Уголовное право. Общая часть

Условиями правомерности необходимой обороны, относящимися к посягательству


Условиями правомерности необходимой обороны, относящимися к посягательству, являются общественная опасность, действительность и наличность посягательства.

Первое условие правомерности — общественная опасность посягательства означает, что данное деяние причиняет существенный вред интересам личности, общества, государства. Недопустима необходимая оборона против правомерных действий, таких, например, как меры по задержанию преступника, законный обыск, арест и т.п.

Сопротивление, оказываемое представителям власти, должностным лицам при осуществлении ими своих законных функций, не может рассматриваться в качестве обстоятельства, исключающего преступность деяния, хотя теория и практика уголовного права не отрицает возможности необходимой обороны против незаконных действий должностных лиц.

Правда, одни авторы (А. А. Пионтковский) утверждают, что защита от противоправных действий должностных лиц возможна, лишь если эти действия связаны с посягательством на личность. Другие (Н. Н. Паше-Озерский) считают, что обороняться можно только от очевидно преступных и формально незаконных действий должностных лиц, например при необоснованном аресте без судебного решения.

Оборона возможна только против нападения, не основанного на законе или праве. Поэтому недопустима защита против действий, совершаемых в процессе необходимой обороны. Однако если имела место провокация нападения, то лицо не может ссылаться на необходимую оборону. Например, если субъект вызвал раздражение и тем самым подтолкнул гражданина на посягательство с целью расправиться с ним под видом обороны.

Второе условие правомерности — действительность посягательства означает, что оборона допустима лишь против реального посягательства, которое существует в объективной действительности, а не в воображении обороняющегося. Отсутствие этого условия позволяет говорить о мнимой обороне. Мнимая оборона есть ситуация, когда лицо под влиянием фактической ошибки причиняет вред гражданину при отсутствии реального нападения (кажущееся нападение) с его стороны. Вопрос об уголовной ответственности за вред, причиненный в состоянии мнимой обороны, должен решаться по правилам фактической ошибки.

В п. 13 постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 16 августа 1984 г. № 14 «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств» разъяснено:

  • — лицо подлежит освобождению от уголовной ответственности за вред, причиненный в состоянии мнимой обороны, если оно добросовестно заблуждалось относительно реальности нападения и при этом не превысило пределов кажущегося нападения. Пьяный П. стал ломиться в дом к незнакомым людям, бил окна, сквернословил, угрожал убийством. В доме была Ж. с шестилетней девочкой. Она взяла топор и причинила ему тяжкий вред здоровью;
  • — при тех же самых обстоятельствах, если имела место несоразмерность характера и интенсивности защиты характеру и интенсивности кажущегося нападения, субъект понесет наказание при смягчающих обстоятельствах — как за превышение пределов необходимой обороны. Инкассатор Г. вместе с Ш. приехал за деньгами. Г. зашел в магазин, Ш. и водитель сидели в машине, к которой подошли четверо пьяных, просили подвезти, открыли дверцу. Ш. ударил открывшего дверь ногой по руке. Тот схватил Ш. за ногу. Ш. решил, что на них напали грабители, и выстрелом ранил в ногу одного из пьяных. Г. выскочил из магазина и открыл стрельбу по убегающим. Проходивший мимо К. спрятался за бочку, но затем вышел из укрытия, Г. увидел приближающегося К. и, считая, что он нагнулся, чтобы взять камень для нападения, выстрелом в голову без предупреждения причинил ему тяжкий вред здоровью;
  • — виновный будет отвечать за неосторожное причинение вреда, если он не осознавал мнимости посягательства, но по обстоятельствам дела мог и должен был это осознавать;
  • — и наконец, лицо будет отвечать за умышленное причинение вреда, если обстановка была такова, что объективно не было оснований заблуждаться относительно истинного характера происходящего и отсутствия нападения и субъект лишь в силу собственной мнительности и буйства фантазии вообразил существование нападения. Г. ночью в овраге увидел двух людей и решил, что они хотят его ограбить. Когда они подошли к нему, Г. ударом ножа убил одного из них.

Третье условие правомерности — наличность посягательства. Существование нападения в действительности еще не порождает права на необходимую оборону. Необходимо, чтобы это нападение было налично, т.е. либо уже началось и еще не завершилось, либо непосредственно предстоит, грозит немедленно начаться, когда промедление с оборонительными действиями смерти подобно.

Как говорилось в Воинском артикуле Петра I, «не должен себе есть от противника первый удар ожидать, ибо через такой первый удар может такое причиниться, что и противиться весьма забудет». Оборона допускается не только в случае начавшегося посягательства, но и при наличии реальной угрозы нападения (п. 5 названного постановления Пленума).

Высшая судебная инстанция неоднократно исправляла ошибки нижестоящих судов, признавая наличие необходимой обороны в случае, когда лицо лишь пыталось нанести удар обороняющемуся.

Именно этим условием наличности необходимая оборона отличается от несвоевременной обороны (преждевременной или запоздалой), которая осуществляется против не начавшегося или завершенного нападения. Разновидностью преждевременной обороны является применение различного рода устройств и приспособлений, используемых собственником для охраны своего движимого и недвижимого имущества.

Примером такого устройства может служить капкан, установленный Димой Семицветовым из кинофильма «Берегись автомобиля» в своей автомашине. Вопрос о правомерности таких оборонительных действий был поднят в немецкой литературе Г. Беккером. Сторонники принятия упредительных мер ссылаются на то, что все эти капканы, самострелы и т.п. приборы сработают и причинят вред лицу именно в момент осуществления посягательства, и поэтому не имеет значения тот факт, что они были установлены заранее.

Ведь никто же не отрицает возможность необходимой обороны, если защита осуществлялась заранее взятым оружием. При этом упускается из виду тот факт, что в момент посягательства не существует угрозы применения насилия, так как все эти приспособления предназначены для охраны имущества от тайного похищения.

Поэтому законным можно признать оборудование таких устройств лишь при условии, что они могут сработать только в момент посягательства в отношении посягающего и не способны причинить существенный ущерб здоровью (например, забор из колючей проволоки, устройства для изобличения и задержания взломщиков касс телефонов-автоматов и т.п.).

Моментом окончания необходимой обороны является момент фактического окончания посягательства. Оно может быть завершено при добровольном оставлении нападения, в силу отражения его защищающимся или третьими лицами либо при достижении цели нападения. Во всех этих случаях отпадает и право на необходимую оборону.

Часто причинение вреда после прекращения или предотвращения нападения является актом мести, самочинной расправы, судом Линча. Это не может служить основанием для освобождения от уголовной ответственности, но с учетом предыдущего неправомерного поведения нападавшего может быть смягчающим обстоятельством.

Но если защита последовала непосредственно за актом хотя бы и оконченного нападения, но по обстоятельствам дела для обороняющегося не был ясен момент его окончания, то лицо признается действовавшим в состоянии необходимой обороны. Это несвоевременная извинительная оборона, разновидность мнимой обороны, запоздалая оборона.

Вопрос об уголовной ответственности за вред, причиненный во время несвоевременной обороны, должен решаться, как и при мнимой обороне, по правилам фактической ошибки.

Соблюдение условий правомерности, относящихся к характеристике нападения, не способно быть основанием для освобождения от уголовной ответственности. Необходимо, чтобы и оборонительные действия отвечали определенным требованиям, условиям.

Isfic.Info 2006-2021