Уголовное право. Общая часть

Исполнение приказа или распоряжения


Последним среди обстоятельств, исключающих преступность деяния, закон называет исполнение приказа или распоряжения — ст. 42 УК РФ. Данное обстоятельство является новеллой в российском уголовном законодательстве. Причинение вреда при исполнении приказа или распоряжения не влечет уголовной ответственности в силу отсутствия вины у непосредственного причинителя последствий. Данная норма гарантирует правовую безопасность исполнителя приказа, повышает ответственность начальников.

Отдельные исследователи (А. Н. Трайнин) не считали нужным относить исполнение приказа к самостоятельному обстоятельству, исключающему преступность деяния, другие (И. И. Слуцкий) настаивали на их самостоятельной природе и необходимости предусмотреть исполнение приказа в уголовном законодательстве.

Приказ является разновидностью психического принуждения. Поэтому даже в случае совершения преступления лицо может быть не подвергнуто уголовной ответственности, если будут соблюдены условия крайней необходимости. Т. Орешкина приводит пример по ч. 2 ст. 136 УК РФ, когда ректор одного вуза дал приказ подчиненным под угрозой увольнения не принимать в учебное заведение жителей Кавказа, Закавказья и Средней Азии.

С апреля 1992 г. по декабрь 1993 г. в российском законодательстве существовало конституционное положение, распространявшееся на всех должностных лиц и граждан РФ, о том, что исполнение явно преступного приказа влечет за собой ответственность по закону.

Приказ или распоряжение — это основанное на законе или подзаконных актах властное требование о выполнении каких-либо действий от лица, наделенного правом отдавать приказ, к лицу, обязанному его исполнить. В области военной службы применяются только приказы устные или письменные; в сфере гражданской службы применяются только распоряжения.

Приказ или распоряжение действуют либо до выполнения изложенных в них требований, либо до истечения срока, указанного в них, либо до их отмены. Приказ или распоряжение могут отдавать не только подчиненным по службе, например, госавтоинспектор может отдать распоряжение водителям, санитарные врачи — гражданам и т.п. По форме они могут быть устными, письменными, жестами. Они могут быть простыми и квалифицированными.

Законодательство и практика управленческой деятельности исходит из презумпции законности всех приказов и распоряжений начальников и их обязательности для исполнения подчиценными. Но, несмотря на это, существуют пределы обязательности выполнения требований начальника.

В XVII в. Т. Гоббс разработал теорию слепого и безответственного подчинения приказу начальника, рассматривая подчиненного лишь как орудие в руках начальника, орудие, лишенное способности действовать по своей воле. Подобная теория не разделяется юристами современности. Подчиненный как субъект, наделенный свободой воли, способен дать оценку законности полученного приказа или распоряжения и принять решение об их исполнении или неисполнении.

Вопрос об уголовной ответственности подчиненных за вред, причиненный в процессе исполнения приказа, решается по-разному в зависимости от того, какой приказ или распоряжение исполнялись: законный, незаконный или преступный.

Законным считается приказ, отданный своему подчиненному, в рамках свой компетенции, с соблюдением установленной формы и не противоречащий по своему содержанию велениям закона.

Незаконный приказ нарушает одно из перечисленных условий, т.е. либо он отдан некомпетентным лицом, либо веления приказа выходят за пределы компетенции данного лица, либо не соблюдена форма и процедура отдачи приказа или распоряжения, либо в нем содержатся требования совершить деяния, нарушающие закон. Разновидностью незаконного приказа является преступный приказ, т.е. приказ, предписывающий совершить деяние, предусмотренное нормами уголовного закона и направленное на причинение вреда здоровью, правам граждан, собственности, а также интересам общества и государства.

В теории уголовного права обосновывались различные мнения о пределах обязательности исполнения приказов и распоряжений в области военной и гражданской службы. У военных граница повиновения считалась более высокой, поэтому лишь исполнение явно преступного приказа могло повлечь привлечение к уголовной ответственности исполнителя этого приказа.

Действующий УК РФ уравнял ответственность военных и штатских за исполнение приказа. В настоящее время лицо независимо от его правового статуса, должности и профессии, исполнившее обязательный для него приказ, в результате чего был причинен вред охраняемым уголовным законом интересам, освобождается от уголовной ответственности. Уголовную ответственность за причинение такого вреда несет лицо, отдавшее незаконный приказ или распоряжение. Это лицо будет признано исполнителем преступления.

Но если лицо совершит умышленное преступление во исполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения, т.е. исполнит преступный приказ, то оно несет уголовную ответственность на общих основаниях. На основании п. «ж» ч. 1 ст. 61 УК РФ исполнение такого приказа будет рассматриваться лишь как обстоятельство, смягчающее наказание. Еще в ст. 8

Устава Нюрнбергского трибунала было указано: «Тот факт, что подсудимый действовал по распоряжению правительства или приказу начальника, не освобождает его от ответственности». Но исполнитель не понесет ответственности, если он не осознавал незаконности приказа.

Лицо, издавшее преступный приказ или распоряжение, также не освобождается от уголовной ответственности. Он должен быть признан подстрекателем или организатором преступления, так как отдача приказа или распоряжения является одним из способов склонения субъекта к совершению преступления или одним из способов руководства совершением преступления. В литературе предлагается также вменять начальнику, если он является должностным лицом, еще и ст. 286 УК РФ. Если исполнитель отказался исполнить преступный приказ, то начальнику вменяется приготовление к преступлению на основании ч. 5 ст. 34 УК РФ.

Если в приказе ставится лишь задача, которую должен решить подчиненный, но не предписывается способ ее решения, то возможны две ситуации, сопряженные с причинением вреда законным интересам при исполнении такого приказа. Если достижение этой цели возможно единственным способом, и этот способ преступен, то уголовной ответственности подлежат и исполнитель, и лицо, отдавшее приказ.

Если же решение поставленной задачи возможно как преступным, так и законным способом, а подчиненный самостоятельно избрал первый из них, то уголовной ответственности подлежит лишь исполнитель приказа. Так же должен решаться вопрос и в случае, когда исполнитель вышел за рамки предписанного приказом.

Если преступный приказ отдает лицо, наделенное специальными признаками субъекта, а исполнитель ими не обладает, то каждый должен отвечать по соответствующей части статьи, например, за незаконное проникновение в жилище представителем власти по ч. 1 и 3 ст. 139 УК РФ.

Несмотря на то что ст. 332 УК РФ устанавливает уголовную ответственность для военнослужащих за неисполнение приказа, неисполнение заведомо незаконного приказа не считается преступным и исключает уголовную ответственность. Тем более не наступает уголовная ответственность штатских за неисполнение заведомо незаконного, преступного приказа или распоряжения.

Isfic.Info 2006-2021