только при таком предметном рассмотрении вины уменьшается риск вынесения неправосудного приговора за мысли, убеждения, деяния, хотя объективно и связанные с преступлением, но совершенными при отсутствии вины;
  4. социальный аспект вины означает, что лицо, совершая преступление умышленно или неосторожно, посягает на важнейшие социально-политические ценности, такие, как права и свободы человека и гражданина, собственность, общественный порядок и общественная безопасность, окружающая среда, конституционный строй российского государства, мир и безопасность человечества.

Совершая преступление умышленно, лицо сознает, что посягает на указанные объекты уголовно-правовой охраны, предвидит общественно опасные последствия своих действий и желает либо сознательно допускает их наступление. Такое психическое отношение лица к совершаемому им деянию, опасному для отдельных лиц, их прав и свобод либо в целом для общества и государства, заслуживает морально-политического порицания со стороны общества и государства.

При неосторожном совершении деяния, опасного для личности, общества, государства, лицо признается виновным потому, что проявляет недопустимое легкомыслие или недостаточную внимательность и осмотрительность в своем поведении, вследствие чего существенно страдают названные объекты уголовно-правовой охраны. Отсутствие должной внимательности и осторожности, приведшее к наступлению общественно опасных последствий, также заслуживает морального осуждения.

Правовой формой социального порицания (осуждения) является приговор суда, в котором именем Российской Федерации общественно опасное деяние признается преступлением, а лицо — виновным в его совершении с назначением вида и размера назначения.

С учетом всех названных аспектов можно дать следующее определение. Вина — это психическое отношение лица к совершаемому им конкретному общественно опасному деянию и к его общественно опасным последствиям, выраженное в форме умысла или неосторожности, в котором проявляется антисоциальная направленность деятельности виновного, порицаемое судом от имени Российской Федерации.

В УК РФ 1996 г. глава «Вина» значительно расширена. Базируясь на достижениях науки уголовного права и практике применения уголовно-правовых норм, она содержит пять норм. Из них три полностью новые и две обновленные как терминологически, так и по существу. Новыми являются нормы о понятии вины.

двойной форме вины, невиновном причинении вреда. Важным достижением действующего УК РФ является и определение сущности и значения вины через ее формы, указанные в законе.

Isfic.Info 2006-2021