Публичное право и экономика

Национализация как антипод приватизации


Понятие национализации в генетической памяти российского человека ассоциируется с тотальной национализацией (экспроприацией) времен Октябрьской революции (разумеется, имеются и сторонники повторения тех октябрьских событий). Специалистами же во всем мире национализация рассматривается в качестве нормального процесса, чередующегося с приватизацией и представляющего собой способ смены формы собственности.

Российское законодательство о национализации находится в фазе своего становления. В Конституции России говорится о возможности принудительного отчуждения имущества для государственных нужд при условии предварительного и равноценного возмещения (ч. 3 ст. 35). По Гражданскому кодексу РФ обращение в государственную собственность имущества, находящегося в собственности граждан и юридических лиц (национализация), производится на основании закона с возмещением всех убытков (ст. 235). Такого закона в настоящий момент нет, зато существует несколько законопроектов, дискуссии по которым больше происходят не в юридической, а в политической плоскости.

Действующее законодательство предусматривает прямую возможность национализации лишь в области авиации. Федеральный закон «О государственном регулировании развития авиации» устанавливает, что государство в целях обеспечения своих интересов в области развития авиации вправе на основании федерального закона национализировать (обратить в государственную собственность) имущество, находящееся в собственности физических и юридических лиц (ст. 13). Разумеется, законодательство отдельно дает общие гарантии иностранным инвесторам при национализации (ст. 8 Федерального закона «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации»). Имеются и нормы, которые ничем не обеспечены и лишены реального содержания — например, ст. 53 Федерального закона «Об охране окружающей среды»: при приватизации и национализации имущества обеспечиваются проведение мероприятий по охране окружающей среды и возмещение вреда окружающей среде.

Имеется другой сходный с национализацией процесс, именуемый деприватизацией (возврат в публичную собственность ранее приватизированного имущества). Собственно, это подвид национализации, и в этом смысле национализация в стране уже проводилась не раз. Почти всегда это связано с приватизацией предприятия по конкурсу и невыполнением условий конкурса. Так, Конституционным Судом РФ была проверена норма Закона о приватизации 1997 г.— постановление КС РФ от 25 июля 2001 г. № 12-П «По делу о проверке конституционности п. 7 ст. 21 Федерального закона «О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации» в связи с запросом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации».

Согласно данному пункту закона, в случае невыполнения победителем коммерческого конкурса инвестиционных и (или) социальных условий, а также ненадлежащего их выполнения, в том числе нарушения промежуточных или окончательных сроков выполнения таких условий и объемов их выполнения, объект приватизации, приобретенный победителем коммерческого конкурса, подлежит безвозмездному отчуждению в государственную или муниципальную собственность. Получается, что в этом случае победитель коммерческого конкурса лишается средств, уплаченных по сделке приватизации.

До момента выполнения покупателем инвестиционных и (или) социальных условий объект приватизации по коммерческому конкурсу остается в публичной собственности, а покупатель — победитель коммерческого конкурса до вступления в права собственника осуществляет лишь права владения и пользования объектом приватизации (п. 2 и 4 ст. 21).

Необходимой предпосылкой для перехода права собственности по договору купли-продажи государственного или муниципального имущества на коммерческом конкурсе является исполнение включенных в договор инвестиционных и (или) социальных условий (ст. 21 и п. 2 ст. 28 Федерального закона «О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации»). Поэтому прежде всего при подведении итогов исполнения указанных обязательств гражданско-правового характера — хотя для сторон не исключается возможность определять и иные условия договора (п. 4 ст. 421 и ст. 422 ГК РФ) — должна обеспечиваться защита прав сторон в процессе приватизации.

При этом на этапе подведения итогов выполнения инвестиционных и (или) социальных условий конкурса важно соблюдение баланса интересов сторон по договору, чтобы исключалась односторонняя оценка, которая автоматически влечет возврат объекта приватизации собственнику. Отсюда следует, что факт невыполнения условий конкурса не может фиксироваться только самим продавцом, без какого бы то ни было участия другой стороны договора — победителя коммерческого конкурса, без учета его позиции при подведении итогов исполнения договора, тем более при наличии спора.

Поэтому только суд может установить факт невыполнения условий конкурса, установив при этом все обстоятельства, связанные с исполнением договора купли-продажи на приватизационном конкурсе, в том числе должны быть выяснены вопросы о том, в каком объеме выполнены обязательства, какое имущество и денежные средства должны быть возвращены каждой из сторон, произведены ли дополнительные инвестиции — как предусмотренные, так и не предусмотренные условиями конкурса, возможно ли в связи с этим неосновательное обогащение, причинен ли сторонам и подлежит ли возмещению ущерб и др.

В итоге Суд признал, что оспариваемое положение п. 7 ст. 21 Федерального закона «О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации» не может служить основанием для изъятия имущества у победителя коммерческого конкурса и его возврата в бесспорном порядке публичному собственнику и тем самым не исключает судебную защиту прав участников процесса приватизации, в том числе с использованием предусмотренных гражданским законодательством способов и средств защиты прав субъектов договора, и как таковое не противоречит Конституции Российской Федерации.

Isfic.Info 2006-2021