Уголовное право. Общая часть

Уголовная ответственность лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемость


Между полноценным психическим здоровьем и состоянием невменяемости отсутствует резкая граница. В связи с этим возникает вопрос об ответственности лиц, совершивших общественно опасное деяние в промежуточном между нормой и патологией состоянии. Это состояние одни авторы именуют «уменьшенной вменяемостью», другие — «ограниченной вменяемостью», третьи — «пограничной вменяемостью».

Термин «ограниченная вменяемость» употреблялся в ст. 19 Основ уголовного законодательства Союза ССР и республик 1991 г. В 1997 г. ограниченно вменяемыми были признаны 2,9 тыс. человек, к 293 из них были применены медицинские меры.

Впервые термин «уменьшенная вменяемость» стал употребляться в XIX веке в уголовных законах германских государств (Вюртенбергский 1839 г., Гессенский 1841 г., Саксонский 1841 г., Брауншвейгский 1840 г., Саксен-Алътенбургский 1841 г.). Аналогичные законодательные положения были и в некоторых других странах: Дании, Финляндии, Мексике и др.

Российскому уголовному законодательству это понятие было неизвестно. Хотя ст. 146 Уложения о наказаниях 1845 г. в числе обстоятельств, «уменьшающих вину», предусматривала совершение лицом преступления «по легкомыслию или слабоумию, глупости и крайнему невежеству, которым воспользовались для вовлечения его в преступление».

Не употребляется этот термин и в действующем Уголовном кодексе (несмотря на то, что в некоторых проектах УК присутствовал термин «ограниченная вменяемость»), хотя ст. 22 УК РФ описывает институт, именуемый в доктринальной литературе ограниченной (уменьшенной) вменяемостью.

Вопрос об уменьшенной вменяемости в правовой литературе долгое время является дискуссионным. Существуют различные мнения о самом понятии ограниченной вменяемости, ее соотношении с понятием вменяемости, ее источниках, а также о том, отягчает или смягчает она наказание, и можно ли к таким лицам применять превентивные меры.

Представители классической школы уголовного права, исходя из идеалистической оценки свободы воли, считали источником преступления злую волю, выступающую как самостоятельное духовное начало. У невменяемых злая воля не есть проявление свободы воли, поэтому они вообще не несут ответственности. При душевной болезни лицо, совершающее деяние в результате болезни, менее свободно, чем здоровое лицо. Поэтому оно уменьшено вменяемо.

Представители социологической школы делили преступников на случайных и хронических, которые совершают преступления под влиянием психических аномалий. Для последних они предлагали даже превентивное заключение, так как причину преступления видели в этих аномалиях, «опасном состоянии». П. И. Люблинский, М. Н. Гернет, А. Н. Трайнин в Международном союзе криминалистов справедливо критиковали эту позицию.

Наиболее реакционной была антропологическая школа. Ферри даже обсуждал вопрос о смертной казни прирожденных преступников и душевнобольных, представляющих опасность для общества.

Некоторые авторы в принципе отвергают концепцию уменьшенной вменяемости (В. X. Кандинский, В. П. Сербский), считая, что преступление может быть совершено либо в состоянии вменяемости, либо в состоянии невменяемости, среднего состояния быть не может.

Ряд юристов и психиатров говорили о пограничной вменяемости как промежуточном состоянии между нормой и патологией. В научной литературе некоторые ученые повели речь о «третьем лице» в уголовном праве наряду с вменяемыми и невменяемыми, являющемся субъектом преступления, но обладающем специальными свойствами (Н. Г. Иванов, И. И. Брыка).

Сторонники третьей позиции утверждают, что уменьшенная вменяемость существует, но это не промежуточная категория, а составная часть вменяемости. Эту точку зрения разделил и российский законодатель, установивший, что если лицо во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своего деяния либо руководить им, то оно подлежит уголовной ответственности, т.е. признается вменяемым.

При определении медицинского критерия ограниченной вменяемости на сегодняшний день можно выделить три подхода:

1) психические расстройства, не исключающие вменяемости;

2) психические расстройства непсихотического уровня, которые нередко называют психическими аномалиями (это наиболее распространенный подход). Психическими расстройства- ми (психические аномалии), порождающими такое состояние, являются все расстройства психической деятельности, не достигшие психотического уровня, не являющиеся патологией, оказывающие несколько «смягченное» воздействие на психику лица в сравнении с психической болезнью, не исключающие вменяемости, но влекущие личностные изменения, которые могут привести к отклоняющемуся поведению (Ю. И. Антонян, С. В. Бородин).

К числу таких расстройств относят нередко выраженные шизофренические дефекты, алкоголизм, психопатии, остаточные явления черепно-мозговых травм, органические заболевания центральной нервной системы, олигофрению в легкой степени дебильности, наркоманию и т.п. Наличие этих психических аномалий составляет медицинский критерий ограниченной вменяемости:

3) аномалии психики или неболезненные психические расстройства. Н. Г. Иванов и И. И. Брыка предлагают все психические аномалии подразделять на аномальные состояния и аномальные процессы.

Аномальные состояния определяются относительным постоянством психофизиологических реакций, носят временный, непостоянный характер и зависят от определенных биологических факторов (например, два крайних типа темперамента: холерический и меланхолический; неврозы и психопатии, которые также характеризуются дисбалансом психофизиологических процессов возбуждения и торможения; акцентуации характера). Аномальные процессы — это временные психические развития, которые нарушают баланс процессов возбуждения и торможения (беременность, аффект).

Сравнение признаков медицинского критерия невменяемости и ограниченной вменяемости позволяет сделать вывод об их идентичности по форме (по мнению большинства юристов и психологов), но отличию по степени психических расстройств.

В литературе справедливо критиковали формулировку ст. 22 УК РФ, которая объединила психиатрическое понятие (психические расстройства) с юридическим (не исключающие вменяемости). Поэтому эксперты, давая заключение, вынуждены выходить за рамки своей компетенции.

Юридическим критерием ограниченной вменяемости является невозможность в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своего деяния (интеллектуальный признак) и невозможность в полной мере руководить своим поведением (волевой признак). Наличие медицинского и юридического критерия позволяет суду констатировать у лица наличие психических расстройств, не исключающих вменяемости.

Возникает вопрос: как, в какой степени уменьшенная (ограниченная) вменяемость должна влиять на решение вопроса об уголовной ответственности и наказании?

Многие представители социологической и антропологической школ считали лиц с психическими аномалиями представляющими повышенную общественную опасность и предлагали в ряде случаев применять в отношении них превентивные меры.

Существует мнение, что уменьшенная вменяемость уменьшает степень вины (И. Е. Авербух, И. А. Семенцова). Это мнение основано на посылке, что вменяемость есть предпосылка вины. Существует и другое мнение, что ограниченная вменяемость уменьшает не степень вины, а лишь ответственность лица за содеянное (Ю. М. Антонян, С. В. Бородин, Е. И. Цымбал, И. А. Кудрявцев). Такой же позиции придерживается, например, законодатель ФРГ.

По мнению большинства, уменьшенная вменяемость должна учитываться судом как смягчающее обстоятельство при избрании вида и размера наказания. Законодатель не включил подобные психические расстройства в перечень обстоятельств, смягчающих наказание (ст. 61 УК РФ), но в то же время суд, учитывая все обстоятельства дела, может признать эти аномалии смягчающим обстоятельством.

Нам представляется, что не во всех случаях, когда такие расстройства психики имеют место, они должны быть учтены судом при избрании меры наказания. Так, не следует их учитывать, если они не играли существенной роли в процессе совершения преступления. Например, лицо, страдающее психопатией возбудимого круга, совершает кражу.

В этом случае смягчение наказания не имеет под собой достаточных оснований, ибо какое отношение имеет вспыльчивость и возбудимость к незаконному завладению чужим имуществом?

Трудно отнести к смягчающим обстоятельствам и психические расстройства, характеризующиеся повышенной агрессивностью и стремлением к немедленному удовлетворению возникших потребностей.

С другой стороны, психические отклонения, характеризующиеся затруднением восприятия действительности, замедленной реакцией на внешние факторы, с большим основанием могут служить смягчающим обстоятельством.

Кроме того, это состояние может быть учтено при оценке личности виновного.

К лицам, совершившим преступления и страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, судом наряду с мерами уголовного наказания могут быть применены принудительные меры медицинского характера (ст. 99 УК РФ).

Isfic.Info 2006-2021